ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не пытаюсь добиваться твоего расположения.

– А надо бы.

Ева бросила взгляд на Рено и сдержала сердитые слова, готовые сорваться у нее с языка.

В глазах и складках рта Рено не было прежней мягкости. Он был страшно зол. Когда он заговорил, его голос был холодным, как и его зеленые глаза.

– Благодари бога, что Рейли заслуживал пули, – резко произнес Рено. – А если бы ты подставила под мой револьвер какого-нибудь деревенского парнишку, я вынужден был бы отдать тебя Слейтеру. Тебе это едва ли понравилось бы. Слейтер относится к разряду тех добрых людей, к которым ты благоволишь.

– Все же он не может быть хуже Рейли Кинга, – с горечью проговорила Ева, вспомнив ту ночь, когда она поздно вернулась из салуна и увидела, что учинил Рейли с Лайэнами. – Никто не может быть хуже него.

– Слейтер имеет настолько отвратительную репутацию среди женщин, что об этом не стоит рассказывать даже девочке из салуна.

– Разве Слейтер пытал старика, который хотел продать золотое кольцо и купить лекарство для умирающей жены? – резко спросила Ева. – А после того, как старик умер, разве Слейтер достал нож и прикончил больную старуху?

Голос Евы пресекся. Она сжала кулаки, пытаясь взять себя в руки.

– О чем ты говоришь? – тихо спросил Рено.

– Рейли Кинг замучил дона Лайэна до смерти, пытаясь вызнать, где было спрятано кольцо с изумрудами и журнал с картой сокровищ. Донна пыталась остановить Рейли, но болезнь сделала ее настолько беспомощной, что она не могла поднять пистолета…

Рено прищурился.

– Так вот как Рейли узнал про карту…

Ева энергично кивнула.

– Когда Рейли покончил с доном, он взялся за донну.

– Зачем? Он не поверил, что ее муж сказал ему правду?

– Ах, – с горечью вздохнула Ева, – просто он хотел…

Ее голос дрогнул, она замолчала. Как ни пыталась она проглотить подступивший к горлу ком, ей это не удавалось, и она не могла выдавить из себя ни слова, чтобы рассказать, что сделал Рейли с донной Лайэн.

– Не надо, – остановил ее Рено.

Он приложил ладонь к ее губам, словно запечатывая горестные слова, которые Ева пыталась выговорить.

– Я думаю, что Рейли и Слейтер, по большому счету, – одного поля ягоды, – проговорил Рено мягко.

Ева схватила Рено за руку.

– Скажи мне, – воскликнула она горячо, – ты убил Рейли Кинга?

Рено кивнул.

Она издала продолжительный вздох и сказала:

– Спасибо… Я не знаю, как бы мне удалось это сделать.

Лицо Рено вновь приняло суровое выражение.

– Ты по этой причине подставила меня? – спросил он.

– Я не подставляла тебя!.. Я не думала, что так получится!

– Но ты увидела шанс и воспользовалась им.

Ответ Евы был твердым:

– Да!

– А затем схватила банк и убежала.

– Да.

– Оставив меня умирать…

– Нет!

Из груди Рено вырвался звук, который вряд ли можно было назвать смехом.

– Мы близко подошли, gata. Мы почти достигли ее!

– Кого?

– Истины.

– Истина в том, что я спасла тебе жизнь.

– Спасла? – переспросил Рено. – Девочка, ты сделала все возможное, чтобы меня ухлопали!

– Когда я не услышала стрельбы… – начала Ева.

– Ты была разочарована? – перебил ее Рено.

–…я повернулась посмотреть, что происходит, – продолжила она, игнорируя его реплику. – Рейли выхватил оружие, и ты убил его, а мужчина по имени Стимер вынул ружье, чтобы выстрелить тебе в спину. Я выстрелила в него раньше.

Неожиданно Рено засмеялся.

– Ну, ты сейчас хороша, gata! Очень хороша! Огромные глазища и серьезный, дрожащий рот… Ты это сделала первоклассно!

– Но…

– Побереги свои пухлые губки для чего-нибудь получше, чем ложь!

– Я стреляла в Стимера! – в отчаянии воскликнула она.

– Угу. Но целилась в меня. Для этого ты и повернулась. Ты боялась, что я отправлюсь в погоню и отберу выигрыш…

– Нет! Все было не так. Я…

– Сдавай партию, – резко сказал Рено. – Ты испытываешь мое терпение.

