ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дельта/Синий свет. Ты пишешь?

Краем глаза она увидела, как он тотчас же потянулся к сканеру и нажал кнопку. Каждый раз, когда раздавались эти слова, Корд реагировал одинаково, и; , Она пробовала догадаться о смысле, ;но не могла. И мужчины, и женщины говорили коротким стаккато, что вполне могло быть другим языком.

Рейн умирала от любопытства. Ее предположение, что Корд – прославленный телохранитель отца, лопнуло при виде высокой технической оснащенности «дома на колесах». Судя по всему. Корд занимался чем-то большим, чем простая охрана особо важных персон;

Рейн безуспешно пыталась вникнуть в сюжет книги – занятие Корда не давало ей покоя. Когда слова «Дельта/Синий свет» прозвучали еще раз и Корд оторвался от сканера, она нетерпеливым жестом отложила книгу. Как только сеанс закончился, она впервые после душа взглянула прямо на него.

– Что такое «Дельта/Синий свет»?

Он повернулся На стуле и молча уставился на нее.

– Если комнаты и оборудования не существует, то и меня тоже нет, – рассудительно сказала она. – А потому ты можешь с чистой совестью ответить на мой вопрос.

На его губах мелькнула улыбка.

– В тебе умер адвокат. – С секунду он колебался, потом пожал плечами. – «Дельта/Синий свет» – государственная тайна. Газеты намекали на это в течение полутора лет.

Она ждала, зная, что он сообщит ей только то, что может. Она знала и другое: это еще один способ защитить ее, как отец защищал мать. Но сейчас Рейн испытывала невероятно сильное раздражение.

Она хотела знать, кто такой Корд Эллиот на самом деле. Но его жизнь надежно укрыта от посторонних глаз.

Но я должна знать. Я буду спрашивать, пока не узнаю то, что хочу, черт побери! И пусть это неприлично, но я не отступлюсь.

– Пентагон, – продолжал Корд, наблюдая за Рейн, – выделил пятьдесят миллионов долларов на случай нападения террористов, как в Мюнхене. Нас интересует «Дельта/Синий свет», группа боевиков, подтянувшихся к Лас-Вегасу, штат Невада. Они могут свалиться на Лос-Анджелес как снег на голову, используя всевозможные уловки. Об этом мы узнали от самых отпетых террористов.

Рейн почувствовала всем своим существом, что Корд не телохранитель, не простой солдат; он не похож ни на кого из мужчин, которых она встречала раньше. Он не похож даже на ее отца.

– Кто ты? – прошептала она.

При этих словах Корд вдруг вскинул голову, ожидая сигнал, который он мог узнать. От ощущения опасности по ее телу побежали мурашки. , Он смотрел на нее так, как будто видел впервые. Казалось, его пристальный взгляд проникает в самые сокровенные уголки ее души.

И если ему не понравится то, что он увидел…

Глава 13

– Я – Корд Эллиот, теперь вспомнила? – недобро улыбнулся он.

– Я имела в виду другое, – быстро сказала Рейн. – Ты из полиции или откуда-то еще?

Он на секунду закрыл глаза.

– Я на твоей стороне, Рейн. Разве этого мало?

Он повел плечами, ясно давая понять: разговор окончен. Дрожащими руками она взяла книгу и в пятый раз нашла вторую главу.

На сей раз она перелистывала страницы до глубокой ночи. Правда, смысла слов Рейн совершенно не понимала; тишина и писк сканера действовали на нее успокаивающе Корд прав. Ни оборудования, ни этой комнаты, ни ее самой не существовало. Ничего, кроме темноты, призрачных голосов и мужчины с прозрачными глазами, занятого таинственной и важной работой.

– Онтарио. Два одиннадцать… Все автомобили поблизости имеют код три. Повторяю. Два одиннадцать.., к тупику…

Молчание и тишина, потом щелчок клавиши компьютера. Рейн неосознанно затаила дыхание, когда сканер принялся искать неизвестные частоты.

– Объект поворачивает прямо на Сансет. Джейк, не можешь ли ты…

Тишина и щелчок, поиск сканера.

– Они снова там, Мартинес. В прошлый раз я вклинился в ее разговор с сутенером, которого она, черт побери, почти отключила…

Т И снова тишина, слабое шипение голосов на разных частотах, смешанных, как карты на столе в ожидании того, кто разберет их по масти.

