ЛитМир - Электронная Библиотека

Сьюзи сразу узнала приближающиеся шаги.

– Арчер, – с восхищением сказала она. – Я боялась, что ты не сможешь прийти. Дон очень неопределенно говорил о твоих планах.

Щебеча, она оглядывалась через плечо на крепкого, сильного мужчину, загораживающего дверной проем. Его густые черные волосы местами посеребрила седина. Он был одет в старый свитер и широкие спортивные брюки. И. Сьюзи не могла не улыбнуться от сознания, что он рядом с ней.

– Что, пропущу одно из представлений Донованов? – усмехнулся Арчер. – Я и так чувствую себя виноватым, что из-за меня переносят праздник.

– Не глупи, – сказала Сьюзи, протягивая руки. – Дон говорит, что может отмечать день рождения, когда захочет.

Арчер крепко обнял мать. Только Сьюзи называла Донована по имени. Она была безмерно к нему привязана.

– Ты сегодня красивее, чем когда-либо, – сказал Арчер, чмокая ее в щеку. – Но по-прежнему слишком худая.

– Прикуси язык, – пробормотала Сьюзи, в свою очередь целуя сына. – Я просто модная.

Улыбаясь, Арчер посмотрел поверх медово-золотистых волос матери на отца.

Донован слегка кивнул, безмолвно сообщая сыну, что Сьюзи чувствует себя хорошо. Арчер тихо вздохнул. Он был абсолютно беспомощен перед болезнью матери. И это ему не нравилось.

– Она здесь? – спросила Сьюзи.

– Она?

– Вдова Лэна.

Арчер снова посмотрел на отца. Тот горько улыбнулся.

– Она знает. Знала прежде, чем вышла за меня замуж. Я, только… хотел пощадить…

Изящные пальцы Сьюзи переплелись с пальцами мужа. Она слегка подняла голову и улыбнулась ему.

– Глупый гусь. – Привстав на цыпочки, Сьюзи поцеловала Допована. – Чудесный гусь. Я знала, что не первая у тебя.

– Зато последняя.

– Да. А ты мой последний. И только это имеет значение.

Он наклонился и что-то прошептал ей на ухо, что заставило ее щеки залиться краской. В ее глазах заплясали озорные искорки.

– Безнравственный, испорченный мужчина, – пытаясь казаться строгой, сказала она. Арчер усмехнулся:

– Но ведь именно таким ты его и любишь.

– Тише. Я не хочу, чтобы он это знал.

– Слишком поздно, мама.

Вошла Ханна и нерешительно остановилась, чувствуя себя незваной гостьей. Любовь между этими тремя Донованами была столь же яркой и ясной, как солнечный свет. Но не это заставило ее замереть. Перемена в Арчере поразила ее. Хотя он был одет в черные брюки и черный свитер, он выглядел… светлее. Холодный, сдержанный мужчина, покинувший ее спальню прошлой ночью, исчез.

Ханна почувствовала невероятное облегчение.

Очевидно, Арчер преодолел свой гнев и готов спокойно поговорить с ней. Два рассудительных взрослых человека, ничего больше и… ничего меньше. Он снова был близок.

Арчер повернулся к Ханне, почувствовав ее присутствие. Он изменился в долю секунды. Холодность и отчужденность проступали так же явно, как мгновение назад любовь к родителям. Ханну захлестнула волна чувств. Она не могла разобраться в них, поэтому выбрала злость, проигнорировав остальные.

Подняв подбородок и расправив плечи, она подошла к родителям Арчера.

– Мистер Донован. Миссис Донован. Я – Ханна Макгэрри. Очень мило с вашей стороны, что позволили мне остановиться в вашем доме. Однако, как я понимаю, сегодня вы ожидаете гостей, поэтому не хочу навязываться. Возможно, мне лучше отправиться в отель, где…

– Нет. – В голосе Арчера звучал металл. – Ты приехала ко мне с определенной целью. И легче обеспечить тебе защиту здесь, чем в отеле.

Почувствовав грозовое сгущение воздуха между Ханной и Арчером, Сьюзи прищурилась. Дон переводил взгляд с сына на невестку, которую никогда не знал. Она была высокой, хорошо сложенной, с короткими, выгоревшими на солнце каштановыми волосами и синими глазами, столь темными, что сначала они показались ему черными. Их ночной блеск хорошо гармонировал с шелковой блузкой с открытым воротом. Вырез блузки был как раз достаточным, чтобы соблазнить мужчину. Черные джинсы облегали ее стройные ноги.

