ЛитМир - Электронная Библиотека

Искусственное освещение конюшни потонуло в дыму.

Лошади ржали, испуганные запахом дыма. Они лягали стены денников, стремясь спастись от своего самого древнего врага – пожара.

Все вокруг – и люди, и лошади – каждый по-своему проклинали все на свете. Глаза животных горели яростью.

Лошади – самые чувствительные существа, и им, как никому другому, передаются эмоции человека. Особенно страх.

Дев бушевал в своем стойле, подстегивая всеобщую панику, несмотря на усилия людей успокоить животных.

Рейн должна действовать решительно, но без испуга, говорить спокойно и ласково с возбужденными животными, которых выводили из знакомых стойл в угрожающую темноту ночи.

Столб густого черного дыма вздымался к небу. Корд и Рейн завернули за угол, чтобы броситься к ряду, в котором стоял Дев, и снова услышали его устрашающий крик.

Невысокая фигурка капитана Джона кинулась сквозь дым, чтобы открыть дверь стойла Дева.

Жеребец с диким ржанием встал на дыбы, прижав уши к голове. Капитан Джон старался удержать повод, но веревка выскользнула у него из рук в перчатках, и Дев вырвался из дымного стойла, словно дьявол из ада.

Разъяренный, испуганный и совершенно неуправляемый, жеребец двинулся прямо на Рейн и Корда.

Глава 16

Рейн пришло в голову, что она должна вцепиться ему в гриву и взобраться ему на спину на бегу. Но она тотчас отвергла эту мысль. Дев вывернул бы ей руки, если бы она попробовала остановить его на полном скаку.

Ее единственной надеждой оставался повод, дико хлещущий Дева по бокам. Если бы ей удалось схватить его и повиснуть на нем, тогда она смогла бы остановить жеребца и предотвратить множество возможных неприятностей.

Придя к такому решению, она приготовилась бежать рядом с Девом и держаться за повод.

Корд видел это все как в замедленной съемке. Дым.

Капитан Джон. Дев, рвущийся в ночь. Повод, запутавшись в котором жеребец может и упасть. Рейн, готовая схватить смертоносную веревку. Торн, бегущий следом за ними.

Корд подскочил к Рейн и оттащил ее в сторону.

– Забери ее отсюда, – безапелляционным тоном заявил он Торну.

Она пыталась высвободиться, но Тори оказался сильнее. Рейн прекратила сопротивляться и стала наблюдать за своим жеребцом.

– Дев! – позвала она.

– Не переживайте, мадам. Мистер Эллиот позаботится об этом красном дьяволе.

Тори выхватил револьвер из кобуры и замер. Корд не отрывал взгляда от жеребца, направляющегося к нему. Он не сомневался, что Тори одержит верх над Рейн – ведь у нее нет навыков рукопашного боя.

Он также был уверен и в том, что Торн приготовил оружие. Если удача окажется на стороне Корда, то оружие не понадобится. В противном случае…

Корд замер, как хищник перед прыжком. Рейн сразу же поняла, что он собирается делать. Новая страшная опасность навалилась на нее, и она не выдержала.

– Корд, не смей! Дев убьет тебя!

Как всегда в схватке, время для Корда остановилось.

Казалось, между каждым ударом сердца проходит целая минута. Льдисто-голубые глаза прикидывали расстояние и определяли скорость.

Дев летел стрелой – грозный, сильный, огромный.

Тридцать футов. Двадцать.

Десять.

Корд внутренне подобрался.

Пять.

Пора.

Корд вцепился в длинную гриву Дева, а затем прыгнул ему на спину, как пума. Сжав ногами бока Дева, Корд пригнулся к его шее и схватился за повод.

Дев бежал, подгоняемый свободой и страхом, вызванным ощущением незнакомой тяжести на спине. Корд пустил большого жеребца шагом.

Он машинально смотал длинную веревку, потом стиснул мускулистый корпус жеребца и натянул веревку. Специальный ремень перекрыл горящие ноздри Дева и уменьшил поток воздуха.

Теперь он не мог нестись галопом и был вынужден пойти медленнее. Он изо всех сил противился, упрямо вытягивая шею.

Корд продолжал натягивать повод и спрашивал себя, что случится, когда Дев успокоится и поймет, что на спине его сидит вовсе не Рейн.

Через несколько секунд жеребец вскрикнул, а потом попытался встать на дыбы и стряхнуть с себя ненавистного чужака.

