ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Дело о бюловском звере
Там, где цветет полынь
Свинья для пиратов
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Тайна тринадцати апостолов
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Мои живописцы

– Только не надо на меня шуметь. Я ничего не знаю. Ты просил приехать меня сюда, запастись терпением и ждать. Объясни, в чем дело? Неужели это правда?

– Ты о чем?

– Что Кайл исчез вместе с крупной партией украденного балтийского янтаря?

– Понятия не имею. Это тебе сказали полицейские?

– Намекнули, – уточнила Онор. – Чуешь разницу?

– Нет.

– Она примерно такая же, как между допросом и предъявлением обвинения. Что с Лауи? Где он?

– Последний раз он давал о себе знать из Литвы.

– А Джастин?

– В Калининграде, – отозвался Арчер. – Фейт с тобой?

– Нет. Она возвращается из Японии через Гавайи.

– Слава Богу.

– Что ты хочешь сказать?

– Только то, что, когда вы, близняшки, сходитесь вместе, жди беды.

– То же самое можно сказать о Лауи и Джастине, – заметила Онор. – Умей видеть во всем хорошую сторону.

– Что-то не видать ее.

– У мамы вполне могла родиться и тройня девчонок. Ты только вообрази: Фейт, Онор и Чэстити [2], а? Каково? Посмотрела бы я на тебя, если бы тебе пришлось нянчиться с сестричкой по имени Чэстити в эпоху сексуальной революции!

Арчер рассмеялся.

– Спасибо.

– За что?

– За то, что развеселила меня.

Онор тоже улыбнулась, только печально.

– Арчер?

– Ну?

– Как ты думаешь, он еще жив?

Брат долго молчал, и в трубке слышался только дурацкий треск. Онор, затаив дыхание, ждала.

– По крайней мере до тех пор, пока я своими глазами не увижу его тело… – Арчер не договорил.

– Да… – выдохнула Онор. – Но Кайл не вор и не убийца!

Вновь молчание. По ее спине пробежал холодок.

– Арчер?

– В последнее время Кайл думал не головой, а другим местом.

– То есть?

– Попал в полную зависимость к одной маленькой обольстительнице.

– Ты хочешь сказать, что Кайл настолько возжелал эту женщину, что пошел ради нее на воровство?

Зажмурившись и затаив дыхание, Онор напряженно ждала ответа Арчера. Но брат долго молчал, и в трубке слышались шумы. Наконец он еще раз крепко выругался, и Онор готова была поклясться, что он запустил пятерню в свои темные волосы, ибо так делали все мужчины из рода Донованов, когда пребывали в состоянии крайнего расстройства.

– Мы не знаем, что произошло, – сказал он. – Против Кайла есть серьезные улики. Очень серьезные. Почти как…

И снова его голос потонул в помехах.

– Не слышу! – крикнула она. – Надеюсь, ты не согласен с тем, что полицейские говорят про Кайла?

– Насчет того, что он вор?

– И убийца!

– Что бы ни случилось на самом деле, я пока не готов опровергнуть собранные против него улики.

– Почему ты так говоришь?

– Долго объяснять. Поверь мне на слово.

– Но…

– Ты уже осматривала катер? – вдруг перебил Арчер.

– А что я там должна найти? Кайла? – едко поинтересовалась она.

– Ладно, отправляйся домой.

– Что? Но я только-только сюда приехала.

– А теперь уедешь.

– А как же «Завтра»?

– Держись от катера подальше. Даже будучи привязанным к доку, он тебе не по зубам. Собирай свои манатки, малыш, возвращайся домой и нарисуй какую-нибудь красивую безделушку для Фейт.

Онор терпеть не могла, когда ее так называли и когда ее держали за дурочку.

– Арчер, ты…

– Если до твоего отъезда к тебе вновь привяжутся полицейские, – перебил он ее, – напусти на них адвокатов из «Донован интернэшнл».

– А как вести себя с прессой? – спросила она.

– Никаких комментариев.

– Хорошо. Тем более что мне все равно ничего не известно.

– Вот видишь. А теперь собирай вещи и отчаливай.

– Но…

Арчер отключился. Чертыхнувшись, она тоже положила трубку. Что же, собираться и уезжать? Но какого черта он тут раскомандовался?

– Неприятности? – вдруг раздался в комнате чей-то голос.