Кроме того, как он заметил, у нее была походка, на которую мужчина не может не обратить внимания.

Сьюзи также переводила взгляд с сына, превратившегося в мгновение ока в кусок льда, на высокую женщину с потрясающими глазами.

– Что случилось? – резко спросила Сьюэи. Арчер посмотрел на отца.

– Если не возражаешь, я расскажу ей.

Донован пожал плечами.

– Она бы все равно узнала все от меня до утра.

Сжато и четко, как человек, делающий доклад, Арчер рассказал о «Жемчужной бухте», Лэне, «Черной троице» и опасности, угрожающей Ханне, пока не найден убийца Лэна. Арчер умолчал о Красной триаде, Эйприл Джой и борьбе за торговлю роскошным жемчугом.

Сьюзи слушала, глядя на Ханну так, будто взвешивала все «за» и «против».

– Я понимаю, – сказала она, когда Арчер закончил. – Добро пожаловать в наш дом, миссис Макгэрри. Вы можете оставаться здесь так долго, как захотите.

– Я не задержусь надолго. Если нам повезет, мы найдем «Черную троицу» завтра. Тогда мы сможем спросить Иня, как наемный рабочий «Жемчужной бухты» додумался до того, чтобы сколотить себе состояние из краденого жемчуга.

– Инь ваш наемный рабочий? – резко перебил ее Дон.

– Был, – ответил Арчер. – Очевидно, сейчас уже нет.

Дон, пробормотал что-то себе под нос и предупредил Арчера строгим взглядом кобальтово-синих глаз. Он знал, что сын многого недоговаривает, и не хотел, чтобы Сьюзи это поняла.

– Девочки все еще здесь? – спросил он, меняя тему.

– Джейк и Саммер одеваются, – ответил Арчер.

– Онор и Кайл украшают торт глазурью на кухне, Лианна разговаривает по телефону с Гонконгом по поводу какого-то нефрита, а Фэйт спит, уткнувшись в подушку, у себя в комнате. Она много работала последнее время. – Сьюзи беспомощно улыбнулась. – Она могла бы работать в два раза больше… Без этого… без Тони.

– Спору нет, – сказал Арчер. – Это был один из самых лучших дней моей жизни, когда две недели назад она неожиданно объявилась без этого сукина сына.

Из кухни появился Кайл.

– Привет, мам и пап. О чем речь? Неужели об этом дерьмовом насекомом? – спросил он, аккуратно слизывая глазурь с ложки.

– Давай, поделись с нами своим отношением к экс-жениху сестры, – сухо произнесла Сьюзи.

– Я уже все сказал. – Кайл наклонился и поцеловал ее в уголок рта. – Ты выглядишь так аппетитно, что нужно покрыть тебя глазурью и съесть.

Сьюзи облизала свои испачканные глазурью губы.

– Попробуй, тогда я заставлю тебя позировать для портрета.

– О Боже! Что угодно, только не это. – Усмехаясь, Кайл снова поцеловал мать, обнял отца и протянул ложку Ханне.

– Хотите сладкого?

Ханна приняла немного насмешливый вызов. Взяв ложку, она с удовольствием ее облизала.

– М-м-м, шоколад и что еще?

– «Гранд Марнье». – Кайл засмеялся. – Я не думал, что вы это сделаете.

– Ерунда, я ела тушеное обезьянье мясо из общего котла.

– Вот это да!

– Аминь.

С ложкой в руке она повернулась к Арчеру:

– Хочешь?

– Мясо обезьяны? Нет, спасибо.

– Шоколадной глазури.

Арчер посмотрел на ложку, затем на черную глазурь, прилипшую к изгибу верхней губы Ханны. В этот момент больше всего ему хотелось схватить ее и облизать всю, с головы до ног. Это грубое, непреодолимое желание, которое он испытывал к Ханне, приводило его в бешенство. Кстати, ее вызывающая улыбка тоже.

– Нет, спасибо, – сказал он, глядя ей в глаза и давая понять, что отказывается не только от шоколадной глазури.

Глава 23

– Кайл, отведи маму и Ханну на кухню и угости еще чем-нибудь сладким, – сказал Донован. Это уже был именно Донован, а не Дон и не папа.

Сьюзи ободряюще взглянула на него, взяла Ханну под руку и подтолкнула Кайла вперед.

– Пойдемте, дети. Я ужасно хочу шоколада.

Арчер предчувствовал, что отец собирается сказать ему пару слов.

Но он был уже взрослым и привык, что отец обращается с ним как со взрослым, не очень подбирая выражения.

54
{"b":"18154","o":1}