ЛитМир - Электронная Библиотека

Первое лезвие вошло между ребер достаточно глубоко, чтобы убить, причем без всяких усилий, следуя по пути, до этого проложенному более широким орудием.

Ханна права. Лэна убили.

Теперь, когда Арчер увидел «Жемчужную бухту», сам ощутил ее изоляцию от внешнего мира, он был уверен, что Лэн знал убийцу, возможно, он даже работал у него. Ханна не упоминала ни о ком из посторонних, и убийца мог спокойно находиться рядом с ней, поскольку смерть Лэна представили как несчастный случай.

Арчер в последний раз оглядел тело брата, заметив кольцо, блестевшее в резком свете фонарика. Колец Лэн не носил, даже обручального. К тому же это, в виде грубой раковины, не представляло никакой ценности. Похоже, оно сделано из нержавеющей стали, можно в драке запросто разорвать до кости лицо противнику. Мысль, что кольцо, возможно, подарок Ханны, он сразу же отверг. Слишком оно безвкусное и грубое, вряд ли его стал бы носить кто-нибудь другой, кроме Лэна.

Арчер легко снял уродливую вещь с пальца брата, положил в карман, накрыл труп простыней и быстро вышел из здания. Ему хотелось поскорее оказаться рядом с Ханной.

Он знал, что ей грозит опасность.

Г лава 6

Сидя в кухне, Арчер бессмысленно пялился на экран чужого компьютера и время от времени отгонял муху, лениво кружащую у его потного лица. Ничего стоящего он, конечно, не найдет, однако следует попытаться.

В конце концов там содержались некоторые счета «Жемчужной бухты», а Ханна, перед тем как сдалась и ущла спать, даже назвала ему свой пароль.

Тихо подкравшись к спальне, он заглянул внутрь. Ханна лежала на животе, подложив одну руку под голову, а другую сунув под подушку.

Арчер вернулся на кухню, достал из рюкзака сотовый телефон.

– Что-то ты долго, – сразу раздался из трубки голос Кайла.

– Я ездил в Брум.

– Зачем?

– Тело Лэна находится там.

По тону .брата Кайл догадался, что в Бруме тот не обнаружил ничего хорошего.

– Совсем плохо? – спросил он.

– Достаточно плохо. – Арчер закрыл глаза, пытаясь отогнать воспоминания о Лэне – смеющемся, раненом, злящемся на свои бесполезные ноги, лежащем теперь в морозильной камере для хранения свежезамороженной говядины. – Что ты узнал?

– Ты один? – в свою очередь, спросил Кайл.

Арчер подумал о Ханне в соседней комнате. Спала она крепко, но беспокойно – стонала, дергалась, словно ее кто-то преследовал во сне. Он не хотел ее пугать и все же рассказал ей о ране Лэна. Она мужественно выслушала, затем молча повернулась и ушла в спальню. Арчер сгорал от желания пойти следом и успокоить, но он знал, что не удовлетворится братским объятием, поэтому остался на месте.

Его тоже мучили кошмары. На некоторых людей насилие вообще не действовало, многие привыкали к нему, а другим не хватит и целой жизни, чтобы примириться с этим. Арчер был именно таким. И надеялся, что Ханна тоже.

– Да, сейчас я один.

– Черт возьми, у тебя голос измученного человека.

– Так и есть. Ханне еще хуже. Она живет практически без сна уже пять дней.

– Ого! У нее, должно быть, галлюцинации начались.

– Думаю, кончится этим. – Арчер взглянул на приоткрытую дверь и понизил голос:

– Она бесстрашная, стойкая леди, не позволила себе уйти спать до тех пор, пока не убедилась, что в безопасности.

– А кто будет охранять твой сон?

– Фея кофеин. – Зевнув, Арчер потянулся к чашке, стоявшей на маленьком столике рядом с чувственной статуэткой. – Говори. Что у тебя есть на нее?

– Я передал много чепухи по твоей электронной почте.

Арчер со вздохом опустился в ротанговое кресло. Подвесной гамак выглядел очень соблазнительно, но он был уверен, что тот не выдержит его тяжести и порвется.

– С пяти лет до брака с Лэном Макгэрри, когда Ханна обратилась за паспортом, ее нет в найденных мною файлах, – ответил Кайл. – Ее родители граждане Соединенных Штатов, проживали за границей, кроме пяти лет в штате Мэн, видимо, из-за рождения Ханны. Мать умерла. Паспорт отца до сих пор находится в обращении, поэтому я думаю, что он жив. Оба миссионеры, десять лет назад жили с племенем яномами в глубинных областях Бразилии. Отец Ханны, возможно, еще там.

