ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да?

– Мои ныряльщики должны кормить семью. Они спрашивают, если нужно еще работать.

– Всем, кто работает для «Жемчужной бухты», обязательно заплатят, – перебил Арчер японца, который не решался спросить о деньгах. – Передайте это вашим людям.

Черные глаза Накамори с любопытством изучали его.

– Флинн говорит, «Жемчужная бухта»… фффт… нехорошо. Банки не строят опять.

– Если вы работаете, вам заплатят, – повторил Арчер.

– Как? – с вежливой настойчивостью спросил японец.

– Чеком, полученным из банка Гонконга.

– Мистер Донован, – быстро сказала Ханна, – мой партнер. Можете ему доверять.

Секундное удивление тут же исчезло, лицо Накамори стало по-японски бесстрастным.

– «Жемчужная бухта» о'кей?

– «Жемчужная бухта» – настоящий бардак, – ответил Арчер. – Но вы получите за каждый час своей работы.

– 0'кей. Я скажу.

Накамори поклонился и вышел на желтое неистовое солнце.

– Я бы не хотел оставлять вас одну, пока буду нырять, – сказал вдруг Арчер. – У вас удобное снаряжение?

– Как у амы, – улыбнулась Ханна, вспомнив знаменитых японских ныряльщиц.

Белые зубы сверкнули в черноте бороды.

– Ама? Вы и одеваетесь как они?

– Белые рубашка и штаны? Нет.

– Так амы одеваются только для шоу, которые устраивают богатые японские компании для туристов и правительственных чиновников, – сказал Арчер. – Раньше их костюм состоял только из нитки жемчуга. Они хотели скользить под водой, как рыба.

– И наверное, очень мерзли.

– Да, в японских водах было чертовски холодно, – согласился Арчер. – Но они все равно ныряли. Правда, часто делали перерывы, жарили и ели морских животных, пойманных в воде. А когда они всплывали после долгого ныряния, то издавали особый крик…

Разговаривая с нею, он следил за Томом Накамори, идущим по дорожке к жемчужным эллингам. Еще одно имя для компьютерного поиска брата Кайла. Японцу, видимо, около шестидесяти, огромный стаж ныряльщика, однако Том достаточно силен, чтобы проткнуть Лэна осколком раковины. Особенно, если сначала оглушил его доской.

– А другие игроки? – спросил Арчер, поворачиваясь к Ханне.

– Что вы имеете в виду?

– У Флинна и Накамори достаточно силы и возможности убить Лэна. Кому еще это выгодно?

Ханна слушала, закрыв глаза, борясь со спазмами в желудке.

– Не понимаю, какая им выгода от смерти Лэна. Ведь если «Жемчужная бухта» разорится, Том и Кристиан потеряют работу.

– На побережье такие люди без работы не останутся, – сказал Арчер. К тому же у молодого австралийца, как он подозревал, это не единственное занятие. – Ну, кто еще?

– Янь Чан хочет купить «Жемчужную бухту» или получить долю в семьдесят пять процентов. Его не было здесь во время бури, поэтому он вряд ли замешан в убийстве. Правда, ему известно об уникальных жемчужинах, хотя я понятия не имею, откуда у него такая информация. Возможно, Лэн сам рассказал ему.

– Трудно хранить секреты, особенно такие. Даже Лэн не смог бы молчать год за годом, год за годом, – рассеянно произнес Арчер.

Он вспомнил файл под именем «Чан». Ничего хорошего там не содержалось. Конечно, Янь мог принадлежать к другой ветви Чанов, но это вряд ли.

– Прошлый год был особенно плох. Лэн признался мне, что кто-то украл несколько экспериментальных раковин. Он был уверен в этом.

Арчер пожал плечами.

– Кража могла случиться намного раньше, если бы Лэн не был так умен и расчетлив. Это мог бы сделать Янь Чан, например. Он ведь у Сэма Чана единственный сын? «Чан энтерпрайзес»? Те, кому принадлежит крупная жемчужная фирма, и кто не прочь заиметь еще одну?

– Да, отца Яня зовут Сэм, и он бизнесмен. Но вы, кажется, знаете о Чанах больше, чем я.

– А что вам известно о Яне Чане? – спросил Арчер.

– Он работает в семейном бизнесе, имеет свои интересы от Китая до Новой Зеландии, помог Австралии избавиться от японской монополии в производстве жемчуга, теперь собирается покончить с японской монополией на торговлю жемчугом.

