ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сюрприз под медным тазом
Мод. Откровенная история одной семьи
Путь художника
Пассажир своей судьбы
Стеклянное сердце
Фартовый город
Тень ингениума
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Сломленные ангелы

— Кассандра знает больше нас с тобой вместе взятых, — напряженно сказала Эмбер. — Мы должны ее подождать.

— Когда ты родилась, Кассандра назвала тебя Эмбер. Думаешь, это была просто ее причуда?

— Нет, — шепотом ответила она.

— Ты была рождена, чтобы повелевать всем, что из янтаря. И Кассандра это поняла. Как и то, что не сможет с тобой в этом сравняться.

Эмбер отвела глаза от напряженного взгляда Эрика.

— Разве ты можешь отрицать, что этот незнакомец носит твой знак? — требовательно спросил Эрик.

Эмбер ничего не ответила.

— Кровь Господня, — пробормотал Эрик, — ну почему ты такая упрямая?

— Кровь Господня, ну почему ты такой непонятливый?

Пораженный этой внезапной вспышкой Эмбер, он молча смотрел на нее.

— Тебе известно имя этого человека? — сердито спросила она.

— Если бы оно мне было известно, то не пришлось бы…

— Ты уже забыл пророчество Кассандры? — перебила его Эмбер.

— Это которое? — резко ответил он вопросом на вопрос. — Кассандра роняет крупицы пророчеств, словно дуб свои листья, когда их крепко прихватит морозцем.

— Ты говоришь, как человек, который никогда не видел дальше того, что у него в руках.

— Учитель фехтования хвалил меня за длину, на которую достает моя рука, — отпарировал Эрик, чуть усмехаясь.

Эмбер с досадой вздохнула.

— Спорить с тобой — все равно что с тенью драться.

— Кассандра об этом упоминает даже чаще, чем о метании бисера перед свиньями. Мудрость — ее, а свиньи, конечно, мои.

На этот раз Эмбер не поддалась остроумию Эрика и его разящему языку.

— Выслушай меня, — настойчиво сказала она. — Послушай, что привиделось Кассандре о моем будущем, когда я только родилась.

— Я ведь уже слышал, что…

Но Эмбер уже начала говорить, и слова срывались с ее губ неудержимо, пересказывая пророчество, которое родилось вместе с ней и сопровождало всю ее жизнь.

— «Может случиться, и безымянного воина ты пожелаешь всем сердцем, душою и телом. Жизнь тогда, может быть, даст богатые всходы, но смерть непременно потоком прольется.

Он явится тебе из теней темноты. Коснись его — и ты узнаешь жизнь, которая возможна, или смерть, которая придет.

Будь же подобна солнечным лучам, сокрытым в янтаре: чужой руки не ведая касаний и ни к кому сама не прикасаясь.

Запретной оставайся».

Эрик бросил задумчивый взгляд на незнакомца и потом на девушку, которая и правда была как солнечный лучик, заключенный внутри янтаря, где яркость золотистых тонов омрачалась одной-единственной темной истиной: простое прикосновение могло причинить ей сильную боль.

И все же он собирался попросить ее прикоснуться к незнакомцу. Ибо у него не было выбора.

— Прости, — сказал Эрик, — но если соглядатаи Доминика ле Сабра или Шотландского Молота разгуливают по земле Каменного Кольца, то мне надо это знать.

Эмбер медленно кивнула.

— Но больше всего мне необходимо знать, где сейчас сам Шотландский Молот, — продолжал Эрик. — Чем скорее Дункана Максуэллского настигнет смерть, тем безопаснее будет жизнь во владениях лорда Роберта на Спорных Землях.

И опять Эмбер кивнула, но не сделала попытки прикоснуться к незнакомцу, чье бесчувственное тело лежало у ее ног.

— Ни один человек, доживший до такого возраста, не остается без имени, — резонно заметил Эрик. — Имена есть даже у рабов, крепостных и вилланов. Глупо бояться пророчества Кассандры.

Подвесок на ладони у Эмбер пылал, словно сгусток плененного огня. Она пристально вглядывалась в него, но видела лишь то, что и прежде. Священное кольцо. Священную рябину.

Тени темноты.

— Пусть будет так, — прошептала Эмбер. Стиснув зубы в ожидании боли, она опустилась на колени у огня и приложила ладонь к щеке незнакомца.

