ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сколько вы за нее хотите? – неожиданно спросил он, удивив себя не меньше, чем Тэдди.

– А сколько вы предложите?

– Видимо, не так много, как вам хотелось бы. Этой жемчужине нельзя подобрать пару, следовательно, она не годится для ювелирных украшений. Может, одна из моих сестер, Фэйт, сумела бы сделать для нее интересную оправу, превратив жемчужину в брошь или кулон, но тогда ценилось бы мастерство ювелира, и я заплатил бы Фэйт, а не вам.

Тэдди не смог возразить. Конечно, жемчуг выращивают давно, однако для этого по-прежнему требуются жемчужницы, что осложняет дело. Подбор жемчужин для ожерелья можно сравнить с выбором из тысячи рыжеволосых людей девятнадцати неотличимых друг от друга. Но даже в случае удачи полного сходства гарантировать невозможно.

– Из нее получилось бы кольцо, – сказал после минутного колебания Тэдди.

– В принципе да. Хотя немногие решились бы потратить тысячи долларов на кольцо, если центральная его часть (между прочим, самая ценная) может быть непоправимо испорчена одним неловким движением руки.

Гаваец что-то проворчал.

– Конечно, ваша жемчужина довольно большая, но все же не настолько, чтобы заинтересовать богатых коллекционеров или музеи. Полагаю, у них уже есть черные жемчужины, и даже большего размера. Круглые черные жемчужины.

– Верно. А вы когда-нибудь видели жемчужину хотя бы приблизительно такого цвета? Она словно черный опал!

Арчер видел одну, которая затмила бы не только эту, но и большую часть других, существующих на Земле.

– Да, она, несомненно, высшего сорта. Какому-нибудь коллекционеру необычных жемчужин…

– Как вы.

– …эта пришлась бы по душе. Он заплатил бы около трех тысяч американских долларов.

– Три? Двадцать!

– Я бы заплатил не более пяти.

– Неудачная шутка. Вы знаете, что она стоит не меньше пятнадцати.

Арчер взглянул на часы. У него еще оставалось время до того, как он должен помочь Фэйт закрыть ее магазинчик. Небольшой, зато с весьма ценными ювелирными изделиями из драгоценных камней. На сумму в миллиарды долларов.

Обычно Фэйт и ее сокровища охранял секьюрити из «Донован интернешнл», но сегодня это было делом Арчера. К великому облегчению семьи, Фэйт наконец избавилась от своего непостоянного телохранителя и бойфренда Тони.

– Может, у вас есть что-нибудь еще? – спросил Арчер. Тэдди посмотрел на высокого американца, оценил стальную зелень его глаз и убрал жемчужину в маленький футляр с изображением некоего символа.

– Я продолжаю надеяться на бесплатный ленч, – улыбнулся он.

– В этом часть вашего очарования, Тэдди, и ваша относительная честность.

– Относительная! По отношению к чему?

– Если бы я это знал, тогда вы были бы абсолютно честным.

Низкорослый, коренастый гаваец нахмурился. Его не впервые ставили в тупик причуды логических умозаключений.

– Голодны? – поинтересовался Арчер. Тэдди похлопал широкой ладонью по мощному животу, который был совсем не дряблым, как могло показаться.

– Я всегда голоден.

– Тогда захватите на кухню чемодан. Вы займетесь едой, а я тем временем посмотрю остальное.

– Спасибо.

– Нет проблем. Стоимость ленча я включу в цену покупки. Если что-нибудь куплю.

Смеясь, гаваец последовал за ним в большую уютную лимонно-желтую кухню. Из угловых окон был виден морской порт Сиэтла. В бухте Эллиот ждали разгрузки огромные корабли, между этими великанами сновали карлики-паромы, оставляя за собой белые дорожки, свежий юго-восточный ветер нес облака, из которых сыпался мелкий частый дождик.

– Хороший вид, – кивнул Тэдди. – А не надоедает ли вам постоянный дождь?

– Представьте, что пелена дождя является стеной, защищающей город.

Тэдди прищурился, открыл было рот, затем покачал головой и рассмеялся.

Прежде чем продолжить столь волновавший его разговор, Арчер усадил гостя за стол, и тот весьма забавно выглядел с пивом в одной руке и толстым бутербродом в другой.

– У Сэма Чана были какие-нибудь особые жемчужины на продажу?

