ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не скромничайте, – сказала Бекки. – Я готова держать пари, что вы смогли бы отсортировать жемчужины, будучи голой и стоя при этом на голове.

– Никогда не пробовала, – улыбнулась Ханна. Фред засмеялся, и в его карих глазах вспыхнул озорной огонек.

Арчер тяжело сглотнул. Мысль об обнаженном теле Ханны в комнате, полной жемчужин, отозвалась волной жара. Гладкая ткань ее: кожи могла соперничатьс перламутровой поверхностью. Ее румянец был прекраснее любого жемчужного блеска, а пыл тела восхитительно контрастировал бы с прохладным шелком жемчужин.

– Здесь слишком холодно, чтобы раздеваться, – сказала Ханна.

Повернувшись к следующему столу, где томились разбросанные жемчужины, она с удивительной скоростью начала их сортировать, повинуясь какой-то своей логической схеме, скрытой от окружающих. Очень быстро на столе образовалось две горки жемчужин. Одну из них Ханна отодвинула в сторону так, будто это был ненужный хлам.

– У вас нет больше подносов? – спросила она, отворачиваясь от стола.

– Есть, – сказала Бекки.

– Сейчас, – заторопился Фред.

Рассеянно кивнув, Ханна перешла к нерассортированным жемчужинам. Когда у ее локтя появились новые подносы, она молча переставила их поближе.

Единственным звуком в комнате было ее тихое мурлыканье, в котором, прислушавшись, можно было разобрать обрывки австралийских народных песен и церковных гимнов, знакомых ей с детства.

Арчер не пропускал ни единого ее движения. Он был очарован ее мастерством, ее быстротой, ее проворными, ловкими пальцами. Он считал себя хорошим сортировщиком жемчуга, но, без сомнения, Ханна была лучше. Гораздо лучше.

Даже в огромных сортировочных помещениях Микимото Арчер никогда не видел такой скорости и четкости движений. Теперь понятно, почему Лэн требовал, чтобы именно Ханна подбирала жемчуг для «Черной троицы».

Ряды жемчужин на сортировочных подносах увеличивались с поражающей скоростью. Когда ряды были готовы, нежные, едва уловимые цветовые вариации, отделяющие одну линию от следующей, стали более заметны. Иногда это зависело от степени безупречности поверхности. Но гораздо чаще различия лежали в блеске перламутровых волн, играющих под атласной поверхностью. Блеск жемчужины – это ее душа, ее тайна, первобытное волшебство, божественное зерно, почитаемое человечеством в течение тысяч лет.

Ханна еще раз взглянула на результаты своей работы, отступила назад и поменяла несколько жемчужин местами. На одном подносе осталось только двенадцать жемчужин, каждая из которых сияла серебристо-лунным сиянием. Ханна повернулась к первому подносу, взяла семь жемчужин и смешала их с двенадцатью.

Подбор по цвету был совершенным.

Арчер почувствовал, как в его кожу впивается тысяча иголочек. Это было невероятно: Ханна сравнивала жемчужины, не глядя на них, по памяти. Теперь у Арчера не осталось сомнений: Ханна узнала бы жемчужины «Черной троицы» где бы то ни было.

– Я бы не поверил, если бы сам не увидел, – сказал Фред. – Она даже ни разу не оглянулась на первый поднос.

– Дорогая, если вам понадобится работа, приходите к нам, – сказала Бекки.

– Мы бы заплатили в два, нет, в три раза больше, чем стоят услуги обычного сортировщика.

Ханна что-то промычала в ответ. Ее внимание теперь было сосредоточено на закрытых коробках с жемчужинами.

– Я люблю заниматься подбором жемчуга. Это как головоломка. Единственная вещь, способная, увлечь меня так же сильно, – это резьба по дереву, но все мои инструменты остались в Бруме.

– В таком случае, – заявила Бекки, направляясь к коробкам, – почему бы вам не продолжить?

Арчер воздержался от возражений: он видел, что работа позволила Ханне отвлечься от мыслей о Лэне, смерти и «Черной троице». Сортировка жемчуга заставляла ее забыть обо всем на свете.

– Подождите, – остановил ее Фред. – Вы одинаково хорошо работаете со всеми цветами или только с белым?

– Мы с мужем выращивали на ферме жемчужины разных цветов.

