ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо Рейн побелело. Мысль о том, что мать могла попасть в руки негодяя, никогда не приходила ей в голову.

– Как же мне защитить их?

Корд рассмеялся бы, но, увидев ее смятение, лишь улыбнулся.

– Хорошо обученные и очень компетентные люди надежно охраняют твоего отца и всю семью.

– Ты один из них.

– У меня есть несколько точек наблюдения за Блю на дистанции с препятствиями, – уклончиво ответил он.

– А когда ты набросился на меня, ты искал безопасное место для папы, откуда он смог бы смотреть на выезд?

На сей раз Корд криво усмехнулся. – Все еще злишься из-за того случая, да?

– Нет. Если ты защищаешь моего отца, у тебя не было другого выхода. Ведь в вашем мире каждый человек является потенциальным убийцей.

– Это и твой мир тоже.

Рейн прикусила губу и сказала:

– Да, я знаю. Если папа умрет из-за меня… – Она осеклась.

– Я профессионал, – спокойно заверил Корд.

Она едва заметно улыбнулась.

– Если ты – один из людей папы, ты делаешь свое дело безупречно, – Рейн! – позвал капитан Джон. – г Твоя очередь!

– Пошли.

Корд скрестил пальцы, а затем подсадил ее в седло Она машинально приняла помощь, усаживаясь на высокого жеребца.

– Позаботься о ней, мальчик, – пробормотал Корд на ухо жеребцу, – или я спущу с тебя твою красную Шкуру.

Рейн надежно устроилась в седле и направила Дева на скаковой круг шикарной рысью. Ей было необходимо привести мысли в порядок. Она чувствовала себя так, как если бы кто-то проник в ее тщательно спланированный Мир и перевернул его с ног на голову. Сейчас она многое увидела в новом свете. Ее представление об отце безвозвратно изменилось.

Она не могла переделать прошлое, но, оглядываясь назад, могла с легким сердцем расстаться со своими тревогами, обидами, сомнениями. Отец любит ее. В глубине души она всегда знала это. Как хорошо, что пелена наконец-то спала с ее глаз!

Но все-таки она не могла принять жизнь, которой жил ее отец. По крайней мере для себя.

Любовь Корда Эллиота разрушила бы ее до основания Но она хотела его так, как никогда и никого в жизни И боялась силы своих чувств.

– ..слышишь? – раздраженно спросил капитан Джон Быстро сориентировавшись, Рейн сказала:

– Я делаю тройной прыжок – один раз по часовой стрелке и один раз против часовой стрелки. Потом снова проход, дважды меняю направление, заставляя Дева делать прыжки совершенно неожиданно.

– Верно. Ему следует уяснить, что он должен безукоризненно подчиняться твоим приказам. И еще" на втором круге последний прыжок делается под углом к забору.

Следи, чтобы Дев не выскочил с неогороженной стороны.

Желая выбросить из головы все мысли о Корде, Рейн въехала на круг. Дев послушно сделал серию прыжков. В то время как он бежал легким галопом, с противоположной стороны круга выехала группа всадников Наездники разговаривали между собой, наблюдая за мускулистым жеребцом, занятым прыжками.

Внезапно одна из лошадей заржала и, испугавшись, понеслась прямо на американского наездника, терпеливо ожидавшего въезда на крут. Его конь рванул вперед, наездник с треском ударился о забор. А ошалевшая лошадь мчалась к Деву Корд стремглав несся к кругу, с горечью понимая, что уже слишком поздно. Внезапно он с ужасающей ясностью увидел происходящее, словно в замедленной съемке. Американский наездник упал, запутавшись в поваленном заборе. Его конь пытался встать. Еще один конь перемахнул через забор и промчался через круг, не слушаясь повисшего на нем наездника. А на Рейн летела лошадь, как грузовик без тормозов.

Слишком поздно.

Ошалевшая от испуга лошадь ударила Дева с такой силой, что выбила Рейн из седла.

– Нет! – беззвучно кричал Корд, хватая ртом воздух, а Рейн падала под лошадиные копыта, на пыльную землю, не имея времени откатиться из-под стальных подков и обхватить руками голову.

– Позволь мне дотронуться до нее, – сказал он. – Я хочу помочь ей. Ты ведь хочешь того же самого. Какой же ты заводной и тупоголовый! Я был таким же тупоголовым, как ты.

