ЛитМир - Электронная Библиотека

– А потом?

– Потом родился я. – Арчер встал на цыпочки, осветив мешанину разбитых вдребезги столов, поломанных стульев и другого мусора. – Папе было около двадцати пяти. Глядя, как я расту, он думал о сыне, которого никогда не знал, и нанял людей выследить Лэйлу. Потребовалось семь лет. К тому времени она стала законченной алкоголичкой, Лэн сбежал от нее.

– Сколько ему тогда было?

– Четырнадцать, – рассеянно ответил Арчер. На некоторых ящиках были заметны царапины, хотя ничего удивительного, ведь подвал бомбардировали поднятые в воздух металлические стулья и прочие тяжелые вещи. – Папа начал искать Лэна. Я уже окончил колледж, знал много языков и был весьма нетерпеливым, а он все продолжал искать. Я хотел странствовать, побродить по миру. Тем более что у меня теперь была цель.

– Вы нашли Лэна.

– Он вам рассказывал?

– Нет. Просто я не могу представить, чтобы вы не добились своей цели.

– А вы представьте, такое случается по пять раз на дню.

Даже чаще с тех пор, как он увидел столько лет преследовавшие его глаза Ханны Макгэрри и ее длинные голые ноги.

– Кто открывал ему верхние ящики? – спросил Арчер.

– Я. Хотя Лэн ненавидел просить меня. Как ненавидел свою зависимость от моих глаз для точной сортировки жемчужин по цвету.

– Лэн всегда предпочитал одиночество. Иногда это лучший способ выполнять некоторую работу, особенно ту, которой занимался он. Но жить так паршиво. Вы проверяли верхние ящики после его смерти?

– Да. В них было немного жемчуга, причем не лучшего.

– А что случилось с лучшими?

– Остались только пустые ящики.

– Весьма целенаправленная буря.

– И жадная.

– Где лестница, которой вы пользовались?

Ханна снова взяла его за руку, направляя луч в противоположную сторону.

– Там, за грудой ставней. Наверное, она уцелела.

– Полагаю, у Лэна имелась тут своя комната.

– Да. Она вон там. То есть была там.

Арчер взглянул на провал стены. Да, была. Когда-то. Теперь нет.

Еще раз осмотрев стальную громаду сейфа, он подошел к ставням, загораживающим лестницу, и начал отодвигать их. К сожалению, это нельзя было сделать бесшумно, и Арчер вдруг ощутил беспокойство. Он не услышит других звуков. Опасных.

Эллинг заскрипел от ветра, но Арчер мог бы поклясться, что слышал шаги.

– Уходим, – сказал он Ханне.

– Но…

– Немедленно! – И, схватив ее за руку, побежал к двери. Но слишком поздно.

Г лава 9

Не успев понять, что случилось, Ханна упала на землю, сверху навалилось что-то тяжелое, а потом с грохотом обрушился металл.

Придавленная телом Арчера, она не могла ни голову поднять, ни дышать, от приступа клаустрофобии тело совершенно ей не подчинялось.

– Спокойно, не бейте меня. Я не причиню вам никакого вреда, а вот рухнувшая крыша могла бы. – Она хотела спросить, но издала какое-то мычание, и Арчер прошептал ей на ухо:

– Падают большие куски металла. Я позволю вам подняться, когда это закончится. О'кей?

– Да. Извините, я…

– Вам незачем извиняться.

Ханну успокоили не его слова, а теплые губы возле ее уха. Она выдохнула, изгнав из себя большую часть страха.

Арчер приподнялся на локтях, и обломки свалились у него со спины. В наступившей тишине он разобрал быстро удалявшиеся шаги. Похоже, человек бежал. Или не один? Арчер сразу отказался от желания вскочить и погнаться за убегающим. Ведь тогда пришлось бы оставить Ханну. Нет, женщина, пахнущая корицей и солнцем, не должна оставаться в безрадостной темноте.

– Арчер? – прошептала она.

– Еще рано.

Она молча ждала, пока он слушал ночь. Ей ужасно хотелось спать, даже на то, чтобы испугаться, уже не было сил.

Ведь она столько времени не смыкала глаз больше, чем на десять-пятнадцать минут.

Тогда она боялась. Теперь нет. Арчер не убьет ее, пока она поспит. Совсем немножко.

– Ханна? Очнитесь, дорогая. Скажите, где болит.

