ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опыт «социального экстремиста»
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Город под кожей
Невеста Черного Ворона
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Сантехник с пылу и с жаром
Алхимики. Бессмертные
Я – Спартак! Возмездие неизбежно

Эмбер не стала больше говорить ничего.

— Ты немногословна, — промолвила Кассандра.

— Я следую тому, чему меня учила ты, Наделенная Знанием, — бесстрастно ответила Эмбер.

— Почему ты держишься со мной, будто чужая?

— А почему ты допрашиваешь меня, будто чужака, схваченного в стенах замка?

Кассандра вздохнула и протянула руку.

— Ну, будет, — сказала она. — Пройдись со мной в этот час, лежащий между днем и ночью.

У Эмбер округлились глаза. Кассандра редко выражала желание прикоснуться к кому-нибудь, особенно к Эмбер, которой чужие прикосновения часто причиняли боль и всегда — неприятные ощущения.

За исключением незнакомца. Его прикосновение подарило ей чистейший восторг.

— Кассандра! — прошептала Эмбер. — Зачем ты это делаешь?

— Ты похожа на затравленную дичь, дочка. Коснись меня и узнай, что я не из тех, кто тебя преследует.

Эмбер нерешительно провела кончиками пальцев по протянутой руке. Как всегда, от Кассандры к ней хлынуло ощущение острого ума и глубокой привязанности.

— Я желаю тебе лишь радости, Эмбер. Ощущение правдивости этих слов Кассандры струилось от нее к Эмбер, словно яркая алая лента.

Грустная улыбка тронула губы Эмбер, когда она опустила руку. Она сомневалась, чтобы Кассандре было известно, какую радость она чувствует, прикасаясь к Дункану.

А если бы ей это было известно, то она вряд ли захотела бы пожелать своей воспитаннице еще большей радости.

Когда Кассандра повернулась и медленными шагами пошла туда, где на лугу невдалеке за хижиной собралось озерцо лунного света, Эмбер пошла с ней рядом.

— Расскажи мне о том, для кого ты выбрала имя Дункан, — сказала Кассандра.

Слова были мягкими, словно сумерки, но содержавшееся в них приказание отнюдь не казалось мягким.

— Кем бы он ни был до того, как оказался в Каменном Кольце, — произнесла Эмбер, — он ничего об этом не знает.

— А ты?

— Я видела отметины сражений у него на теле.

— Темный воин…

— Да, — прошептала Эмбер. — Дункан.

— Значит, он жесток и груб? — Нет.

— Как ты можешь быть настолько уверена в нем? Связанному человеку мало что остается, кроме как попытаться освободиться от пут либо силой, либо хитростью.

— Я перерезала веревки.

Кассандра судорожно выдохнула и перекрестилась.

— Зачем ты это сделала? — спросила она напряженным голосом.

— Я знала, что он не желает мне зла.

— Как ты это узнала? — Едва задав вопрос, Кассандра уже испугалась ответа.

— Как обычно. Я прикоснулась к нему. Кассандра стояла, сцепив руки и покачиваясь, словно ива на несильном ветру.

— Когда он появился у тебя, — неровным голосом продолжала Кассандра, — ночь уже наступила?

— Да, — ответила Эмбер.

Он явится тебе из теней темноты.

— Ты в своем уме? — В голосе Кассандры слышался неподдельный ужас. — Разве ты забыла? Будь же подобна солнечным лучам, сокрытым в янтаре: чужой руки не ведая касаний и ни к кому сама не прикасаясь. Запретной оставайся.

— Эрик велел мне прикоснуться к незнакомцу.

— Тебе следовало отказаться.

— Я и отказалась сначала. Но Эрик сказал, что у всякого взрослого человека есть имя. Значит, пророчество не…

— Не учи сокола летать! — гневно перебила Кассандра. — Когда этот человек проснулся, он знал, как его зовут?

— Нет, но в любую минуту все могло перемениться.

— Клянусь светлой улыбкой Девы Марии, я вырастила безрассудную дурочку!

Эмбер хотела оправдаться, но ничего не приходило ей на ум. Оказавшись на расстоянии от Дункана, она сама ужаснулась безрассудству своего поступка.

Но когда она была рядом с ним, поступить иначе казалось ей просто невозможным.

Обе женщины разом повернулись, чтобы идти обратно к хижине. И обе разом остановились.

В нескольких шагах от них стоял Эрик.

— Ну, ты довольна своей работой? — едко спросила его Кассандра.