Ощущение удовольствия было таким острым, что Эмбер вскрикнула и отдернула руку. Опомнившись, она вновь медленно потянулась к незнакомцу.

Эрик невольно сделал движение, как бы желая оградить Эмбер от новой боли. Потом овладел собой и стал наблюдать, сжав губы в тонкую линию, полускрытую короткой рыжеватой бородкой. Ему очень не хотелось причинять Эмбер болезненные ощущения, но еще больше не хотелось без необходимости убивать человека.

Когда рука Эмбер прикоснулась к незнакомцу во второй раз, она ее не отдернула. Издав какой-то тихий звук, она придвинулась еще ближе к нему. Закрыв глаза, отрешившись от всего остального мира, она упивалась чистейшим наслаждением, подобного которому еще никогда не испытывала.

Ей казалось, будто она витает невесомо в облаке нежного огня, овеваемая теплом, увлекаемая к средоточию света.

А там, где кончалось золотое тепло облака, темной тенью лежало знание.

И ждало.

У Эмбер вырвался негромкий крик. Она знала не многих мужчин, которые были бы так уверены в своем боевом искусстве. Доминик ле Сабр и Дункан Максуэллский — это двое. Третьим был Эрик.

Под моей рукой лежит доблестный воин, свет и тьма, радость и боль, друг и смертельный враг — единый во всех ипостасях.

— Эмбер.

Она медленно открыла глаза. По выражению лица Эрика она поняла, что он окликает ее уже не первый раз. Рыжеватые глаза напряженно следили за ней. Его беспокойство за нее было ощутимым, и это согревало. Она заставила себя улыбнуться вопреки смятению, бушевавшему у нее внутри.

Она стольким обязана Эрику. Его отец дал ей одежду, эту хижину, людей для возделывания земли и землю, на которой они могли работать. Эрик доверял ей так, словно она принадлежала к его клану, а не была сиротой без единого родного существа на свете.

И она поняла, что собирается обмануть доверие Эрика ради какого-то незнакомца, который вполне может оказаться его врагом.

Прикоснувшись к незнакомцу, Эмбер уже не могла допустить его смерти от руки Эрика. По крайней мере, пока не будет уверена, что этот человек — тот, кого она боится.

Возможно, она не выдаст его даже и тогда.

Он может быть просто незнакомцем — человеком, которого никто не знает.

Эта мысль завораживала, словно огонь в очаге в зимний день.

Да! Просто незнакомец. Ведь на Спорных Землях появлялись и другие рыцари. Я слушала их рассказы о том, какие им выпали испытания в сарацинском горниле. Они были уверены в своей силе.

Этот человек может быть таким воином.

Должен быть.

— Эмбер?

— Оставь его здесь, — сказала она хриплым шепотом. — Он принадлежит мне.

Искушение продолжать прикасаться к незнакомцу было очень сильным. Неохотно она отвела руку. Ощущение пустоты на месте прерванного соприкосновения привело ее в смятение. До этого момента ей не случалось чувствовать себя одинокой.

Эрик длинно, с облегчением выдохнул, как только понял, что хотя прикосновение к незнакомцу расстроило Эмбер, но настоящей боли ей не причинило.

— Должно быть, Бог услышал мои молитвы, — сказал Эрик.

Эмбер вопросительно посмотрела на него.

— Мне нужны искусные воины. Шотландский Молот — это лишь первая моя беда.

— Есть и другие — с тревогой спросила Эмбер.

— Чуть севернее Уинтерланса видели норвежцев. Да и кузены опять зашевелились.

— Пошли их сражаться с норвежцами.

— Они, скорее всего, объединятся и нападут на владения моего отца, — невесело улыбнулся Эрик.

Эмбер заставила себя не смотреть на незнакомца. Если такие воины, как Доминик ле Сабр или Шотландский Молот, будут сражаться на стороне Эрика, а не против него, это для Спорных Земель вполне могло бы означать мир вместо затяжной войны.

Только вот желать, чтобы могущественный норманнский лорд или его шотландский вассал вступили в союз с лордом Робертом Северным, было все равно что думать, будто солнечный свет можно перелить из одной ладони в другую, словно воду.

— Как зовут моего нового воина? — спросил Эрик.

— Я спрошу его, когда он проснется, — ответила Эмбер.

— Зачем он явился на Спорные Земли?

— Это второе, о чем я его спрошу.

— Куда он держал путь?

— А это третье. Эрик крякнул.

3
{"b":"18153","o":1}