ЛитМир - Электронная Библиотека

Сменив курс на сорок пять градусов, он резко прибавил газ.

– Что вы делаете? – воскликнула Онор. Едва слова слетели с ее уст, как ей стало ясно, что она не сумела скрыть свой страх. Но Онор ничего не могла с собой поделать. Нервы были обнажены и натянуты до предела. Все говорило о том, что выход в море на катере брата явится для нее намного более серьезным испытанием, чем она предполагала. Ей было уже за тридцать, но воспоминания о детских переживаниях до сих пор не давали покоя.

– Я подумал о рыбалке, – мягко отозвался Джейк, – но…

– Вот и хорошо.

Он удивленно оглянулся на нее, опасаясь, что не правильно истолковал себе ее реакцию.

– Хорошо? – переспросил он.

– Да. По-моему, думать о рыбалке гораздо лучше, чем ловить рыбу.

Он покачал головой.

– Шутите?

– Ничуть.

– Бог ты мой…

На этот раз она не ответила и только вцепилась обеими руками в сиденье, словно боялась, что кто-то вышибет его из-под нее.

Джейк что-то буркнул себе под нос. Одно дело использовать Онор и совсем другое – мучить. Он не сможет на это пойти. В этом, кстати, крылась одна из причин, почему он ушел в свое время от Эллен. Ему было неловко наблюдать за тем, как она опутывает людей невидимыми нитями своей липкой паутины и те становятся похожими на беспомощных мух.

Приглушенно чертыхнувшись, он резко крутанул штурвал и стал разворачиваться в обратную сторону.

– Что вы делаете? – быстро спросила Онор.

– Возвращаюсь.

– Зачем? Что-то случилось? – испуганно и тоненько проговорила она.

– Да.

– Что?

– Вы.

Она обратила на него пылающий взгляд.

– В чем дело? – спросила Онор сквозь судорожно стиснутые зубы. – Со мной все нормально.

– В таком случае я Красная Шапочка.

– Нет, вы скорее Серый Волк!

Он улыбнулся одними губами и покачал головой. Несмотря на смертельную бледность, разлившуюся у нее по лицу, она еще сохранила чувство юмора.

– Разворачивайте катер, – сказала Онор. – Мы отправляемся на рыбалку.

Он продолжал вести «Завтра» к причалу, до которого оставалось минут пять ходу. Онор бросила на него изучающий взгляд.

– Я серьезно говорю, – повторила она. – Разворачивайте.

– Страх в небольших дозах хорош как защитная реакция, – ответил Джейк. – Человек, который опасается чего-то, всегда наготове. Но когда, кроме страха, в голове больше ничего не остается – это уже не дело. Страх тут играет отрицательную роль, мешая человеку осуществить задуманное.

– Мешает наловить много рыбы? – едко заметила Онор.

– Мешает выжить.

Онор вновь пристально вгляделась в него.

– Что вы можете знать о страхе и о выживании?

– Почти все, к сожалению, – ответил он, ясно давая понять своим тоном, что на этом разговор о нем лучше закончить.

Не тут-то было!

– А что с вами случилось? – живо спросила она.

– Да так, различные нежелательные эксцессы…

– Понимаю! О которых сообщают в шестичасовых новостях в рубрике «Преступления и происшествия»?

– Нет, к кабацким потасовкам репортеры интереса не проявляют.

– К кабацким потасовкам? А вы…

– Нет.

– Откуда вы знаете, что я хотела спросить?

– Я не знаю.

– Ясно. Не моего ума дело, да?

– Вот-вот. Слушайте, да отпустите вы сиденье! У вас так руки онемеют.

Она расцепила побелевшие от напряжения пальцы, и кровь стала возвращаться к рукам. Вздохнув и проглотив в горле комок, она нервно пробежала кончиком языка по пересохшим губам.

– Как вы узнали, что у меня онемели пальцы? – спросила она.

– Я тоже когда-то прошёл через это. Онор украдкой бросила на него быстрый взгляд. Казалось, он олицетворяет собой ледяное спокойствие. Левая рука его лежала на штурвале, а правая бегала по приборной доске, где рядами располагались многочисленные датчики, кнопки и переключатели. Поза его была расслабленной и излучала крепкую уверенность в себе. «В море он себя чувствует как дома», – решила она.

– Вы… боялись?! – воскликнула она. – Ущипните меня!