— Доброго вечера и тебе тоже, — сказал в ответ Эрик. — И что же я сделал такого, чтобы заслужить столь гневный упрек одной из Наделенных Знанием?

— Эмбер прикоснулась к человеку без имени, который явился ей из теней темноты. Вернее сказать, был принесен к ней на порог молодым лордом, у которого в голове мозгов не больше, чем в каменной стене!

— А что я, по-твоему, должен был сделать? — спросил Эрик. — Выпотрошить его, как лосося для засолки?

— Ты мог бы подождать, пока я…

— Не ты правишь замком Каменного Кольца, госпожа моя, — холодно перебил ее Эрик. — Здесь хозяин — я.

— Это так, — сказала Кассандра со слабой улыбкой. Эрик шумно выдохнул.

— Я чту твою мудрость, Кассандра, но я больше не принадлежу тебе, и ты не можешь мной распоряжаться, как каким-то оруженосцем.

— Верно. Все так и должно быть.

— Хорошо, что хотя бы в этом у нас согласие. — Эрик произнес это с улыбкой. — Раз уж сделано то, что сделано, что ты предлагаешь теперь?

— Попробовать повлиять на события так, чтобы они вели к жизни, а не к смерти, — отрывисто сказала Кассандра.

Эрик пожал плечами.

— Смерть всегда следует за жизнью. Такова уж природа жизни. И смерти.

— А природа моих пророчеств такова, что они сбываются.

— Так или иначе, требования пророчества не выполнены, — сказал Эрик.

— Он явился ей из…

— Да, да, — нетерпеливо перебил Эрик. — Но ведь она не отдала ему свое сердце, душу и тело!

— Не могу сказать про душу и тело, — возразила Кассандра, — но сердце ее уже принадлежит ему.

Эрик бросил на Эмбер удивленный взгляд.

— Это правда?

— Я лучше кого бы то ни было понимаю все три условия — пророчества, — сказала Эмбер. — Все три остаются невыполненными.

— Может, и надо его выпотрошить, как лосося, — пробурчал Эрик.

— Смотри, как бы ты при этом и себя не выпотрошил. — Вид у Эмбер при этих словах был невозмутимый, хотя в душе никакого спокойствия она не ощущала.

— Как это так?

— Тебе надо быть на севере, оборонять Уинтерланс от норвежцев. Но если тебя здесь не будет, то замок Каменного Кольца захватят твои кузены.

Эрик посмотрел на Кассандру.

— Тебе без всяких прорицательниц хорошо известны притязания твоих кузенов, — сухо произнесла Кассандра. — Они были так уверены, что леди Эмма умрет, не зачав Роберту наследника, что уже начали драться между собой за то, кому достанется Каменное Кольцо, Морской Дом, Уинтерланс и все остальные владения Роберта.

Эрик молча посмотрел на Эмбер.

— Дункан думает о себе как о могучем воине, — сказала ему Эмбер. — Он мог бы сослужить тебе немалую службу.

Она взглянула на Эрика из-под полуопущенных ресниц, стараясь понять, действительно ли он слушает, или просто делает вид. Узнать это она могла бы, только прикоснувшись к нему. В лунном свете его глаза затаенно, по-волчьи светились.

— Продолжай, — сказал ей Эрик.

— Дай ему время поправиться. Если память к нему не вернется, он присягнет тебе.

— Значит, ты думаешь, что он — вольный рыцарь, сакс или скотт, и хочет поступить на службу к какому-нибудь могущественному лорду?

— Он был бы не первым рыцарем, ищущим твоего покровительства.

— Что верно, то верно, — пробормотал Эрик. Кассандра хотела было опять возразить, но Эрик остановил ее.

— Я дам тебе две недели, а сам за это время постараюсь что-нибудь узнать о его прошлом, — сказал Эрик, обращаясь к Эмбер. — Но только если ты мне ответишь на один вопрос.

Эмбер затаила дыхание.

— Почему тебя так заботит, что случится с этим человеком, которого ты зовешь Дунканом?

Спокойствие, с которым были произнесены эти слова, никак не вязались с напряженным взглядом Эриковых глаз.

— Когда я дотронулась до Дункана… — начала Эмбер, но продолжать не смогла.

Эрик молча ждал.

Эмбер стиснула руки, засунутые в длинные, просторные рукава платья, и стала лихорадочно думать, как сказать Эрику, что у него в руках, быть может, один из самых искусных воинов, когда-либо рожденных смертной женщиной.

11
{"b":"18153","o":1}