ЛитМир - Электронная Библиотека

Навсегда.

– У него не было оснований говорить о своем партнере, – осторожно произнесла Ханна. – Арчер не принимал участия в делах.

– Арчер? Значит, это Арчер Донован?

– Да.

– Черт возьми, – пробормотал Флинн.

Имя Арчера Донована было известно всякому, кто занимался жемчужным бизнесом. Он стал легендой. Ни один эксперт не мог похвастаться такой проницательностью в оценке жемчуга, людей и рыночной конъюнктуры.

Потирая шею, Флинн прикидывал, как присутствие Донована скажется на уже решенном деле, и приходящие в голову варианты ему очень не нравились.

Наконец Кристиан улыбнулся и протянул руку:

– Извините, если был груб. Я просто не высыпаюсь. После той бури вокруг творится черт-те что.

Арчер тоже изобразил улыбку и сжал протянутую руку:

– Все в порядке. Я тоже мало сплю.

Мозоли на ладони Флинна многое сказали Арчеру о его физической подготовке, но применит ли он свою завидную силу в драке лицом к лицу, пока неясно.

Флинн тоже не оставил без внимания крепость руки противника.

– Сколько потребуется времени для восстановления «Жемчужной бухты»? – спросил Арчер, чтобы отвлечь внимание австралийца.

Тот покосился на Ханну, которая смотрела на партнера. Это мучительно терзало Кристиана.

– Не знаю, – осторожно начал Флинн. – Недавно мы пересадили новую партию жемчужниц в другие места, но буря сорвала некоторые плоты, и они утонули. Сейчас мы занимаемся восстановлением, и работы очень много.

– Сколько раковин вы потеряли?

Флинн беспокойно взглянул на Ханну.

– Скажи ему, – кивнула она.

– Шестьдесят процентов. Может, больше.

– Насколько больше?

Австралиец пожал плечами.

– Насколько больше? – повторил Арчер.

– Девяносто пять процентов.

Ханна пробормотала что-то непристойное. Ей говорили о пятидесятипроцентном ущербе.

– Другими словами, вы потеряли все, – подытожил Арчер.

Флинн очень сожалел, что вместо Арчера Доиована партнером Ханны не оказался другой человек. Любой. Который не задавал бы никаких вопросов.

– Правда, все пропавшее могло быть некачественным, – решился на предположение Флинн. – Честно говоря, мы возвращаем намного меньше плотов, чем надеялись.

– Почему?

Холодный тон Арчера заставил его поежиться, а желание иметь партнером Ханны другого человека усилилось. Наверняка его боссы почувствовали бы то же самое, но сейчас Флинн в этом весьма сомневался.

– Сильный ветер, чтоб его… неразбериха. Эта сука буря. – Кристиан посмотрел на Ханну. – Извини, красавица. Я не хотел расстраивать тебя раньше времени.

– Что с новыми раковинами? – спросил Арчер.

– Работа еще не закончена, и мы пока не знаем.

– Сделайте предположение.

Самоуверенность приказа рассердила Флинна. Он невольно сжал кулаки, однако изучающий взгляд Арчера и воспоминание о крепости его руки вынудили Флинна отказаться от драки: сначала нужно получить разрешение боссов.

– Новые, кажется, в лучшем состоянии. Больше пострадали плоты с экспериментальными раковинами. Я говорил Лэну, что их следует поместить в безопасное место, а он не пожелал. Не хотел, чтобы наблюдать за ними мог еще кто-то. Он был маньяком, ублюдок. Извини, красавица. Я…

– Ханна знала своего мужа лучше, чем вы, – отрезал Арчер. – Какие жемчужины в сортировочном эллинге?

– Есть такая американская книга, – усмехнулся Флинн, – называется «Унесенные ветром».

– «Жемчужная бухта» – отнюдь не Тара. Сложно поверить, что весь жемчуг унес ветер.

– А придется.

– О, я верю, что жемчужины исчезли. Только вряд ли их унес ветер.

– И что же, по-вашему, случилось? – зло спросил Флинн.

– Я думаю, они были украдены.

– Пытаетесь мне что-то рассказать, приятель?

– Арчер никого не обвиняет, – успокоила его Ханна. Австралиец бросил на него совсем уж неприветливый взгляд.

– Мне так не кажется.

– Я должен иметь письменный отчет о том, что было утеряно, что уже найдено и что вы предпринимаете относительно всего остального.

– У меня нет времени на…

– Так найдите его.

Приказ окончательно вывел австралийца из себя. Было заметно, как он изо всех сил пытается сохранить самообладание. Арчер с холодным интересом наблюдал за этой борьбой.

– Вы не имеете права мне приказывать, – наконец ответил Флинн.

– Ошибаетесь. – Арчер повернулся к Ханне:

– Вы изменили свое решение?

– О чем вы? – удивилась она.

– Вы позвонили. Я приехал. Но с такой же быстротой могу и уехать.

Ханна взвилась, стала кричать, чтобы он шел к дьяволу или куда ему угодно, но когда ярость прошла, взглянула на Флинна, увидела неприкрытое удовлетворение и вдруг улыбнулась так ядовито, что австралиец опешил.

– Янки, конечно, слишком любит командовать, но все преимущества на его стороне. Этот отчет понадобится мне для собственных целей. Подготовь бумаги к ужину.

– К ужину? – Флинн не верил своим ушам. – Я не могу сделать такую работу за короткое время. Тем более с требуемой точностью.

– Сделай пока хотя бы приблизительный отчет. Арчеру ты отвечал достаточно быстро.

– Это другое.

– Потому что он мужчина? – Ханна улыбнулась еще шире. – Не беспокойся, я тоже ношу брюки. Встретимся перед ужином.

Флинн уставился на работодательницу, которая после смерти Лэна теперь возглавляла «Жемчужную бухту» и отлично понимала свое положение. Он не предполагал, что дела пойдут таким образом, иначе не явился бы сюда, чтобы утешить сексуальную вдову.

– Ладно, к ужину, – недовольно буркнул он, выходя за дверь.

– Почему вы были так грубы с ним? – спросила Ханна.

– Любой управляющий, если он не зря получает свою зарплату, обязан был за сутки после бури представить вам письменный отчет о нанесенном ущербе.

– Но…

Стук в дверь оборвал протест Ханны. Она резко повернулась, ожидая снова увидеть Флинна.

– А, Том. Заходите.

Том Накамори был одет, как все в «Жемчужной бухте»: вылинявшие шорты, майка, сандалии. Волосы седые, а брови иссиня-черные, на подбородке тонкий шрам, суставы пальцев увеличены, но кисти рук по-прежнему гибкие. Синяки и царапины свидетельствовали о его попытке спасти «Жемчужную бухту».

Войдя, Накамори остановился, чтобы убедиться, что жалюзи на веранде закрыты. Движения замедленные, осторожные – сказывались годы, проведенные под водой. Раньше или позже все ныряльщики теряли трудоспособность, а некоторые умирали.

– Извините беспорядок, – сказал японец, кланяясь. – Безупречная жемчужина ремонтируется лучше. С вашего позволения я беру ныряльщиков искать завтра потерянные раковины.

– Конечно. Только согласуйте с Кристианом. Он готовит для меня отчет и, возможно, захочет, чтобы вы начали поиск в определенной зоне.

Накамори кивнул и опять поклонился.

Из услышанного Арчер сделал два вывода: японец не силен в английском и не питает особой любви к Кристиану Флинну.

– Можете взять еще одного ныряльщика? – спросил Арчер.

Тот, поколебавшись, кивнул.

– Хай. 0'кей.

– Когда вы отправляетесь?

– После восхода. Один час.

– У вас найдется лишний акваланг?

Японец оглядел его с головы до пят.

– Костюм мистера Макгэрри, подойдет грудь. А низ… – Японец пожал плечами. – Извините. Не подходит.

– Ничего. Если слишком замерзну, то погреюсь наверху. Позаботьтесь о месте для Ханны, – добавил Арчер. – Полагаю, вы ныряете?

Она улыбнулась, представив яебя в толще океанской воды, где цвета разбивались на тысячи оттенков синего и голубого.

– После бури я по-настоящему еще не ныряла. Кристиан говорил, что не было места, к тому же я не хотела мешать спасательным работам. Потом начал барахлить двигатель. Том, его починили?

– Нырять не сейчас, завтра, – неопределенно ответил Накамори. – Если спокойно.

Ханна посмотрела на безоблачное небо.

– Будет чудесная погода, – сказала она. Уже выйдя на веранду, японец оглянулся:

– Миссис Макгэрри?

11
{"b":"18154","o":1}