ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как возрождалась сталь
Пропавшие девочки
Знаки ночи
Анна Болейн. Страсть короля
Злые обезьяны
Выйти замуж за Кощея
Белокурый красавец из далекой страны
Заложники времени
Станция «Эвердил»

– Ты ни на что не знаешь ответа. Почему я проклят семью дочерьми и никчемным сыном?

Янь не мог ответить и на этот вопрос.

Встав задолго до рассвета, Арчер сел за компьютер и, даже когда небо на востоке посветлело, не оторвался от экрана, чтобы полюбоваться видом пробуждающегося города и сказочными красками восхода.

Он снова и снова просматривал данные, анализировал, искал какую-то систему, находил, отбрасывал.

Ничего интересного.

На экране возник список телефонных номеров, которыми часто пользовался Лэy. Рядом с каждым фамилия и адрес. Большинство номеров принадлежало жемчужным фермам Западной Австралии. Был и номер таитянской фермы Чанов. Никто из конкурентов Лэна или его «друзей» по бизнесу не владел секретом черных радуг.

Здесь были номера дорогих магазинов, торгующих жемчугом, пять номеров принадлежали дилерам с сомнительной репутацией, а два – боссам средней руки из Красной триады.

– Что ты замышлял, Лэн? – бормотал Арчер. – Может, просто взбалтывал горшок, чтобы посмотреть, что всплывет на поверхность?

Лэн на это способен. Он словно магнитом притягивал к себе неприятности и получал огромное удовольствие. Если неприятностей долго не было, он начинал бить копытом, пока они не закипали вокруг него. И он начинал смеяться, потому что жизнь интересовала Лэна только тогда, когда он на огромной скорости мчался по смазанным рельсам дороги, ведущей в ад.

Курсор нетерпеливо мигал, дожидаясь от человека каких-нибудь действий. Арчер нажал на «мышь», и появился длинный список имен, дат, цифр, загадочных пометок на полях. Имена и цифры говорили о норме производства жемчуга, квотах на раковины и торговлю. По прошлой работе Арчер знал о махинациях с жемчугом и сразу понял, что указанные цифры не соответствуют реальной производительности жемчужных ферм. Да и Ханна говорила, что некоторые фермы имеют более высокую квоту, чем другие, согласно некоей формуле правительства.

Арчеру не хотелось думать о ней. Мысли только усиливали боль. Теперь единственное, что он мог сделать, это найти убийцу Лэна и вычеркнуть Ханну из своей жизни. Возможно, боль и пустота исчезнут вместе с ней.

Возможно.

Но он не был в этом уверен. Он не в состоянии изменить прошлое или освободить ее от страха по отношению к нему в настоящем.

«Ты как Лэн!»

Жестокий. Холодный. Недостойный.

Арчер на миг закрыл глаза, словно темнота могла прогнать страдания. Нет. Он уступил Ханну сводному брату. Дважды. На этот раз потерял ее раньше, чем получил реальный шанс на победу.

Смириться? Преодолеть? Жить с этим?

Арчер опять уставился на экран. Ничего нового. «Жемчужная бухта» входила в число многих жемчужных ферм на западном побережье Австралии, которые не получали никаких льгот от правительства, каждой выделялся ничтожный участок, количество «домашних» раковин тоже всячески урезалось. Единственной лазейкой были «экспериментальные раковины», то есть предназначенные для улучшения породы. Неудивительно, что Лэн отнес к «экспериментальным» сорок процентов всех жемчужниц своей фермы, но в действительности же эта цифра приближалась к семидесяти, о чем не знала даже Ханна. Снижение доли жемчуга, выращиваемого для продажи, компенсировалось высокосортным таитянским жемчугом Сэма Чана.

Все это не было новостью для Арчера. Несмотря на горячее желание найти убийцу, он терял надежду, что компьютер ему в этом поможет. Лэн наживал врагов так же легко, как океан рождает волны. Но только один из них убил его и завладел «Черной троицей».

Если он найдет «Черную троицу», то найдет и убийцу Лэна.

Он отодвинулся от компьютера и встал. Сильно потянувшись, чтобы снять напряжение от долгого сидения, Арчер. Взглянул на часы, гадая, встал ли Джейк, потом нажал клавишу интеркома.

– Да? – Голос был недовольным и хриплым.

– Это Арчер. Как ты смотришь на поединок?

– Только не с Лианной. Прошлый раз она бросила меня задницей на мат. Господи, и это в ее-то положении!

