ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отголоски миссионерского воспитания?

Она пожала плечами.

– Я уже не благодарю Господа за хорошее и не стыжусь греха за плохое. Я просто… – Ханна умолкла.

– Выживаете, – закончил Арчер.

– Да. А что же еще?

– Все.

– Для некоторых, возможно. Только не для меня.

В ее голосе не было ни жалости к себе, ни злости. Она принимала мир таким, как он есть, и черпала из него силы. Чтобы выжить. Хотя Лэн почти уничтожил ее.

– Чего вы хотите от жизни? –вдруг спросил Арчер.

– То, что заслужила. «Черную троицу». Ню чтобы вернуть ее, я… мы… должны отыскать убийцу Лэна. Тот, кто убил его, забрал жемчужины. Если вы поможете их найти, я отдам вам половину денег, которые получу за «Черную троицу».

Слушая Ханну, он размышлял, кто еще мог знать о них, кто убил Лэна, чтобы завладеть ими, и кто готов на новое убийство, чтобы их сохранить.

Ханна собрала тарелки, отнесла их в раковину, а когда снова подошла к столу, Арчер спросил:

– Что такое «Черная троица»?

– Ожерелье из трех нитей черных жемчужин. Стоит три миллиона американских долларов.

Арчер тихо присвистнул. Баснословная цена, редкое украшение может стоить таких денег, тем более после того, как австралийцы научились у таитян выращивать большие черные жемчужины.

– Неужели три миллиона? – переспросил он.

– Как минимум, – спокойно ответила Ханна. – Самая короткая нить – двадцать дюймов в длину, двенадцатимиллиметровые жемчужины. Средняя – двадцать два дюйма с четырнадцатимиллиметровыми, а самая длинная – двадцать четыре дюйма с шестнадцатимиллиметровыми. Все жемчужины круглые, идеально совпадают по цвету, поверхность практически безупречна. Это, конечно, заслуга природы, но и я приложила руку.

– Вы жемчужный доктор? – удивился Арчер. Тончайшая работа. Шлифовать песком нежную поверхность, убирая слой за слоем в надежде обрести идеал? Это все равно, что играть в кости с дьяволом. Проигрыш означает потерю всего. Здесь требуется выдержка и уверенность в себе.

– Если ставки достаточно высоки, я берусь за исправление жемчужин, – сказала Ханна. – Похоже на ваяние, когда нужно убирать все лишнее. Интуитивно. Порой интуиция вас не обманывает, и вы получаете красивую вещь, а иногда просто кучу опилок.

Взяв губку, Ханна принялась за мытье посуды. Еда улучшила ее физическое состояние, руки стали более уверенными.

Арчер продолжал размышлять о Лэне и жемчуге, алчности и одержимости, жестокости и несчастных случаях. Лэн вообще любил жемчужины, но только один сорт целиком завладел им.

– Какой оттенок черного?

Ханна некоторое время молчала. Она боялась рассказывать, сомневаясь, сможет ли потом ему доверять. С другой стороны, выбора не было. Если она попытается искать убийцу мужа сама, то наверняка закончит свою жизнь, как Лэн, – болтаясь лицом вниз в теплом безжалостном море.

– «Черная троица» состоит из жемчужин всех цветов радуги. Одновременно, – решительно произнесла она. – Красный, зеленый, голубой, золотой мерцают под прозрачной черной поверхностью, словно драгоценные камни под черным льдом.

– Значит, Лэн добился своей цели. Я предполагал, что это возможно, но своими глазами ничего подобного никогда не видел.

Она резко повернулась к нему. Прищуренные глаза изучали человека, который вполне мог оказаться волком, готовым разорвать ягненка. Ее, Ханну.

– Вы знали о черных радугах?

– Я знал, что Лэн нашел удивительную жемчужину в Коулуне. Знал, что он любым способом выяснит, откуда она взялась. Теперь вижу, что ему это удалось, он сам начал выращивать черный жемчуг. Но результаты хранил при себе. Это на него похоже.

– Да, Лэн нашел секрет черной жемчужины.

– Не удивляюсь. Он мог бы выведать тайну даже у сфинкса, – небрежно сказал Арчер.

– Вы хотите узнать этот секрет?

– Во что он мне обойдется?

Ханна вдруг успокоилась. Она видела достаточно зависти и жадности, чтобы распознать их с первого взгляда. Конечно, Арчер заинтересован, но жадности в нем не было. И все-таки ее не покидали сомнения. Одно дело – знать, что вы подвергаетесь риску, и совсем другое – намеренно рисковать.