– Тогда, может быть, вы поможете разрешить наш спор с женой. Собственно, для этого мы и попросили Арчера прийти сюда. Я купил несколько жемчужин, больших и круглых. Бекки утверждает, что они выросли в соленой воде.

– Не знаю, смогу ли я отличить морские от пресноводных – сказала Ханна, пожимая плечами. – Мне приходилось работать только с жемчужинами соленой воды.

– Я мог бы попробовать, – сказал Арчер. – Давайте посмотрим, что у вас есть.

Фред подошел к стенному шкафу с электронным замком, набрал код и вытащил маленькую бархатную коробочку.

– Если они натуральные пресноводные, – говорил он, возвращаясь к Ханне и Арчеру, – тогда это музейная редкость.

– Но если это культивированные морские жемчужины, – возразила Бекки, – то мы можем найти еще.

– Слишком необычные для соленой воды, – сказал Фред, открывая коробочку.

Радуги закружились в водовороте, тлея под черным льдом. Жемчужины имели примерно четырнадцать миллиметров в диаметре, сферическую форму и благородное сияние.

– Культивированная, – хрипло произнесла Ханна. – Австралийская.

– Но… – начал Фред.

– Она права, – уныло подтвердил Арчер. – Ханна сама могла бы посеять такую жемчужину.

– Говорили тебе, – сказала Бекки. – Если бы ты хоть когда-нибудь слушал меня, то не беспокоил бы других людей своими проблемами.

Фред бросил на нее недобрый взгляд. Бекки спокойно улыбнулась.

– Могу я осмотреть жемчужины? – спросила Ханна. Ворча по поводу проигранного спора, Фред передал коробочку Ханне. Молча она повернулась к свету и изучала жемчужины. Через несколько минут, бережно закрыв коробочку, Ханна отдала ее Фреду.

– Ханна? – тихо спросил Арчер. Она покачала головой. Какими бы красивыми и ценными ни были жемчужины, они не имели отношения к «Черной троице».

– Это другая партия жемчуга.

– Где можно достать таких побольше? – поинтересовался Фред.

– Там, где получили эти, – ответил Арчер, прежде чем Ханна успела раскрыть рот.

– Он сказал, что это все, что у него было.

– Кто?

Фред заколебался. Тяжело вздохнул.

– Они украдены, так?

– Да, – ответила Ханна.

– У вас?

– Да. И у Арчера. Мы партнеры по австралийской жемчужной ферме.

Фред посмотрел на Арчера. Тот кивнул.

– Столько лет у вас были такие жемчужины, и вы никогда не говорили мне, – зло и обиженно отозвался Фред.

– Не у меня. У мужа Ханны, – сказал Арчер. – Я видел одну такую жемчужину около семи лет назад. Другую – совсем недавно. Кто их вам продал?

Фред открыл коробочку и, нахмурившись, уставился на ее содержимое.

Происходящее нравилось ему все меньше: он купил краденые жемчужины!

Захлопнув коробочку, Фред посмотрел на Арчера.

– Тэдди Ямагата.

Глава 22

Ханиа нетерпеливо смотрела на дверь кафе, барабаня своими полированными ногтями по зеленому столику. Два горячих кофе согревали и наполняли ароматом помещение кафе.

Арчер наполовину осушил свою чашку, Ханна тоже отпила несколько глотков. Вкус кофе показался ей странным – она еще не успела привыкнуть к эспрессо.

– Почему бы нам не пригласить их выпить с нами кофе, пока ждем Ямагату? – раздраженно спросила она.

Арчеру не требовалось оглядываться, чтобы понять, о ком говорит Ханна.

Их преследователи сидели около входной двери, поглощая превосходный кофе, к которому не привыкли.

Снаружи уютного кафе свирепствовали ветер и дождь. На улице темнело, хотя часы показывали всего два часа дня. Внутри кафе было светло и красочно, однако подобное оформление уже устарело. Неоновые светильники дугой огибали стену, спускаясь к горшкам с фантастическими растениями, сделанными из битого стекла и фольги. Из двух маленьких колонок рвался наружу крик Мика Джаггера. Машины для эспрессо ревели и кипели, наполняя помещение кофейным ароматом.

Арчер взглянул на часы. Если Тэдди не поторопится, то они опоздают на вечеринку, устраиваемую Донованом-старшим.

51
{"b":"18154","o":1}