– ..повторяю. Кто-нибудь на этой частоте говорит по-китайски? По крайней мере я думаю, что это китайский… Девочке лет шесть и испугана до смерти.

Это – Кейт на Девятой. Прием.

Корд ждал, но никто не ответил. Тогда он поднял приемник, настроился на нужную частоту и заговорил.

– Кейт на Девятой, – сказал он, не называя себя. – Действительно ли девочка может меня услышать? Прием.

– Да. Прием.

Корд заговорил на непонятном, красивом языке, напоминающем пение. Закончив, он спросил по-английски:

– Она понимает?

– Слава Богу. Да, она понимает вас. Прием.

Вздох облегчения, вырвавшийся у женщины, был слышен даже через помехи.

Корд произнес длинную фразу. Несмотря на непривычные минорные интонации незнакомого языка, его голос звучал успокаивающе. Голос девочки был высокий и тоненький. Они разговаривали несколько минут, а потом Корд вызвал Кейт.

– Девочку зовут Мей. Она вьетнамка, ей десять лет, и она здесь всего несколько недель. Вы около, стадиона Анахайм?

– Севернее на несколько блоков.

– Вызовите службу безопасности стадиона. Она была на Играх в Анджелесе и потерялась в чехарде закрытия.

Она испугана и в панике. Прием.

Т – Мне позвонить в полицию?

– Только в крайнем случае. При виде униформы Мей может запаниковать. В ее стране униформа ассоциируется с врагами.

– Хорошо. Спасибо. Как вас зовут и ваш номер вызова? Прием.

– Я побуду на этой волне некоторое время. Если я вам понадоблюсь, попросите друга Мей. Конец связи.

Он отодвинул приемник, настроил сканер и принялся снова просеивать электронные сообщения.

Рейн довольно долго лежала, уставившись в книгу, спрашивая себя о человеке по имени Корд Эллиот. Этот мужчина не переставал удивлять ее. Только что он смотрел на нее так, словно желал заглянуть в самую душу, а в следующий миг нежно говорил с потерявшимся ребенком на непонятном языке за тысячи миль от места Летних игр Прошло много времени, и роман выскользнул у нее из рук. Рейн заснула, потом проснулась, вникая в обрывки фраз, пойманные сканером. Она вслушивалась в голоса пьяных водителей и вооруженных грабителей, потерявшихся детей, ругань пострадавших в автокатастрофах, крики пойманных наркоманов и участников разборок, бесстрастные сводки об убийствах и насилии, и холод сковывал ее сердце.

Все это было сдобрено изрядной порцией черного юмора людей, тративших свою жизнь на патрулирование длинных ночей цивилизации. Эти люди охраняли тепло семейных очагов на улице, за стенами накрепко запертых домов И пребывающая между забытьем и действительностью, Рейн заволновалась, не в силах найти покой. Голоса лезли в уши, врывались из мира за высокими стенами ее замка, где кипела жизнь, в которой столько насилия и горя, столько одиноких людей и несчастных детей.

И один человек, позвавший Рейн, просит у нее пристанища, чтобы открыть новый мир, в котором огонь изгнал бы холод…

Вслушиваясь в его голос, Рейн медленно погрузилась в сон.

* * *

Краешком глаза Корд видел, как Рейн беспокойно ворочалась в постели, листала книгу, а потом уставилась на строчки невидящим взглядом. Когда книга наконец выскользнула у нее из рук и дыхание стало равномерным, Ой набрал код на компьютере.

СИНЯЯ ЛУНА ВЫЗЫВАЕТ СИНЮЮ СЕЛЕДКУ.

Через несколько минут зазвонил специальный радиотелефон. Корд спокойно сказал в микрофон:

– Синяя Луна.

– Синяя Селедка, приятель, – мягко прозвучало в комнате. – Ты долго не выходил на связь. Запарка?

Корд с ухмылкой подумал о дочери Чандлер-Смита, спящей на его кровати на расстоянии вытянутой руки.

– И не говори. Какие новости компадре?

Рейн проснулась и замерла, пыталась сориентироваться На нее нахлынули воспоминания – падение, «дом на колесах», душ, кровать. Кровать Корда.

– Все как обычно, – сказал Боннер. – Блю беспокоится о Малышке.

31
{"b":"18151","o":1}