– Вам бесплатно, – вздохнула она. – Потому что я не знаю секрета производства радужных жемчужин. Если грифы, кружащие вокруг «Жемчужной бухты», узнают об этом, тогда за мою жизнь не дашь и горстку ненужных раковин.

Арчер не смог противостоять обуревавшим его чувствам. Он нежно дотронулся до ее щеки, ощутив прохладу и шелковистость кожи, но большего себе не позволил. Кроме того, у него было срочное дело – встреча с мертвым.

– Вы в состоянии продержаться без сна еще несколько часов? – спросил он. Ханна вздрогнула.

– Конечно. Дети помогут.

– Дети?

– В свободное время я преподаю английский детям работников.

Ну что же, дети лучше, чем вооруженный телохранитель.

– Я уеду, как только они придут. Постараюсь вернуться побыстрее.

– Куда вы собираетесь?

– В Брум.

Ханна не спросила зачем.

Чтобы увидеть Лэна Макгэрри.

Г лава 5

Кто-то постучал в дверь. Арчер отступил в сторону, затаился в тени, а Ханна нерешительно взглянула на него. Он жестом велел ей открыть, и она быстро пересекла веранду, толкнув дощатую входную дверь, бесполезную защиту от сверкающего солнечного света.

( Кристиан, – удивилась Ханна. – Что-нибудь случилось?

– Здравствуй, красавица. – Флинн окинул ее изучающим взглядом.

Обрезанные джинсы, топик персикового цвета, полные чувственные губы. Темно-синие глаза, казавшиеся порой фиолетовыми, прелестная грудь, которая уместилась бы в мужских ладонях.

– Чудесна, как жемчужина, – продолжал он. – Как тебе удается?

– Я сплю с моллюсками.

Она вернулась в относительную прохладу дома, Кристиан последовал за ней, не ожидая приглашения. Высокий, сильный, великолепно сложенный, он косил женщин, словно австралийский грипп. Ханна находила Флинна почти забавным, пока его кобальтовые глаза не обращались в ее сторону. Разумеется, причина его интереса могла оказаться более зловещей: два дня назад он предложил ей найти покупателя на «Жемчужную бухту». Ханна отказалась.

Неужели она должна опасаться и этого общительного австралийца? Ханна быстро подавила страх. Она умела обращаться с мужчинами и держать их на расстоянии, не делая из них врагов.

– Хотите ваш обычный темный чай? – спросила она, уводя Флинна от кухни. –Или пива?

– Мне все равно, лишь бы холодное.

– Что-то случилось? – повторила Ханна.

– Да нет, просто зашел вас проведать.

– У нее все в порядке, – сказал Арчер. – Что-нибудь еще хотите узнать?

Австралиец резко обернулся, приняв боевую стойку, увидел красивого, уверенно державшегося в доме Ханны мужчину и недобро прищурился.

– Кто вы такой? – рявкнул он.

– Ее партнер, – спокойно ответил Арчер, моментально осознав, что перед ним боец, и предпочитая не проверять его мастерство на деле.

– Партнер! Ты продалась этому типу?!

– Нет. Мистер Донован является партнером Лэна со времени основания «Жемчужной бухты». Это Кристиан Флинн. Он… руководил…

– Лэн ни разу не упоминал о партнере, – сказал Флинн. Голос звучал недоброжелательно, выражение лица было не лучшее. Арчер смотрел на красивого злого австралийца и удивлялся, как Лэн терпел присутствие этого мускулистого жеребца рядом с Ханной. А ведь ему сводный брат приказал убраться за семнадцать тысяч миль от его жены. «Проваливай к дьяволу из моей жизни и никогда не возвращайся. Ты думаешь, она будет твоей, раз я парализован? Ошибаешься. Если ты сделаешь хоть шаг в ее направлении, я сумею рассчитаться. Не с тобой. С нею».

Тогда Арчер пытался убедить себя, что в Лэне говорит страх недавно парализованного человека. Или наркотики. Пытался объяснить брату, что хочет ему помочь и не намерен соблазнять его жену. Но тот не слушал, только с каждым днем становился все более агрессивным.

И Арчеру пришлось убраться из жизни брата.

10
{"b":"18154","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Центральная станция
Карта хаоса
Ведьмак (сборник)
Бегущая по огням
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Рефлекс
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Как в СССР принимали высоких гостей
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело