ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джейк? – негромко позвала она.

– Все хорошо, дорогая. Не беспокойся, если бы я был уверен, что брать тебя в море опаснее, чем оставлять дома, я связал бы тебя по рукам и ногам и запер в туалете.

– Как же! – хмыкнула Онор, в душе зная, что Джейк говорит серьезно. – Почему же ты этого не сделал?

– Знал, что ты меня не простишь. Но если я ошибся и с тобой что-нибудь случится, я этого никогда не прощу самому себе.

– Не говори глупостей. Что бы ни случилось, твоей вины в этом не будет. Я взрослая женщина, не инвалид и не умалишенная. Вполне способна принимать самостоятельные решения и отвечать за последствия.

– Боюсь, твои братья думают иначе, – усмехнувшись, заметил Джейк.

– Это их проблемы.

– Да, но поскольку они охотятся за мной, это еще и моя проблема.

Онор открыла рот для возражений, но так ничего и не сказала. Джейк прав. Мужчины из клана Донованов следили за каждым шагом своих сестер в стремлении оградить их от всяческих бед. Порой это наполняло сердца Онор и Фейт благодарностью, но гораздо чаще бесило.

– Иди в закуток и поспи, – посоветовал Джейк. – У нас впереди долгая ночь.

– Поспи?! В таких условиях?!

«Завтра» врезался носом в высокую волну и, выскочив на противоположную ее сторону, съехал вниз с головокружительной скоростью. Онор еле удержалась на месте.

– Это еще что, – проговорил Джейк спокойно. – Вот шторма на Алеутских островах действительно серьезная штука. Там ветер разрывает на части, а море поднимается над тобой на сорок – восемьдесят футов. Правда, и суда там посолиднее.

– Восемьдесят футов?!

– Бывает и выше.

– Зачем же лезть в море в такую погоду?

– За зарплатой. – Джейк внимательно вгляделся в экран радара. Мелькнувшая на мгновение точка больше не появлялась. – Иди спать.

– Нет, уж лучше смотреть смерти в лицо.

Онор знала, что, если уединится, на нее сразу же навалятся мысли о Кайле и о его сексуальной, убитой горем невесте, которая вызвала в Онор неприязнь тем, что разделяла общую точку зрения о том, что Кайл вор.

«Я ему верила! Предала свою семью, народ, страну. Все, что было у меня дорогого. Ради него одного! Но Бог меня простит, ибо я все еще люблю его, все еще надеюсь, что он мне позвонит…»

Онор хмуро вцепилась в приборную доску и, стараясь ни о чем не думать, уставилась вперед, в заливаемое брызгами лобовое стекло.

Она проснулась, почувствовав, как Джейк стал подниматься. Над самым ее лицом располагалась прозрачная крышка люка, сквозь которую лился лунный свет. Благодаря ему управлять катером стало легче, но в темноте Онор было не так жутко.

Пару часов назад, когда море совсем разбушевалось, Джейк наконец завел катер в небольшую бухточку одного острова, и они там бросили якорь, решив переждать разгар шторма.

– Куда ты? – спросила она. – Еще не рассвело.

– Проверю, все ли в порядке. Спи, дорогая.

– Ага, как же! – хмыкнула Онор и передразнила:

– «Спи, дорогая»… Когда в следующий раз надумаешь позвать меня на настольный теннис, предупреди, что мне уготована роль шарика. Я не пойду.

– Ничего такого страшного не было.

– Было еще хуже!

– В следующий раз я запру тебя связанной в туалете.

– В следующий раз я не стану возражать.

Заметив мелькнувшую на ее лице улыбку, он наклонился и поцеловал Онор в краешек губ.

– Ловлю на слове.

Когда Джейк покинул закуток, Онор почувствовала, что ей становится холодно. Они лежали, укрывшись спальным мешком как одеялом, но дело было не в нем. Джейк согревал Онор своим телом. Теперь он ушел, и закуток стал походить на холодильник.

Онор поднялась и протиснулась в рубку. Напряжение, не покидавшее ее с той минуты, как она поднялась этой ночью на борт катера, было уже настолько привычным, что Онор его даже не замечала. Но не могла привыкнуть к страху и к видениям, которые явились к ней, стоило ей лишь чуть забыться: сквозь темноту и стонущий ветер доносится крик Кайла, который зовет ее и говорит, что ни в чем не виноват. Но ветер крепчает, а голос становится все удаленнее и глуше…

Джейк показался из гальюна. Онор, дрожа мелкой дрожью, протиснулась мимо него.