– Не искушайте.

– Я и не думала.

Он чуть удивленно оглянулся на нее и сбросил газ.

Катер резко осел в воде. Не ожидавшая этого Онор вынуждена была ухватиться рукой за переборку над головой. Через мгновение «Завтра» догнали волны и ударили в корму. Катер сильно покачнулся. Джейк если и заметил, то не обратил на качку ни малейшего внимания.

В отличие от Онор.

– Что вы делаете? – с отчаянием в голосе воскликнула она.

– Устанавливаю правила поведения в открытом море. Правило первое. Вы чертовски хороши собой и знаете это, поэтому перестаньте стрелять глазками и облизывать губки.

Глаза ее округлились.

– О чем это вы?..

– Правило второе, – перебил Джейк. – Приберегите свои уловки для других. Ясно, дорогая?

– По-моему, у вас что-то с головой, – раздраженно отозвалась Онор. – Если я и облизываю губы, то это только от нервного напряжения. А глазками, как вы выражаетесь, я не стреляю. Ясно, дорогой?

Джейк натолкнулся на ее зло прищуренные глаза и залюбовался ими. Гнев пересилил в ней страх, и бледность отступила.

Губы его дрогнули в улыбке.

– Вот так вы мне больше нравитесь, – пробормотал он.

У Онор от изумления открылся рот.

– Эй! Может быть, мы спорим о разных вещах? Я что-то не понимаю.

– Не спорим, а кое-что обсуждаем.

Онор закрыла рот.

– Обсуждаем? – тихо переспросила она.

– Да, обсуждаем, как отвлечь вас от вашего страха. Все просто. Я перевел ваши мысли в другое русло, и щечки вновь порозовели.

Онор все еще не отошла от обиды и возмущения, но ей вдруг захотелось улыбнуться вместе с ним.

– Готовы? – вдруг спросил он.

– Что? Задушить вас? В любое время.

Он усмехнулся.

– Верю.

– Правильно.

Она прерывисто вздохнула и в следующую минуту с трудом удержалась от того, чтобы вновь не провести языком по пересохшим губам.

– Ну что, отлегло? – спросил он, оглянувшись.

Она, сама себе дивясь, утвердительно кивнула.

– Ваш метод груб, но эффективен.

Джейк вновь улыбнулся одними губами.

– В этом я весь. Сами же говорили, что во мне такта и обхождения, как в нейтронной бомбе.

– Я не хотела вас оскорбить.

– А я привык к тому, что мне такое говорят. Обаяние никогда не было моей сильной стороной. Я оставил его разного рода мошенникам.

«Типа твоего братца, Кайла Донована, – подумал он мрачно. – И вообще всей вашей семейки».

Джейк не собирался ни на минуту забывать об этих людях, которые неизменно хлопали дверью прямо перед носом у человека, если тот стоял на пути к правде. И она, между прочим, тоже Донован. Он должен всегда помнить об этом.

Развернувшись к ней спиной, он прибавил газу. Набирая скорость, катер приподнялся над водой и теперь летел, едва ее касаясь. Рука Джейка уверенно порхала от одного переключателя к другому. Он действительно чувствовал себя как дома.

Оглянувшись по сторонам, он увидел то, что в принципе ожидал увидеть, хотя в глубине души надеялся, что не увидит. Невдалеке от «Завтра» скорость набирали три других катера.

Первые два появились вскоре после того, как «Завтра» отвалил от причала. Третий был ярко-оранжевый «Зодиак», принадлежавший службе береговой охраны. Он шел на перехват их катера. Через некоторое время они сблизились, и один из четырех пассажиров «Зодиака» стал подавать сигналы Джейку, чтобы тот остановился.

– Вот тебе и порыбачили! – пробормотал он.

– А что, упустили время?

– Пока нет, но упустим – это как пить дать.

– Почему?

– Видите оранжевый «Зодиак»?

Поблизости было только одно оранжевое судно, так что сомнений не оставалось.

– Он больше похож на плот, чем на нормальный катер, – заметила Онор.

– «Зодиак» способен подходить к берегу, не оборудованному причалом, а на открытой воде в состоянии догнать любое судно, какое ему приглянется,

Джейк сбросил скорость, но не стал это делать резко, чтобы лишний раз не пугать Онор.

12
{"b":"18152","o":1}