ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тем не менее именно это происходило. Интерес к нему она впервые ощутила, когда он сел за игорный стол. Вся последующая сцена только усилила ее чувство.

Рено еще раз пропустил жемчуг между пальцами, затем положил его в мешочек из оленьей кожи и сунул в карман.

Следующая вещь, на которую он наткнулся в сумке, был мягкий кожаный сверток, перевязанный ремешком. Рено вынул его и с недоумением развернул. Два длинных тонких металлических стержня с насечками на тупых концах легли на его ладонь с тихим музыкальным звоном.

«Черт побери, – подумал Рено, – испанская волшебная лоза!.. Хотел бы я знать, умеет ли она этим пользоваться».

В задумчивости Рено вновь замотал большие тупые иглы и положил их обратно в сумку.

Затем его пальцы нащупали старую, высохшую кожу испанского журнала. Он открыл его, удостоверился, что это тот самый журнал, и переправил к себе.

Остальные вещи, находящиеся в сумках девушки, несколько смутили Рено. Мальчишеский жакет, красное платье, еще одно платье из мешковины, мальчишеская белая рубашка и черные брюки – вот и все, что там было. Кольца он не нашел. Не обнаружилось и золотых монет, которые Ева прихватила вместе с кольцом.

Было очевидно, что богатство и удача ее не баловали. С другой стороны…

– Ты продолжаешь тянуться к своему дробовику, – сказал Рено, не поднимая взгляда, – и я вынужден буду стащить тебя с матраса и поучить хорошим манерам.

Ева похолодела от ужаса. Вплоть до последнего мгновения она готова была поклясться, что незнакомец не подозревает о ее пробуждении.

– Кто вы такой? – спросила она.

– Мэт Моран, – представился он, заталкивая одежду назад в сумку. – А многие меня называют Рено.

Глаза у Евы расширились от удивления, превратившись в золотые блюдца. Она слыхала о человеке, которого звали Рено. Он был искатель приключений и один из лучших стрелков, но он никак не искал драк, как и никогда не сдавал внаем свое опасное мастерство. Он просто шел своей дорогой в поисках золотых россыпей в сезон высокогорного лета и испанских золотых кладов в зимние месяцы.

В первое мгновение у Евы появилась сумасшедшая мысль юркнуть в подлесок, спрятаться и выждать, пока Рено не надоест ее искать. Но тут же она эту идею отвергла.

Ленивая медлительность Рено больше не вводила ее в заблуждение. Она видела его в салуне и знала, с какой ловкостью и быстротой он действовал. Лайэны часто хвалили Еву за быстрые пальцы, но у нее не было сомнений, что человек по прозвищу Рено был проворнее ее. Она не сделает и трех шагов, как он ее поймает.

– Ты не хотела бы сказать мне, где находится мое кольцо? – спросил через некоторое время Рено.

– Твое? – возмутилась Ева. – Оно принадлежало дону и донне Лайэнам!

– Пока ты не украла его и не проиграла Рейли Кингу, а я не выиграл его у этого парня, – заявил Рено, стрельнув в ее сторону холодными, как лед, глазами. – После этого кольцо стало моим.

– Я не крала его!

Рено засмеялся. В этом смехе не было и тени тепла.

– Конечно, gata, – согласился он, сардонически улыбаясь, – ты не украла кольцо. Ты его просто выиграла в карты и, конечно, совершенно случайно при этом была твоя раздача.

Гнев охватил Еву, напрочь вытеснив волнующие ощущения, которые она испытала, глядя на сильную мужскую руку, перебиравшую жемчуг. Гнев притупил осмотрительность. Ее рука вновь скользнула к дробовику, лежавшему под одеялами.

– На самом деле, – сказала Ева резко, – кольцо забрали под дулом пистолета у умирающего человека.

Рено бросил на нее пренебрежительный взгляд и продолжил исследование сумок.

– Если ты не веришь мне… – начала она.

– Почему же, я верю тебе, – перебил он. – Я и не подозревал, что ты можешь так гордиться ограблением.

– Вовсе не я держала пистолет у виска!

– Ага, у тебя был партнер…

– Черт побери, почему ты не выслушаешь меня! – воскликнула Ева, рассвирепев оттого, что Рено принял ее за вора и грабителя.

– Я слушаю. Только я не слышу того, что не заслуживает доверия.

– Слушай, попробуй-ка заткнуться!.. Ты узнаешь много интересного, если придержишь язык.