Арчер улыбнулся, чувствуя, как исчезает напряжение.

– Через десять минут?

– Пять. Я уже проснулся час назад.

Арчер услышал сонный голос Онор и успокаивающее бормотание Джейка.

– Не вставай, дорогая. Я просто собираюсь вбить твоего брата в мат.

– Кайла? – спросила она, проснувшись от удивления. – В такой час? Он никогда не встанет раньше восьми, если не начнется пожар.

– Не Кайла. Арчера.

– Он здесь?

– Доброе утро, сестренка, – громко сказал Арчер. – Как моя любимая рыженькая?

– Саммер? – зевнула Онор. – Спит в соседней комнате. Слава богу, пошла в Кайла.

– Но характер у нее определенно твой.

– Характер у нее отцовский.

Разговор перешел в невнятное любовное воркование. Арчер старался не думать о Ханне, об удовольствии засыпать и просыпаться, держа ее в объятиях.

– Только час, – громко сказала Онор. – Потом мы явимся за вами.

Проснувшись, Ханна с сонным бормотанием протянула руку к Арчеру, однако нащупала пустоту и сразу вспомнила его ледяное, грубое указание:

«Если тебе потребуется секс или защита, нажми цифру шесть».

Ее переполнили чувства, не поддающиеся определению. Но Ханна и не собиралась их определять. Ей всегда приходилось бороться с ними, чтобы выжить. Она со злостью напомнила себе, что прошлой ночью не могла поступить иначе. Боль научила ее не повторять ошибок прошлого, и чем боль сильнее, тем понятнее урок. А Лэн был превосходным учителем.

Встав с кровати, Ханна прошла в ванную, прохладную чистую комнату в сине-желто-белых тонах с большой ванной, где свободно могли поместиться двое. Проигнорировав ее, она встала под душ, потом вытерлась мохнатым полотенцем и надела белье, которое постирала ночью, будучи не в силах заснуть, расчесала и уложила волосы.

Одежду пришлось надеть ту же самую, что она носила в Бруме: белые спортивные брюки и пеструю блузку. Сандалии были ее собственными, и Ханна почувствовала себя такой же неприглядной. Подумав о косметике, она вспомнила, как Арчер делал ей макияж, его внимательные глаза, его улыбку, когда он поцеловал ее, доказывая насколько устойчива помада.

Она даже не посмотрела в зеркало, выходя из спальни. Она сделала все, что могла, использовала все, что имела. Запах кофе привел ее на кухню, очень уютную, несмотря на размеры. Там светловолосая женщина с красивыми руками, закрыв глаза, кормила грудью рыжеволосого младенца. Ханна попятилась и, естественно, обо что-то споткнулась.

– Лианна, ты уже встала? Ой, привет! Вы, должно быть, Ханна Макгэрри?

– Да.

– А я – Онор Маллори, сестра Арчера. И Кайла тоже, но это я стараюсь не афишировать.

Смех в голосе и ее изумительные зеленые глаза моментально успокоили Ханну.

– Доброе утро, Онор! Извините, что побеспокоила вас. Я зайду позже.

– Когда Саммер ест, ее может побеспокоить только десятитонная бомба. У нее сосредоточенность ее папочки.

Ханна подумала об Арчере, которого тоже ничто не могло отвлечь, если он чего-то хотел.

– Или ее дяди.

– Вы имеете в виду Арчера?

– Да.

Приятный австралийский выговор гостьи заставил Онор улыбнуться.

– У Саммер глаза Арчера.

Ханна подошла ближе, и, словно почувствовав ее присутствие, крошка открыла глаза и уставилась на нее. Странное чувство, полунаслаждение-полуболь, шевельнулось в душе Ханны, ей вдруг очень захотелось прижать к груди ребенка Арчера, невзирая ни на какие проблемы.

– Вы правы, – тихо сказала она. – У малышки глаза Арчера.

– Если Саммер унаследует и его дисциплинированность, то она будет первой женщиной – президентом Соединенных Штатов.

Саммер наконец выпустила сосок и потянулась ручонками к матери.

– Ну, тыква, наелась? – засмеялась Онор, пряча грудь. – Съеденной тобой каши хватило бы на двоих.

Только сейчас Ханна заметила следы каши на столе и на одежде Онор.

– Стол тоже съел достаточно, – улыбнулась она. – Где тряпка?

– В раковине есть чистая губка, но вы не должны убирать за моей грязнулей.

39
{"b":"18154","o":1}