– Но почему ты мне не веришь?

– Потому что человек, который верит лгунье, шулерше и девчонке из салуна, гораздо глупее Рено Морана.

Его пальцы снова обхватили круглое бедро Евы. И снова она не смогла оттолкнуть его.

– Я не лгунья! – проговорила она горячо. – Но я была рабыней, у меня не было выбора, какую работу выполнять или во что одеваться.

Голос Евы дрожал от гнева, она продолжила, не позволив Рено перебить себя.

– Но ты веришь только худшему во мне, – сказала она, – ты не даешь себе труда увидеть иное… И я очень сожалею, что не позволила Стимеру выстрелить тебе в спину!

От удивления Рено на момент ослабил давление на девичье бедро. Дрожащими руками Ева быстро обмотала вокруг себя одеяло, полностью прикрыв свое тело. Румянец гнева и унижения горел на ее щеках..

Рено подумал о том, чтобы сдернуть одеяло с Евы. Ему понравилось любоваться девичьими округлыми формами и бархатными тенями, просвечивающими из-под тонкой ткани лифчика и панталон. Ее гнев удивил и заинтриговал его. Женщины, уличенные во лжи, обычно становятся мягкими и осторожными и стараются внести коррективы в свою версию.

Но не эта девушка, которая называла себя Вечерняя Звезда. Что-то неуловимо таинственное было в ее глазах.

Рено вынужден был признать, что, сколько бы он ни говорил худого о Еве, у нее были отвага и характер. Он ценил это в мужчинах, женщинах и лошадях.

– Не пори горячку, – сказал, растягивая слова, Рено. – Я могу сейчас подняться и уехать отсюда, оставив тебя Слейтеру.

Ева постаралась не выказать страха, который внезапно пронизал ее при мысли о Джерико Слейтере.

– Очень жаль, что ты и его не застрелил, – прошептала она.

Рено услышал. У него были не только проворные руки, но и тонкий слух.

– Я не наемный убийца.

Она осторожно прищурила глаза, уловив резкость его тона.

– Я знаю.

Его холодные глаза довольно долго изучали ее, затем он кивнул головой.

– Хорошенько запомни это, – сказал он резко. – И не делай из меня больше исполнителя своих замыслов.

Она кивнула.

Рено поднялся на ноги, сделав это неторопливо и элегантно, и в этом движении было что-то кошачье, хотя он уверял, что на кошку похожа Ева.

– Одевайся, – приказал он. – Мы можем поговорить о прииске Лайэнов, пока ты будешь готовить завтрак.

Рено помолчал.

– Ты ведь умеешь готовить, я надеюсь?

– Конечно, любая девушка это умеет.

Рено улыбнулся, вспомнив огненноволосую британскую аристократку, которая не могла даже вскипятить воды, когда вышла замуж за Вулфа Лоунтри.

– Не любая, – возразил Рено.

Его довольная улыбка заинтриговала Еву. Это казалось невероятным, как жаркий день зимой.

– Кто она была? – спросила Ева.

– Кто?

– Девушка, которая не умела готовить.

– Британская леди. Самое изумительное создание, которое я когда-либо встречал. Волосы – как огонь и цвета морской волны глаза.

Ева сказала себе, что зародившееся в ней чувство не могло быть ревностью.

– И что же случилось? – осведомилась она небрежно.

– Что ты имеешь в виду?

– Если она такая привлекательная, почему же ты не женился на ней?

Рено распрямился и посмотрел на Еву с высоты своего огромного роста.

Она не отодвинулась ни на шаг. Она просто стояла и ждала ответа на свой вопрос, как будто не было никакой разницы ни в росте, ни в силе между ней и мужчиной, который мог бы сломать ее, как сухой прутик.

Этим качеством Ева напоминала ему Джессику и Виллоу. Признав это, он нахмурился. Ни Джессика, ни Виллоу не относились к числу тех, кто мог обманывать, воровать и играть в карты в салуне.

– Или прелестная аристократка отвергла громилу с ружьем? – проявила настойчивость Ева.

– Я не громила. Я золотоискатель. Но Джесси отказала мне не по этой причине.

– Она предпочитает джентльменов? – предположила Ева.

Скрывая раздражение, Рено взял шляпу и натянул ее на непослушные черные волосы.

10
{"b":"18150","o":1}