Корд сдавил ногами бока Дева и натянул повод, пробуя повернуть его голову так, чтобы он не мог встать на дыбы. Дев, казалось, не замечал его усилий и упрямо пытался сбросить седока.

Рейн и Торн обежали вокруг конюшни и, остановившись, вжались в стену. Обоим одновременно пришла одна и та же мысль: им лучше уйти с дороги.

Корд скакал на гнедом разъяренном звере. Оба они были сильными и мощными, борющимися за господство самцами.

Хватая ртом воздух, Рейн наблюдала за развернувшимся у нее на глазах сражением. Она молча молилась, чтобы ни человек, ни животное не пострадали.

Корд все сильнее натягивал узду. Его руки затекли от усилий. Он удерживал могучего жеребца, управляя им с кажущейся легкостью. И медленно, неуклонно заставил Дева подчиниться. Шея жеребца выгнулась высокомерной дугой, на которой вздулись жилы. Он лягался, вне себя от злости.

Корд тянул повод обеими руками, пока морда Дева не коснулась его ботинка. Всем своим видом жеребец выражал лютую ярость и готов был носиться кругами.

И тогда Корд заговорил с Девом, своим чарующим голосом заполняя темноту. Постепенно круги Дева стали меньше, его тело не напрягалось, и он не пытался встать на дыбы; уши уже встали торчком.

Наконец жеребец остановился, замер и зафыркал. По его гнедой шкуре пробежала дрожь. Он раздувал ноздри, как будто впитывая запах Корда.

Корд пробормотал что-то и ласково погладил жеребца по шее.

– Умница. Давай, обнюхивай. Ты знаешь меня, Дев.

Я ухаживал за тобой все пять дней и ночей, когда твоя любимица спала в моих объятиях. Понимаешь? Тебе нечего бояться, дурачок. Только меня.

Корд немного ослабил повод.

Жеребец фыркал, прядал ушами в возбуждении. Корд еще немного отпустил повод, и Дев принял это с благодарностью.

Голос Корда не утихал, он обволакивал Дева, опутывал, как сеть, повергая в рабство. Жеребец фыркал и переступал с ноги на ногу. Ему было нелегко свыкнуться со странным бременем. У него на спине сидел человек без кнута, без шпор, и жеребец чувствовал это. Была только рука, поглаживающая шею, и убаюкивающий, чарующий голос.

Когда Корд взял повод и направил Дева к Рейн, уши жеребца встали. Он кинулся к ней по диагонали, гарцуя при лунном свете под льющуюся музыку шаманского голоса.

Рейн вышла вперед на несколько шагов, потом замерла неподвижно, совершенно очарованная дивным зрелищем. В тот же миг бархатная морда Дева потянулась к ее лицу, впитывая запах. Ее рука сама собой потянулась к ушам Дева и почесала их.

Но ее глаза не отрывались от мужчины, который ехал на ее опасном жеребце. Она коснулась ноги Корда, словно желая удостовериться, что он настоящий.

Только после этого Рейн призналась себе, какой ужас охватывал ее при мысли, что ее возлюбленный будет убит неуправляемым Девом. Вздрогнув, она со вздохом прижалась щекой к бедру Корда. Дев повернул голову, пытаясь увидеть ее.

Рука Корда сжимала веревку, предупреждая своенравные движения лошади.

– Иди сюда, – сказал он своим сказочным голосом и, вытянув левую руку, крепко схватил Рейн, чтобы помочь подняться. – Стоять босиком рядом с этим гнедым очень опасно.

Рейн уцепилась за крепкую мужскую руку, а нога Корда ей послужила стременем. Он легко усадил ее себе за спину. Дев был озадачен непривычным весом, но быстро успокоился, почуяв знакомый запах Рейн и услышав ее голос.

Он фыркал, прядал ушами, пританцовывал на месте, ожидая команду от наездников.

Повинуясь внезапному порыву, Рейн обвила руками талию Корда и прижалась губами к его голой шее. Даже в эту минуту она не могла поверить, что Корд оседлал Дева и теперь ехал на нем. И мужчина, и лошадь были целы и невредимы и тяжело дышали после краткой схватки.

Услышав сигнал портативной рации, которая была у Торна в руках. Дев встал как вкопанный. И Рейн, и Корд удержались на месте, словно были с жеребцом единым целым. Из «уоки-токи» неслось бормотание, голоса перекрывали друг друга.

37
{"b":"18151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Секрет индийского медиума
С жизнью наедине
Дама из сугроба
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Маленькая страна
Черновик
Река сознания (сборник)
Клыки. Истории о вампирах (сборник)