ЛитМир - Электронная Библиотека

– Извинения приняты.

* * *

От разрушенного эллинга тянулись уродливые черные щупальца, пожирающие полуденную жару. Воздух дрожал бронзовым цветом. Легкий ветерок надувал майку Арчера.

Он не оглянулся на звук шагов. Знал, что это была Ханна. В округе не было больше никого. Арчер лично в этом убедился, проверив каждый коттедж, каждый эллинг – все строения, где можно было спрятаться. Он обнаружил лишь пустые комнаты и выдвинутые ящики.

– Я упаковала все свои вещи, – тихо сказала Ханна.

Арчер кивнул, но продолжал стоять без движения. Он не мог уйти от нее.

Ни сейчас, ни когда бы то ни было. Но все-таки ему придется это сделать. Вскоре.

Ханна молча смотрела на руины эллинга. Здесь для нее не было ничего нового. Не было ничего старого. Ничего, по чему она впоследствии стала бы скучать. Однако Ханна, как и Арчер, обнаружила, что она не могла просто повернуться и уйти. Уперев руки в бока, она продолжала смотреть на то, что когда-то было средоточием ее жизни и душой ее мужа. Она пыталась найти хоть какое-то значение в этих развалинах.

Но не могла. Перед ней лежал просто жемчужный эллинг, разрушенный бурей.

Ханна перевела взгляд на Арчера. Ее глаза были наполнены страстным желанием.

Ей стало трудно дышать. Он уже уходил от нее. Уйдет и сейчас. Ханна стала бы свободной от прошлого, от «Жемчужной бухты» и от Арчера, постоянно напоминавшего о Лэне. Она освободилась бы от всего, кроме жуткой уверенности, что совершила еще одну страшную ошибку.

«Как это – умереть вместо того, кого любишь?»

Ханна задрожала от внезапного осознания правды. Лэн и Арчер были похожи как две жемчужины одинакового цвета и размера. Но они были очень разными. Просто раньше она этого не понимала.

И сама повела себя как Лэн, обидела Арчера так же жестоко, как ее муж, причинявший боль всем, кто находился рядом с ним. «Ты как Лэн! Будь ты проклят, ты как Лэн! Такой же холодный ублюдок, как он!» – сказала она ему тогда.

Неудивительно, что Арчер решил уйти от нее. Живя с Лэном, Ханна превратилась в такое же жестокое создание.

Горечь комком встала в горле Ханны. Слишком поздно она поняла значение своих снов – боль Арчера и свои крики, что не хотела его обижать. Потому что если ему могло быть больно, то он был способен любить.

«Защита и секс. Это все? – Да».

Ханна получила то, что хотела. Арчер больше не говорил о любви и даже не намекал на это. Однако сейчас она искренне раскаивалась в своей ошибке.

– Мог ли Лэн один плавать в лодке? – спросил Арчер, медленно направляясь к хранилищу.

Судорожно сглотнув, Ханна с трудом заставила себя заговорить с человеком, который мог бы ее любить, но она испугалась и отказалась от его чувства.

– Нет. Его нужно было вносить на борт.

– А нырять?

– Нужен был механический подъемник, чтобы погружать его в воду и вытаскивать обратно.

Арчер кивнул не отводя глаз от хранилища. Толстая наружная дверь болталась на петлях, как сломанная челюсть. Дверцы шкафчиков, в которых раньше хранились жемчужины, были распахнуты настежь.

– А водить машину?

– Он не мог самостоятельно сидеть за рулем. Он все больше слабел в последнее время. Медленно, но неуклонно.

В лучах клонившегося к закату солнца глаза Арчера были почти золотыми. Он изучал хранилище, некогда содержащее целое состояние и разгадку темной человеческой души.

– Куда бы Лэн спрятал «Черную троицу»?

Ханна пожала плечами:

– Скорее всего она была где-нибудь в эллинге.

Арчер вновь бросил взгляд на развалины.

– «Черной троицы» уже нет. Смирись с этим. Я уже смирилась.

– Будь на месте Лэна любой другой, я бы тоже потерял надежду ее найти, – спокойно ответил он. – Но у Лэна всегда был запасной ход, которого никто не ожидал.

Все шкафчики, недоступные для инвалида, были закрыты.

Стена поднималась почти на четыре фута выше головы Арчера. Косые лучи солнечного света выхватывали каждую царапину с необычайной отчетливостью. Прямые зазубренные полоски покрывали несколько шкафчиков. Все исцарапанные дверцы располагались с правой стороны.

Образ уродливого кольца Лэна ярко вспыхнул в голове Арчера. Возможно, Лэн использовал этот кусок стали не только в драке.

– Ты открывала все шкафчики? – спросил Арчер. Ханна заставила себя думать о настоящем и отбросить разъедающее душу прошлое. Она не могла позволить себе совершить еще одну ошибку.

Она просто не пережила бы этого.

– Я открывала все, до чего Лэн не мог достать.

Вызывая в памяти образ брата, Арчер прикидывал, куда тот мог дотянуться, сидя в своем кресле.

– Ручки слишком велики для таких шкафчиков.

– Эллинг обставлял он, а не я.

– А как насчет механика или электрика? Столько электронных замков требует особого ухода, тем более в тропиках.

– Лэн сам за всем следил.

– А как он проверял верхние замки?

– Он не проверял. Это делала я.

Арчер повернулся к Ханне.

– Как?

– Залезала на лестницу.

– Как ты открывала замки?

– Он заставлял меня проверять только центральный замок, – сказала она, указывая на стену. Арчер повернулся и пристально посмотрел вверх, задрав голову. Ханна добавила:

– Я уже проверяла тот шкафчик. Там «Черной троицы» не оказалось.

Арчер наугад вытянул иэ шкафчика ящик.

– Слишком короткий, – проворчал он, – но все же.

Задвинув ящик на место, он проверил все остальные на уровне своей поясницы.

Проверил все нижние. Все они были одинакового размера. Не хватало двух дюймов.

Арчер схватил фонарик и посветил им внутрь шкафчика, задняя стенка которого представляла собой толстый слой стальной обшивки. Вытащив все ящики, он начал ощупывать стенку шкафчика изнутри, подозревая, что может найти потайную панель, кнопку, рычаг или еще что-нибудь подобное. Но его рука скользила по совершенно гладкой поверхности. С другими шкафчиками было то же самое.

Хотя Арчер и не обнаружил никакого тайника, его порадовало отсутствие каких-либо проводов. Вряд ли Лэн поставил бы мину-ловушку так близко к своей хрупкой «Черной троице». Он ненавидел взрывчатые вещества с тех пор, как на своем горьком опыте убедился, что ни одному взрывному устройству не следовало доверять в условиях тропического климата.

Арчер стал один за другим задвигать все ящички и закрывать дверцы шкафчиков.

Когда все было заперто, он встал и посмотрел на ряд закрытых камер.

– Что? – спросила Ханна, все больше тревожась.

– Здесь имеется фальшивая задняя стенка.

– Откуда ты знаешь?

– Ящики коротковаты для такой глубины.

Ханна молча наблюдала за его действиями.

– Ты смотришь слишком высоко, – наконец не выдержала она. – Лэн не мог добраться до двух верхних рядов.

– Он хотел, чтобы вы все в это верили.

– Но как он мог подняться наверх?

Арчер вытащил из кармана тяжелое кольцо на цепочке с ключами. Не обращая внимания на удивленный возглас Ханны, он надел кольцо на указательный палец правой руки. Затем присел, оказавшись приблизительно на одном уровне с головой сидящего человека, и ухватился за самую верхнюю ручку шкафчика, до которой смог дотянуться. Ручка скрипнула, но не отвалилась. Тогда на руках он двинулся к следующей. Ханна стояла и смотрела, открыв от изумления рот, как Арчер уверенно лез наверх, работая одними руками.

– Ты действительно думаешь, что Лэн смог бы это сделать?

– Даже легче, чем я, – процедил он сквозь зубы. – Его ноги почти ничего не весили. Наверное, в это время он улыбался, радуясь, как ловко всех одурачил.

Тяжело дыша, Арчер упорно продолжал свой путь по стене шкафчиков.

– Но верхний центральный шкафчик был пуст, когда я смотрела, – возразила Ханна.

Арчер не отвечал. По его лицуй спине ручейками стекал пот, когда он наконец достиг верхнего ряда. По пути наверх он увидел отметки на дверцах нескольких шкафчиков вдоль правой стороны. А когда его правая рука неожиданно соскользнула с ручки, он окончательно понял происхождение этих глубоких царапин.

69
{"b":"18154","o":1}