– Сукин сын владеет двумя третями жемчужных ферм Таити. И при каждом сборе ведет себя так, будто выставляет своего первенца на дешевую распродажу. Хотя он в состоянии оценить что-то необычное вроде этой жемчужины.

Арчер открыл бутылку местного пива.

– Раз у него есть золото, он и устанавливает правила.

– Между прочим, Япония собирается надрать ему задницу. Слишком уж он их притесняет. Замечательный сыр – что за сорт?

– «Горгонзола». Ну а более мелкие фермеры?

– Ничто не изменилось. Они до сих пор выстраиваются в очередь, словно молочные коровы.

– Удивительно. Австралийцы даже упрямее американцев.

– О, среди них есть мятежники, – сказал Тэдди, взмахнув остатком бутерброда. – Но консорциум все равно обирает их до нитки. Урезает лицензии на раковины жемчужниц, в последнюю очередь информирует о правительственных исследованиях, которые давно известны конкурентам, в результате их жемчуг распродается на аукционах.

– Кто ими командует? – спросил Арчер, хотя знал ответ. Но вдруг есть что-то новое?

– Лэн Макгэрри. Тот еще ублюдок. Мало ему инвалидного кресла. Да если б он лишился даже пальцев на руках, это его нисколько бы не отрезвило.

На миг Арчер представил истекающего кровью Лэна, лежащего в проходе маленького самолета. Не раз он просыпался в холодном поту от стонов, в том числе и собственных.

– Ходят слухи, что Макгэрри, несколько австралийских и, возможно, таитянских фермеров утаивают лучшие жемчужины, – сказал Тэдди.

Арчер тоже слышал об этом, даже кое-чему верил. За последние пять лет производительность «Жемчужной бухты» заметно снизились. То ли жемчужницы прекратили свою работу, то ли это махинации Лэна.

Как совладелец, Арчер должен был это выяснить, однако ничего не сделал. Ему не хотелось выяснять с братом денежные вопросы, деньги не влияли на их отношения.

– Вы постоянно в курсе всех слухов, – вздохнул Арчер.

– Иногда они верны.

– Иногда.

Арчер открыл чемодан, быстро окинул взглядом содержимое. Никаких драгоценностей «Жемчужной бухты». Но он не мог позволить Тэдди уйти с пустыми руками, гаваец – слишком хороший источник сплетен, и даже явная дезинформация, по-умному представленная, могла сойти за правду. К тому же Арчер собирался купить эту черную жемчужину, только не хотел делать Тэдди богатым.

– Вы хорошо поработали, – задумчиво произнес он, делая вид, что внимательно рассматривает жемчуг.

Интерес в его голосе стал бальзамом на душу торговца, который с улыбкой наклонился над столом:

– Что вам нравится?

– Оранжевая жемчужина и эта, вьетнамская.

– Черт возьми, я надеялся разрекламировать ее отдельно.

– Да?

– Хотел, чтобы вы купили обе.

Арчер посмотрел на жемчужину, темную как ночь, переливающуюся всеми цветами радуги.

– Она бесподобна. Из-за таких драгоценностей люди убивают друг друга.

Г лава 2

Брум, Австралия

Ноябрь

Потоки солнечных лучей дождем лились на землю. Даже Индийский океан был ими усмирен. Неподвижная вода отливала бирюзой, время, казалось, остановило свой бег.

Ханна Макгэрри не замечала ни чудовищной жары, ни струек пота, ни веса маленького китайца, сидевшего у нее на коленях. Лэн Макгэрри умер. Единственная жертва циклона.

Правда, несколько человек было ранено падающими обломками, а Цин Лу Иню даже разворотило щеку. Но никто из пострадавших не захотел прервать работу.

Шторм не пощадил ни плоты, ни. сортировочные эллинги, зато обошел стороной коттеджи, и дети отделались только царапинами.

Пересаживая ребенка повыше, Ханна не обратила внимания на боль в легких. С ее коротких волос еще стекала теплая соленая вода, поскольку она недавно ныряла на дно мелкой бухты. Трудная работа, но Ханна ее любила. Там, в мерцающей, прозрачной толще воды, она была свободна, а теперь, оставив работу, Ханна чувствовала себя в ловушке, в клетке из солнечных лучей, хотя не могла выказать ни страха, ни беспокойства, вообще никаких эмоций, спрятанных под хрупкой оболочкой самообладания.

3
{"b":"18154","o":1}