Он любит это больше, чем дочь, от которой отрекся, когда она сбежала с Лэном. Она росла в охотничьем стойбище яномами, поэтому отсутствуют документы. Ее брак зарегистрирован в Макао. Гражданская церемония. Ты был единственным свидетелем.

Да, ничего нового. Арчер проглотил немного горького кофе и без удовольствия вспомнил тот день. Беспощадно палящее солнце, едкий запах пищи, спешка, зловоние нищеты, мечтательный взгляд Ханны и пустота в глазах Лэна.

– Эй! Ты заснул?

– Продолжай, я слушаю.

– Следующие три года бурная деятельность, о чем свидетельствуют отметки в паспорте Ханны. Вся Юго-Восточная Азия, Малайзия, Филиппины, каждый порт, о котором я когда-либо слышал, и даже совсем неизвестные мне. Никаких кредиток. Видимо, рассчитывались наличными, включая оплату за десять дней в больнице Кучинга.

– Больница? Когда? Почему?

– Спустя примерно четыре месяца после замужества Ханна серьезно заболела. Лихорадка неизвестного происхождения. Она чуть не умерла сначала из-за температуры, потом из-за кровотечения. Кстати, у нее первая группа, резус положительный.

– Значит, лихорадка с кровотечением?

– Нет. Выкидыш. На седьмом месяце беременности. Мальчик. Надо же, мы бы имели племянника и даже не знали бы о нем.

Арчер потерял дар речи. Лэн никогда не упоминал ни о болезни Ханны, ни о потере ребенка.

– А ты знал? – помолчав, спросил Кайл.

– Нет.

Кайл понимал чувства, брата, поэтому не стыдясь признался:

– Для меня это тоже было ударом. Я пошел к Лианне и обнял ее, просто обнял. А когда почувствовал, как толкаются наши малыши, не знал, смеяться мне или плакать.

Сделав над собой усилие, Арчер принялся убеждать его, что близнецы наверняка будут счастливыми и преуспеют в жизни.

– Не беспокойся о Лианне и детях. Лэн протащил Ханну через все круги ада. Он жил неприхотливо. Что ели аборигены, то и он. Что пили они, то и он. После женитьбы Лэн совсем не изменился.

– Знаю. Я перепроверил все штампы в паспорте. Неделя здесь, две недели там, два дня в следующем .месте. Иногда только несколько часов. Они летали через южную часть Тихого океана с короткими посадками в Японии или Джакарте, просто для разнообразия. И в каждом городе или порту, где бывал Лэн, занимались контрабандой жемчуга. Совпадение?

– Нет.

Кайл подождал, но брат молчал. Тогда он собрался выразить недовольство, а потом вспомнил, что Арчер не спал уже больше суток, видел труп Лэна, узнал о неродившемся племяннике, с которым они уже не смогут играть, дразнить его и любить.

– Наш сводный брат не отличался разборчивостью в выборе друзей, – проворчал Кайл. – Я просмотрел имена людей, с которыми он имел дела. Сброд. Даже из Красной триады настоящая шваль.

– Я в курсе.

– Он был шпионом?

Арчеру не хотелось отвечать, но ведь Лэн не только его брат, а и Кайла тоже.

– Он начинал как офицер иностранного отдела ЦРУ, закончил как наемник. Иногда работал на нас. Иногда на них. Но всегда на себя.

– Мне это совсем не нравится.

– У тебя хорошая интуиция. Только не забывай, Лэн начинал не там, где закончил. Что ты еще узнал о Ханне?

– Она ведет счета «Жемчужной бухты», заказывает оборудование в определенном месте и через компьютер. В магазинах платит за одежду или косметику наличными. У фермы несколько банковских счетов в Бруме.

– Большие у них счета?

– Не то чтобы очень. Вероятно, прошлый год выдался не слишком удачный. Некоторые кредиторы уже настойчиво требуют вернуть долги.

– Насколько это серьезно?

– С фирмой «Смит и сыновья» «Жемчужная бухта» расплачивается только наличными. Зеленщик из Брума открыл им кредит примерно на сто австралийских долларов. Ханна заказывает мужскую и женскую одежду в виртуальном магазине, который специализируется на сезонных тропических вещах. Книги она заказывает в нескольких виртуальных сэконд-хэндах. Читает все – от научной литературы до беллетристики и философии, китайскую поэзию и женские романы.

14
{"b":"18154","o":1}