Онор вздрогнула. Она совершенно позабыла о том, что не одна. Резко обернувшись, она увидела Джейка с местной газетой в руках. Она тут же вспомнила о статье, посвященной Кайлу и напечатанной в утреннем выпуске «Пэтриот». Интересно, он уже ознакомился с этой галиматьей, в которой правда густо перемешана с бредовыми инсинуациями?

– Семейные склоки, – ответила она. – Ну, вы знаете… С родными вместе жить нет никакой возможности, и в то же время они тебя от себя не отпускают.

Джейк неопределенно хмыкнул, что можно было расценить и как то, что он с ней согласен, но Онор не была уверена. «Будем считать, что он мне сочувствует».

Она нуждалась в этом. Хорошенькое положеньице! Старший брат молчит, словно воды в рот набрал. Полицейские считают, что Кайл негодяй и мошенник, а сам Кайл бесследно исчез… Что же она? Решила научиться ловить рыбу!

Хоть стреляйся.

– Так что? Идем смотреть катер? – спросил Джейк.

– Почему бы и нет? Одна радость осталась.

– Какое у вас, однако, приподнятое настроение.

– Ничего удивительного – мир прекрасен.

Он вопросительно повел черной бровью.

– Вы давали объявление или нет?

Она шумно вздохнула.

– Давала. Извините, я просто выбилась из сил.

– Чашка кофе должна вас взбодрить, – сказал он. – Камбуз на вашей посудине работает?

– Наверное.

– Наверное? – Он покачал головой. – Давно у вас этот катер?

– Нет. Мой брат… оставил его мне.

Объяснение показалось «притянутым за уши» даже ей самой. Она боялась малых судов пуще огня и ненавидела все, что было связано с рыбной ловлей. «Джейк это скоро поймет. И тогда спросит себя: а какого черта ей понадобилось учиться всему этому? Мазохизм… Может быть, он удовлетворится таким ответом?»

– Я… – Она судорожно сглотнула. – Не надо. Мне больно говорить об этом.

Джейк с интересом взглянул на нее. Какой бы невинной Онор ни выглядела, он чувствовал, что она многое скрывает.

Как, впрочем, и он.

– Вперед, – сказал Джейк. – Взойдем на борт вашей красавицы.

Глава 2

На юго-западе гряда облаков стелилась по горам полуострова Олимпик, словно пуховое одеяло. Над головой то и дело выглядывало яркое солнце. Вода в заливе походила на тонкое атласное покрывало, и лишь глубинные приливные течения чуть рябили ее спокойную поверхность.

Онор задержалась на скалистом утесе высотой всего в пятнадцать футов, откуда к пляжу сбегала гравийная дорожка. Воздух был чист, свеж и напоен еловым ароматом. Тишина действовала на ее расстроенные нервы успокаивающе. В душе воцарился покой, и Онор не хотелось нарушать его рыбалкой. С другой стороны, сколько можно сидеть дома сложа руки и изводя себя мыслями о Кайле? Собравшись с силами, она решительно стала спускаться к причалу.

Джейк не заметил ее колебаний. Он без задержки сбежал по тропинке вниз и ступил на корму «Завтра». Открыв небольшой щит, он повернул переключатель в положение «вкл» для обеих батарей. И только выпрямившись, понял, что находится на борту катера один. Джейк обернулся и увидел Онор. Она неуверенно мялась на причале и косилась на «Завтра», словно пугливая кошка на ванну с водой.

– Что с вами? – недоуменно спросил он.

– Он качается.

Джейк оглянулся вокруг. Носовые и кормовые швартовы были прочно привязаны к крепительным крюкам.

– Ну и что?

– Почему его так раскачивает?

Джейк опустил глаза. В борта катера лениво плескалась соленая рябь, и он действительно слегка покачивался на свежем ветерке.

– А что в этом такого? – удивился Джейк. – Скажите, Онор, вы когда-нибудь раньше выходили в море?

– Разумеется.

– Когда?

– В последний раз я переправлялась на пароме на остров Ванкувер.

– Это не считается. Паромы почти такие же тяжелые, как авианосцы.

– Именно это мне в них и нравится. Когда ты на пароме, земля не уходит из-под ног.

– Посмотрели бы вы, что бывает с ними на хорошем ветру.

Онор промолчала.

– Нет, я имею в виду, катались ли вы когда-нибудь на малых судах, вроде этого катера? – спросил он.

вернуться

2

Игра слов: faith (вера), honour (благородство), chastity (целомудрие).

3
{"b":"18152","o":1}