Она попыталась отвернуться от резкого света, но вес тела Арчера удерживал ее на месте. Поэтому она снова закрыла глаза.

– Мне не больно.

– Вы потеряли сознание.

– Нет. Было темно и… безопасно. Я заснула.

– Да? – Улыбнувшись, он покрутил верхнюю часть фонарика, убирая яркость. – На холодном кафельном полу с обвалившейся крышей вместо одеяла?

– Меня накрывали не обломки, а вы. Я чувствовала себя в безопасности под вашей защитой.

– Хороша защита. Я чуть не убил вас.

– В каком смысле?

– Привел сюда. Больше не допущу такой глупости.

Арчер откатился в сторону, лязгнули куски металла, и он замер, проверяя, не вызовет ли его движение новый обвал. Нет, металлическая буря закончилась.

Тогда он вскочил на ноги. Им повезло, оба живы, никаких серьезных ран, однако его тело было сильно побито. Но Арчер не обратил на это внимания. Сейчас это было не главным.

– Вы можете подняться? – спросил он. Вместо ответа Ханна медленно встала, пару раз поморщившись от боли.

– Видите? Я в порядке.

– Оставайтесь здесь, а я проверю снаружи.

– Я пойду с вами.

– Стойте здесь. Я умею двигаться бесшумно в темноте, вы – нет. Я никогда бы не простил себе, если бы с вами что нибудь случилось.

Она понимала, разумность его решения, поэтому не стала возражать.

Нащупав рукой кусок дерева с металлическим наконечником и оценив тяжесть палки, Ханна почувствовала себя увереннее.

– Постараюсь недолго. Я знаю, что вы не любите замкнутого пространства.

– Это теперь мало напоминает замкнутое пространство.

Он заметил палку и улыбнулся:

– Я вам дам знак, когда буду возвращаться.

– Арчер? – тихо позвала она. – Будьте осторожны.

Шершавые пальцы ласково погладили ее по щеке.

И Арчер ушел.

Затаился в тени стены, прислушался, затем снял обувь, неслышно обошел два раза вокруг эллинга, убедился, что поблизости никого нет, и вернулся обратно.

– Ханна?

– Я здесь.

– Вы меня видите?

– Почти нет.

– Идемте. – Арчер протянул ей руку. – Путь, свободен.

Ханна спросила, уверен ли он. Потом засмеялась. Ну конечно, уверен, у такого человека кошачье зрение.

– Что теперь?

– Вы ляжете спать, а я осмотрю эллинг еще раз. Но уже днем.

– Вы думаете…

– Что?

– Кто-то нарочно устроил обвал? Или это сделал ветер, а тот, кто нас подслушивал, испугался и убежал.

– Если это не ветер, значит, нас хотели убить.

Ханна попыталась сформулировать другой вопрос, но думать ей стало очень трудно.

Арчер успел подхватить ее, и она не проснулась, когда он нес ее в дом, клал на постель и укрывал простыней.

– Если тебе приснятся сны, – тихо сказал он, – не вспоминай их.

Арчер вышел из комнаты, проверил все замки в доме, установил простенькую сигнализацию на окнах и дверях. Он сидел в темноте. Слушал. Думал. Планировал.

Спустя часа два он взял сотовый, лежащий рядом с компьютером Лэна. Вряд ли у Кайла есть новости, однако…

Тот ответил сразу.

– Наш покойный сводный брат оказался сумасшедшим ублюдком.

– Проблемы?

– Не с его женой. У Ханны с компьютером все в порядке. Ее пароль «Сегодня». Никаких сюрпризов.

Арчер не стал его расспрашивать о методах добычи таких сведений из виртуального мира. В свое время Кайл уже пытался ему объяснить, но Арчер ничего не понял. Восхищаясь талантом брата, он предпочитал держаться от информационных технологий подальше.

– Зато наш полубратец – дело иное, – продолжал Кайл. – Мне удалось открыть несколько файлов о «Жемчужной бухте», еще о жемчужинах как панацее от всех бед, от рака до импотенции. И больше ничего. У него на каждом шагу ловушки, я изжарил два жестких диска, прежде чем сдался. Моей квалификации недостаточно, чтобы найти доступ к его информации. Может, Ханна знает о его кодах и ловушках?

– Она даже пароля не знала. Лэн ни с кем не делился секретами.

– Дерьмо. – Кайл не скрывал отвращения. – Ты уверен, что он не работал на Дядю Сэма?

21
{"b":"18154","o":1}