Уголок рта Рено слегка приподнялся, и это была его единственная реакция. С отсутствующим видом он шарил в сумке, пытаясь отыскать кольцо. Его рука нащупала то, что, без сомнения, было золотыми монетами, и эта находка полностью завладела его вниманием.

– Я так и думал, что у тебя не было времени их потратить, – произнес Рено с удовлетворением. – У старика Джерико не разгуляешься, он быстро…

Рено, не досказав фразы, отшвырнул сумку и в пружинистом броске вырвал дробовик из рук Евы.

Насколько Ева помнила дальше, мощные руки Рено выдернули ее из-под одеял и поволокли, словно куль с мукой. Ее обуял страх. Не долго думая, она мгновенно и резко выбросила колени вверх между ног Рено, как тому учила ее донна Лайэн. Рено успел защититься от удара, не потерпев при этом ущерба. Когда Ева нацелилась ногтями ему в глаза, он спрятал лицо на ее горле и прижал Еву к земле.

Раньше чем Ева отдала себе отчет в случившемся, она лежала на спине, не в состоянии сопротивляться, защитить себя, шелохнуться или даже сделать глубокий вдох. Огромное тело Рено накрыло ее, выдавив воздух из легких и боевой пыл из тела.

– Отпусти меня, – выдохнула она.

– Ты считаешь меня дураком? – спросил он сухо. – Одному богу известно, каким еще трюкам научила тебя твоя мама.

– Мать умерла еще до того, как я запомнила ее лицо.

– Угу, – согласился Рено, которого, видимо, не тронули ее слова. – Ты, конечно, бедная сиротка, за которой некому было присмотреть.

Ева стиснула зубы, пытаясь сдержать гнев.

– Между прочим, так оно и есть.

– Бедненькая gata, – произнес Рено холодно. – Перестань рассказывать мне душещипательные истории, а то я разрыдаюсь от жалости.

– Я бы хотела, чтобы ты слез с меня.

– Зачем?

– Ты меня раздавишь. Я даже дышать не могу.

– В самом деле?

Рено посмотрел на порозовевшее, красивое, разъяренное лицо, которое было так близко от его губ.

– Ну да, – сказал он низким голосом. – Тебе ведь не составит труда наболтать с три короба.

– Слушай, ты, переросток и громила с ружьем, – заявила ледяным тоном Ева. Затем поправилась: – Нет, ты просто вор, который грабит тех, кто гораздо слабее… м-м-м…

Поток слов Евы Рено быстро пресек очень неожиданным способом. Он припечатал свой рот к ее рту.

Какое-то время она была настолько потрясена, что продолжала неподвижно лежать под тяжестью его теплого огромного тела. Затем она почувствовала, как его язык толкается между ее зубами, и девушку охватила паника. Отчаянно брыкаясь, она попыталась сбросить Рено.

Рено засмеялся, не выпуская ее рта, и постепенно перенес всю тяжесть тела на нее, пришпилив ее к земле огромным весом, пресекая все попытки сопротивления и не останавливая своих исследований с помощью языка.

Бешеная бесплодная борьба лишь измотала Еву, ей не хватало воздуха. Она попыталась сделать вдох, но не могла.

Мир вокруг стал вначале серым, затем черным, стремительно закрутился и куда-то поплыл.

Слабый, еле слышный вскрик, который она успела издать, теряя сознание, оказался более эффективным, чем все ее отчаянные попытки сопротивления. Рено приподнял голову, ослабил давление на ее тело, и Ева наконец смогла вздохнуть.

– Это тебе второй урок, – заявил Рено спокойно, когда в ее золотых глазах появилось разумное выражение.

– Что ты… имеешь… в виду? – с трудом произнесла она.

– Я быстрее тебя. Это первый урок. Я сильнее тебя. Это второй урок. А третий урок…

– М-м-м… какой?

Рено загадочно улыбнулся, посмотрел на дрожащие губы Евы и проговорил хрипло:

– Третий урок нужно извлечь мне.

Он увидел ее широко открытые, недоумевающие глаза и снова улыбнулся.

На сей раз Ева поняла, почему улыбка показалась ей загадочной. Она была слишком неуловимой, тонкой для такого огромного человека, как Рено Моран.

– Я узнал, что от твоих губ легко потерять голову, – сказал он просто.

5
{"b":"18150","o":1}