ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда так дразнят и мучают какие-то тени, то это хуже, чем совсем потерять память! — яростно воскликнул он.

Эмбер отдернула руку от щеки Дункана. Его ярость была подобна горящей головне, которой размахивают у самого ее тела, давая понять, какая жгучая боль ожидает ее, если она будет продолжать прикасаться к нему, когда он так разъярен.

Эрик остро глянул на Эмбер.

— Что с тобой? — требовательно спросил он. Эмбер только покачала головой.

— Эмбер? — Дункан ждал, что она скажет.

— Талисман дала тебе женщина, — с несчастным видом произнесла Эмбер. — Женщина, у которой зеленые глаза глендруидов.

Это слово прошелестело среди рыцарей, словно порывистый ветерок по болоту Глендруиды.

— Его заколдовали! — воскликнул с ужасом в голосе Альфред и перекрестился.

Эмбер открыла было рот, чтобы возразить, но Эрик опередил ее.

— Да, похоже на то, — непринужденным тоном согласился он. — Многое становится понятным. Но Эмбер уверена, что если в прошлом Дункан и был во власти каких-то чар, теперь он от них свободен. Не так ли, Эмбер?

— Да, — быстро сказала она. — Он не орудие дьявола, потому что тогда он не мог бы носить на себе талисман.

— Покажи им, — приказал Эрик.

Ни слова не говоря, Дункан распустил шнурок рубашки и вытащил янтарный подвесок.

— На одной стороне у него крест, сложенный из слов молитвы рыцаря, в которой он просит, чтобы Бог хранил его, — сказал Эрик. — Посмотри, Альфред. И убедись сам, что Дункан принадлежит Богу, а не сатане.

Альфред тронул лошадь и подъехал ближе, так что ему стал виден талисман, цепочку которого Дункан сжимал в кулаке. Врезанные в янтарь буквы, составлявшие слова молитвы, ясно образовывали крест с двойной поперечиной. Медленно, с трудом Альфред прочитал первые слова.

— Ты прав, лорд. Это обычная молитва.

— Рунами на другой стороне тоже написана охранительная молитва, — сказала Эмбер.

Альфред пожал плечами.

— Церковь не научила меня читать руны, милая дева. Но тебя я знаю. Если ты говоришь, что в рунах нет никакого зла, я этому верю.

— Правильно, — одобрил Эрик. — Вот и приветствуй Дункана как равного себе. Не страшись его из-за того, что ему пришлось перенести. Важно его будущее, а оно связано со мной.

В молчании Эрик обвел глазами всех рыцарей по очереди. Все они, кроме Саймона, кивали в знак того, что принимают в свою среду Дункана, как это уже сделал Эрик. Саймон же только пожал плечами, как будто ему было все равно, что так, что эдак.

Эмбер тихонько перевела дух. Она знала, что молва о чужаке, которого она выхаживала, за последние двенадцать дней успела разнестись по всей округе. И все же Эрик сильно рисковал, когда так неожиданно и открыто сообщил своим рыцарям о потерянном прошлом Дункана. Они легко могли проникнуться к нему враждой и прогнать, посчитав его орудием темного колдовства.

Словно услышав неспокойные мысли Эмбер, Эрик подмигнул ей, напоминая без слов, что вполне владеет искусством предвидеть поступки людей.

— Ну-ка посмотрим, что у нас за бойцы, — сказал Эрик. — Альфред, ты сам испытывал искусство Саймона?

— Нет, лорд.

Эрик повернулся к Дункану.

— Ты хотел бы снова подержать в руке меч?

— Да!

— Нет! — Ответ Эмбер прозвучал почти одновременно с ответом Дункана. — Ты еще не вполне оправился от болезни, и…

— Перестань, — резко оборвал ее Эрик. — Я же предлагаю не настоящий бой, а только упражнение для разминки.

— Но…

— Я и мои рыцари должны быть уверены в храбрости воинов, которые будут сражаться бок о бок с нами, — сказал он, не обращая внимания на ее попытку возразить.

Заглянув в топазовые глаза Эрика, Эмбер поняла, что спорить бесполезно. Все же она снова заговорила.

— У Дункана нет меча.

С небрежной грацией, рожденной из сочетания силы и ловкости, Эрик вытащил свой собственный меч и протянул его Дункану.

— Возьми мой, — сказал Эрик. Это прозвучало не как просьба.