– Женат?

– Да. У него пятеро детей. По слухам, есть любовница. Даже несколько.

– Весьма похоже на наследника Сэма, – холодно заметил Арчер. – Сколько Чан предложил за «Жемчужную бухту»?

– Они погасили бы все долги и восстановили ферму.

– Миллионы, я думаю.

Ханна закрыла глаза. Мысль о том, что Лэн наделал столько долгов, совершенно не радовала ее.

– Да. Миллионы.

– Вы отвергли предложение?

– Насчет «Жемчужной бухты»?

«Вот как, – подумал Арчер. – Значит, были и другие предложения».

– Насчет «Жемчужной бухты» и прочие.

– Я отвергла все предложения.

– Почему?

Его бестактный вопрос испугал Ханну.

– Потому что «Жемчужная бухта» не моя, я не могу ее продать.

– А другие предложения?

– Янь женат. И кончено.

– – Только не для него.

– Это его проблемы, а не мои.

– Я не женат, Ханна. – И прежде чем она сумела что-то ответить, продолжил:

– Вы сказали Чану о своем партнере? – Она кивнула. – Ну и?

– Ему не понравилось. Сказал, что это меняет дело. – Ханна на секунду умолкла. – Янь считает, что Лэна убили вы.

– А он не сказал, почему так считает?

Если Арчер и был рассержен или удивлен обвинением, то внешне сохранил, полное спокойствие. Ханне вдруг захотелось нарушить его спокойствие, наплевав на все чертовы предупреждения вроде «тихих омутов» или «спящих собак». Чем дольше она находилась в его обществе, тем отчетливее вспоминала тот электрический разряд, который тряхнул ее, когда она впервые увидела Арчера.

Правда, в то время она была слишком наивна, чтобы понять реакцию своего тела именно на этого человека. Теперь она понимала.

– Янь сказал, что Лэн ошибся в выборе, – решительно произнесла Ханна. – Вы не менее безжалостны, чем они себе представляли.

– Он наполовину прав. Но Лэна убил не я.

– Да. И не я.

– Знаю.

– Почему вы так уверены? Думаете, я неспособна убить? Оттого что я женщина?

– Любой способен убить. Особенно если у него есть на то причины.

– Тогда откуда такая уверенность?

– Вы попросили меня о помощи.

Ханна смотрела на него в упор. Глаза стали чернее ночи.

– Я могла убить Лэна, а затем попросить вас помочь.

– Вы не столь глупы. Вы же и без Чана прекрасно знали, что меня трудно назвать хорошим парнем.

Ханна сразу вспомнила ночь, когда он появился с окровавленным телом Лэна. В то время они жили на окраине грязной деревни, где люди зарабатывали себе на жизнь контрабандой или открытым пиратством. Арчер пробивался сквозь толпу к грунтовой взлетной полосе, которая тут считалась аэропортом, затем погрузил их на борт угнанного самолета и даже смог поднять его в воздух. Он спас ей с Лэном жизнь. Да, в ту ночь Арчер был холодным и абсолютно безжалостным. После того кошмара Лэн вроде бы уже не нуждался в Ханне. Она просто наблюдала, как о ее муже заботится сводный брат, который прошел с ним через весь ад больниц, операций, физической и психической агонии. Он кормил Лэна, мыл, подавал воду, успокаивал, как ребенка, если тот кричал во сне, проклиная людей, которых считал врагами, – и живых, и мертвых.

Так продолжалось до тех пор, пока Лэн вдруг не пожелал увидеть жену.

Ханна вздрогнула, поняв, что никогда не была привязана к мужу так, как к Арчеру.

– Что с вами?

Она быстро пришла в себя, взглянула на него, и ей показалось, что он прочел ее мысли.

– Я думала.

– О чем?

– О том дне, когда Лэн кричал на вас. Когда приказал вам убраться. Это было не правильно. Вы никогда бы не дотронулись до меня.

– Да, Ханна, я никогда бы этого не сделал. Но я хотел. Всегда хотел вас.

– Я… не могу поверить… – Но она верила. – Я не знала.

– Я очень старался, чтобы вы не знали. Однако Лэн видел это. – Арчер посмотрел на часы.

Если бы он помчался на машине с бешеной скоростью, то успел бы. В Западной Австралии все гоняли как сумасшедшие, поэтому он бы не выделялся.

12
{"b":"18154","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всеобщая история любви
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Лживый брак
Лабиринт Ворона
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность