ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я так и думал, – сказал Арчер.

– До свидания, Коко, – холодно сказала Ханна. – Ты, надеюсь, поймешь, почему я не выдаю тебе выходного пособия.

– О, ей заплатят, – протянул Арчер. – Но это будут деньги Чана, не наши.

Коко изящно и ловко спрыгнула с гамака.

– Желаю удачи с твоим новым котом, маленькая мышка.

Арчер едва сдержался. Он знал, что каждый раз, глядя на него, Ханна видела Лэна. Для нее жестокость прошлого была доступнее возможности настоящего.

Здесь Арчер был бессилен. Единственное, что он мог сделать, это уйти.

– Я помогу тебе уложить вещи, – сухо сказал он.

Глядя ему вслед, Ханна понимала: он только что с ней попрощался.

Глава 28

Вещей набралось немного. Только кое-какая одежда, несколько кухонных электроприборов и инструментов для резьбы по дереву. Ханна засовывала полотенца и снаряжение для ныряния в сильно набитую холщовую сумку. Руки ее не слушались. В голове была полная сумятица. Она не хотела, чтобы Арчер уходил.

Но она знала, что он это сделает.

«Ты достаточно настрадалась. Я не хотел тебе делать еще больнее. Но мне кажется, что это у меня получается лучше всего. Причинять тебе боль».

Закрыв глаза, Ханна боролась с черными крыльями боли. Она не знала, в чем ее вина. Она знала только, что допустила ошибку. Ужасную. Столь же опрометчиво она когда-то доверила свою жизнь Лэну Макгэрри.

– Для этого подошло бы пуховое одеяло, – сказал Арчер.

Ханна отвернулась от плавательной маски и ласт, которые уже некоторое время пыталась запихнуть внутрь набитой доверху сумки. Арчер стоял посреди комнаты и держал в руках деревянную скульптуру, единственную вещь, созданную ею, которую она не смогла уничтожить. Слишком много от нее самой было вложено в эту фигурку женщины, пойманной в ловушку волной.

Внезапно Ханне захотелось создать новую форму: женщину, которая сама была волной, несущей силу и смерть. Без начала и без конца. Безграничную, бесконечную волну жизни.

– Заверни ее в это, – сказала Ханна, бросая ему одно из полотенец. – В этой сумке хватит места, если я кое-что оставлю.

– Упаковывай все, я понесу это сам, – ответил Арчер, пробегая кончиками пальцев по волнующим изгибам скульптуры. – Ты продала бы ее мне?

– Нет. Я подарю ее тебе. Только это я и могу для тебя сделать.

– Все, что я сделал для тебя, это напомнил о самых худших днях твоей жизни.

– Это не правда!

– К сожалению, это правда. Ты смотришь на меня и видишь прошлое. Лэна. Чудо, что ты не позволила Лину снести мою голову.

Что-то в его-тоне заставило ее вздрогнуть.

– Вначале да. Я видела Лэна каждый раз, когда я…

– Тихо, – перебил он.

– Нет, дай мне закон…

– Тихо!

Ханна ощутила в нем резкую перемену. Теперь не было ни горечи, ни одобрения.

Просто холодная беспощадность человека, обученного убивать. Арчер отставил в сторону скульптуру и хищно повернулся к двери.

Снаружи хлопнула дверца машины.

– Посетитель, – заключил он.

– Кто?

– Я его не знаю. Подойди сюда и встань сбоку от окна.

Ханна подошла и встала, где велел Арчер. Сквозь серебристые жалюзи она увидела лысоватого мужчину средних лет, уверенно направляющегося к дому. На нем были легкие спортивные брюки и рубашка. В руке он нес конверт. Ханна никогда не видела его раньше.

– Ты его знаешь? – спросил Арчер.

– Нет.

Мужчина постучал в дверь.

– Что вам нужно? – выкрикнул Арчер.

– Послание для Арчера Донована.

Арчер скептически поднял брови. Мужчина не производил впечатления мальчика на побегушках.

– От кого?

– От Эйприл Джой.

Арчер тихо выругался.

– Оставайся здесь, – сказал он Ханне.

– Мужчина опасен?

– Не для тебя. Ты вне игры.

– А для тебя?

Не ответив, Арчер открыл дверь. Он было хотел выйти и захлопнуть ее за собой, но Ханна быстро просунула ногу и жестом пригласила человека на крыльцо.

– Миссис Макгэрри, я Макс, – представился Бартон, глядя мимо Арчера. – Мои соболезнования по поводу смерти вашего мужа.

– А послание? – не очень вежливо откликнулась Ханна.

– Послание для Арчера Донована.

– Он перед вами, – сказала она, указывая на Арчера.

– Информация конфиденциальна.

– Я тоже, – язвительно заметила она. Бартон посмотрел на Арчера:

– Ваша подружка, да?

– Да. Я пластилин в ее руках, – заметил Арчер. – Она – твердый камень в моих. Что Эйприл хочет на этот раз?

– Она хочет, чтобы вы вышли из игры. Полностью.

– Хорошая идея, – мгновенно отозвалась Ханна. Мужчины пропустили мимо ушей ее замечание.

– Здесь есть некоторая проблема, – сказал Арчер. Он произносил слова очень отчетливо.. – Эйприл знает какая.

Бартон хмыкнул.

– Мне велено разрешить этот вопрос.

– Я слушаю.

Посыльный широко улыбнулся.

– Я вижу, вы никак не хотите назад в настоящую игру.

– Абсолютно.

– Эйприл знала, что вы ответите именно так, – пробормотал Бартон.

Прищурившись, Ханна переводила взгляд с одного на другого. Не нравился ей этот разговор. Мысль о том, что Арчер вернется опять к теневой стороне жизни, обдала ее ледяным дыханием. Лэну была по душе такая жизнь, но не Арчеру. Тогда она ему не поверила. Теперь поверила. Арчер никогда не был способен безжалостно топтать жизни других людей.

Неожиданно Ханна вспомнила Саммер, счастливо сосущую палец Арчера.

Лэн никогда бы не стал возиться с детьми. Арчер же улыбался племяннице с поразительной нежностью. Однако это не удивляло его семью, где все любили друг друга, воспринимающую ласкового Арчера как само собой разумеющееся.

– Не хотите поиграть снова, да? – спросил Бартон. – Даже для того, чтобы отыскать убийцу вашего брата?

– Мне не требуется Эйприл, чтобы найти убийцу, – спокойно возразил он. – Я уже его нашел. Теперь мне нужно только время.

– Хорошо, приятель. Я могу заинтересовать вас другим способом.

Ханна ухватилась за руку Арчера, как будто удерживая его. Она не хотела, чтобы Арчер вновь охотился на человека, который смог убить самого Лэна Макгэрри.

Он не замечал ее, сосредоточившись на проницательных темных глазах Бартона.

– Возможно, вы думаете, что Сэм Чан заказал смерть Макгэрри?

Арчер не стал отрицать.

– Люди Дяди Сэма со временем выяснили, что «Жемчужную бухту» обкрадывали австралийцы, – продолжал Бартон. – Старый ублюдок был вне себя. Он поместил везде своих людей, но больше всего – рядом с Лэном.

– Я понял это.

– А вам известно, что Чан предлагал миллион долларов тому, кто открыл бы ему секрет черных жемчужин? Цин Лу Инь решил, что у него это получится. Буря была ему на руку. Он застал Лэна одного и начал его расспрашивать – только зря время потратил. Макгэрри умер и унес эту тайну с собой в могилу.

Ханна закрыла глаза и вновь отчетливо увидела Лэна. Мертвого.

– Как вам удалось это узнать? – поинтересовался Арчер.

– Через Иня. Косвенно, – быстро добавил он, заметив перемену в Доноване. – Информация от разных людей.

– От мальчиков Красной триады?

Вежливый голос не обманул Бартона.

– Верно, – ответил он.

– Почему я должен им верить?

Бартон протянул нераспечатанный конверт, который все еще держал в руке.

– Они передают вам свои извинения за смерть вашего брата. Хотят, чтобы вы поняли, что триада здесь ни при чем.

Не отводя глаз от гостя, Арчер открыл конверт. Его пальцы почувствовали прохладу глянцевой фотографии. Он вытащил ее полностью.

Ханна с шумом втянула в себя воздух. Опустив глаза, Арчер тут же снова отвел их в сторону. На фотографии был снят Цин Лу Инь с тем же синяком под глазом и шрамом на подбородке. Ошибиться было невозможно. Цветная печать живо передала лужи крови на полу и отрезанную голову китайца у него под мышкой, будто он держал баскетбольный мяч. Этот вид казни являлся «торговой маркой» Красной триады.

Арчер вложил отвратительное фото обратно в конверт.

68
{"b":"18154","o":1}