— Ты оказываешь мне честь, — ответил Дункан. Как только он взялся за меч, в нем, казалось, произошла какая-то неуловимая перемена. Словно поднялась завеса, и все увидели воина, которого до сих пор никто не замечал за внешностью богато одетого человека. Меч сверкнул и рассек воздух с устрашающим звуком, когда Дункан, примериваясь к нему, резко замахнулся.

Эрик смотрел на Дункана, и ему хотелось громко смеяться от радости. Эмбер была права. Дункан — воистину воин из воинов, лучший из лучших.

— Великолепный клинок, — произнес наконец Дункан. — Лучшего, пожалуй, мне держать еще не приходилось. Постараюсь быть достойным его.

— А как ты, Саймон? — вкрадчиво спросил Эрик.

— У меня есть свой меч, сэр.

— Тогда обнажай его, приятель. Давно пора услышать музыку, которую сталь высекает из стали!

Похожая на разрез ножом улыбка, в которую растянулись губы Саймона, заставила Эмбер в страшной тревоге прикусить губу. Ведь Дональд и Малькольм, хотя и уступали в боевом искусстве некоторым другим рыцарям Эрика, были все же храбрыми, сильными и упорными бойцами.

А Саймон легко победил обоих.

— Крови не проливать, костей не ломать, — отрубил Эрик. — Я просто хочу узнать, что за бойцы вы оба. Поняли, что я сказал?

Дункан и Саймон кивнули.

— Драться будем прямо здесь? — спросил Саймон.

— Вон там, подальше. И спешившись. Лошади Дункана с твоей не тягаться.

Местом для поединка Эрик выбрал луг, осеннюю стерню которого смягчило дождем. Под сгущавшимися облаками подобно языкам серебристого пламени посверкивал туман.

Дункан и Саймон разом спешились, перебросили плащи через седла и зашагали к лугу. Воздух был напоен запахом высохшей на солнце и смоченной дождем стерни. Дойдя до относительно ровного, свободного от грязи участка, они остановились и повернулись лицом друг к другу.

— Я прошу прощения за все раны, какие могу нечаянно нанести, и прощаю за все какие могу получить, — сказал Саймон.

— Да, — ответил Дункан. — И я прошу прощения и прощаю за то же.

Саймон усмехнулся и выхватил меч из ножен с кошачьей грацией и такой скоростью, которая была столь же поразительна, как и черный цвет его клинка.

— Ты очень быстрый, — заметил Дункан.

— А ты очень сильный. — Саймон усмехнулся странной усмешкой. — Такой бой мне привычен.

— Неужели? Не много найдется воинов, равных мне по силе.

— Мой брат — один из них. И это — одна из выгод моего положения по сравнению с твоим.

— Какая же вторая? — спросил Дункан, поднимая свой меч навстречу мечу Саймона.

— Знание.

Клинки сошлись в ритуальном поцелуе с глухим металлическим воплем и сразу же скользнули в сторону Оба бойца начали кружить и делать ложные выпады, пытаясь нащупать слабое место у противника.

Неожиданно Саймон по-кошачьи прыгнул вперед, а его повернутый плашмя меч со свистом устремился к Дункану. Это и была та молниеносная атака, которая повергла наземь Дональда и Малькольма.

В самое последнее мгновение Дункан увернулся и подставил одолженный ему меч. Сталь ударилась о сталь с ужасающим грохотом. И сразу же Дункан отвел свой клинок назад так легко, будто тот весил не больше перышка, предоставив Саймону опираться лишь на воздух. Любой другой на его месте упал бы на колени от неожиданной потери равновесия. Саймону же удалось удержаться на ногах, одновременно увернуться от опускавшегося меча Дункана, да еще и нанести тому удар по ногам плоской стороной клинка.

Очень немногие смогли бы устоять на ногах после подобной атаки. Дункан был одним из таких бойцов. Он крякнул и повернулся на одной ноге по ходу натиска соперника. Этот поворот значительно ослабил силу удара.

Не дав Саймону времени использовать полученное преимущество, Дункан своим тяжелым мечом нанес удар резким махом через низ назад. Это движение было неожиданным, потому что для такого удара требовалась огромная мощь руки и плеча, какая встречалась очень редко.

Саймон уклонился от удара с ловкостью кошки. Меч ударил по мечу с такой силой, что звук отдался по всему лугу. Несколько долгих мгновений мечи оставались скрещенными; каждый из бойцов старался потеснить противника.

21
{"b":"18153","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
В тени баньяна
Адольфус Типс и её невероятная история
iPhuck 10
Уроки плавания Эмили Ветрохват
По кому Мендельсон плачет
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Ключ от тёмной комнаты