– Не забыла, как им пользоваться? – спросил Джейк.

– Не забыла. На нем так холодно сидеть. Как в проруби.

– Да? Не замечал.

– А зачем тебе садиться?

Дверь за ней закрылась, и Джейк остался один. Он включил радио, настроился на частоту, где передавали погоду, и поставил кофе. Он все еще слушал прогноз, когда из гальюна вышла Онор.

– Какая погода? – спросила она.

– Безмен.

– Какой безмен?

– Без изменений.

Онор фыркнула и покачала головой.

– До тех пор, пока держится такой ветер, мы можем не волноваться насчет того, что нас кто-нибудь догонит. Даже «Таппервэр»

Онор непонимающе взглянула на него.

Джейк улыбнулся и пояснил:

– Прогулочный самолет.

Онор улыбнулась в ответ, но Джейк понял, каких трудов ей это стоило, понял, что ее спокойствие – лишь маска, под которой бешено колотится испуганное сердечко.

Ему и самому было не по себе. Про ветер-то он сказал, но не добавил, что нырять в таких условиях небезопасно. Для них обоих, ибо куда она денется, если с ним что-нибудь приключится?

Он настроился на частоту, где обычно передаются позывные судов. Молчание. Проверил еще несколько каналов. Ничего. Да, судя по всему, они далеко оторвались от всего мира.

Хорошо, если так.

Они съели сандвичи с рыбой и запили их кофе. На восточном горизонте засерел рассвет. Джейк включил вентилятор, а спустя пару минут запустил движок. Пока тот разогревался, Джейк еще раз проверил плоттер. Ничего нового.

– Сил-Рок? – подала голос Онор.

Он неопределенно хмыкнул.

– Какой-то ты невеселый…

– А чего веселиться? Холод, вода, ветер дует.

– Неужели негде укрыться?

– Тебе хорошо лишь в том случае, если ты тюлень и если прилив не очень высокий и оставляет над водой верхушки скал.

– Тогда зачем же мы туда идем? Раз там нет суши, значит, нет и Кайла.

– У тебя есть какое-нибудь другое предложение? – вопросом на вопрос ответил Джейк.

Она покачала головой. Ей захотелось сказать резкость, но она удержалась, ибо понимала, что вины Джейка в том, что она себя так плохо чувствует, нет.

Он вздохнул и приглушенно чертыхнулся – не хотелось уточнять, что отсутствие суши не помеха, так как они ищут нечто неодушевленное. А именно янтарь и труп.

– Извини, – проговорил он и притянул к себе Онор. – Мне сейчас так же несладко, как и тебе.

– Кайл тебе никто, а мне родной брат, – тихо отозвалась она, уткнувшись лицом в его фланелевую рубашку.

– Но ты его сестра.

Пока Онор пыталась понять, какой смысл он вложил в эту фразу, Джейк ушел на нос поднимать якорь. Катер вновь закачало на волнах, но не успела Онор испугаться, как Джейк уже вернулся. Она бросила тревожный взгляд на восток, моля Бога о том, чтобы побыстрее рассвело. По крайней мере при свете им будет легче искать Кайла.

Но рассвет запаздывал. Зато не унимался ветер. Едва они вышли из-под прикрытия острова, как он обрушился на них со всей силой. Впрочем, когда они наконец добрались до места назначения, уже рассвело.

Вокруг не было ничего, кроме пенящегося моря.

И хотя Онор заранее подозревала, что все именно так и будет, не смогла скрыть горького разочарования.

«Кайл, где ты?»

– Он не мог погибнуть! – прошептала она. – Он мой брат…

Джейк заметил слезу, скатившуюся по ее щеке. Он пытался как мог подготовить ее к этому, но, похоже, не преуспел.

– А ты веришь в то, что его нет в живых, да? Веришь? – вдруг накинулась на него Онор. – И что он вор и убийца? И что он погиб?

Джейк не ответил. Голые, захлестываемые морем скалы говорили сами за себя.

– Нет, он жив! – надтреснутым голосом проговорила Онор. – Здесь есть еще что-нибудь, кроме этих скал?

– Только вода.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду!

70
{"b":"18152","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Бельканто
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Школьники «ленивой мамы»
Кодекс Вещих Сестер
Министерство наивысшего счастья
Убежище страсти
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Кристин, дочь Лавранса