Поводя ушами, Дев потянулся к Корду. Он снова уловил запах Рейн, исходивший от рукава мужчины. Шумно вздохнув, Дев поднял уши. Он ткнул мордой Корда, потом Рейн, как если бы спрашивал: не знает ли этот мужчина, почему она так тихо лежит?

Нахваливая жеребца. Корд сильными пальцами схватился за узду. Дев вздрогнул и попробовал освободить голову, но потом покорился Корду.

Поборов искушение немедленно броситься на помощь, Корд очень осторожно опустился на колени рядом с Рейн.

Она лежала вниз лицом, раскинув руки, словно падая хотела смягчить удар. Нащупав жилку на шее. Корд затаил дыхание, пытаясь уловить малейшие признаки жизни.

Он ничего не чувствовал.

Сцепив челюсти, он выдохнул, вновь затаил дыхание и наконец ощутил пульсацию под пальцами. Он едва не лишился чувств от нахлынувшего облегчения.

– Живая, – сказал он благоговейно.

– Не забрать ли мне Дева? – спросил капитан Джон От голоса капитана по потной шкуре Дева пробежала дрожь.

– Еще не время, – возразил Корд.

С тихим стоном Рейн попыталась встать.

– Не двигайся. Ты неудачно упала. – Корд нежно коснулся ее спины. – Дев в порядке, – добавил он сразу же, зная, что прежде всего Рейн забеспокоится о лошади. – Где болит?

Когда она попробовала поднять голову, мир бешено завертелся. И Рейн снова уткнулась лицом в грязь. Как только все успокоилось, она вновь открыла глаза.

– Голова кружится. И трудно дышать.

– Скажи, если тебе будет больно.

Держа Дева одной рукой. Корд пробежался по ее телу пальцами удивительно умело и нежно. Закончив, он вопросительно взглянул на нее.

– Все хорошо… – заверила она.

– А выглядишь неважно, – сказал он сурово.

Она осторожно передвинула голову и вздрогнула от боли.

– Ты можешь сидеть? – спросил он.

– Конечно.

Но сесть оказалось гораздо труднее, чем сказать об этом. Голова болит, внутри все скрутило… Когда Корд обнял Рейн, подбадривая, она привалилась к нему.

– Ты готова сесть?

– Конечно. Что же случилось?

– Одна из лошадей сдурела. Наверное, ее укусила пчела. Она испугала другую лошадь, перемахнула через забор и налетела на Дева. Ты оказалась в самом центре.

Дев отогнал лошадь и встал возле тебя, как страж.

Рейн слабо улыбнулась.

– Похоже на Дева. Он становится маленьким защитником, когда я падаю, Корд изумился, услышав такое преуменьшение.

Внезапно она вспомнила, как Корд вышвырнул с ринга одного из ее товарищей по команде, я повернулась к забору так быстро, что удивила Дева.

– Джеймсон! – выпалила Рейн. – С ним все в порядке?

Капитан Джон стоял рядом с Джеймсоном. Лицо наездника было бледным и потным. Казалось, что у него ушиблены, а может, и сломаны плечи.

– У него травмировано плечо, – сказал капитан, наблюдая за Девом.

– А как Шоу Ми? – спросила Рейн.

– Сильное растяжение правой передней ноги. Ничего серьезного, – добавил капитан. – Но Джеймсон не сможет некоторое время ездить.

Она обменялась выразительным взглядом с капитаном Джоном. Соединенные Штаты должны выставить минимум трех участников в троеборье. Четыре – максимум; кроме всего, это дает шанс при неудачном начале.

Если Джеймсон выбывает, один из запасных наездников займет его место. Так что четыре участника есть, но это не та четверка, у которой, по мнению капитана Джона, есть шансы на победу.

Рейн попыталась встать на ноги.

– Что ты собираешься делать? – требовательно спросил Корд и потянул ее вниз.

– Я встаю, – сказала она срывающимся голосом. – Помоги мне – или прочь с дороги.

Он окинул ее долгим взглядом, потом легко поставил на ноги. Она немного постояла, справляясь с головокружением, прежде чем дотянулась до узды Дева.

Корд не отпускал узду.

Рейн повернулась к нему, разъяренная тем, что наездник и лошадь травмированы и многолетний труд всей американской команды конников может пойти прахом.

26
{"b":"18151","o":1}