ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Сила воли. Как развить и укрепить
Вечная жизнь Смерти
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Юрий Андропов. На пути к власти
Легкий способ бросить курить
Мег. Первобытные воды

– Проверь ружья и дробовики, – напомнила брату Сара, не отрывая взгляда от Кейса. – Чистая вода еще есть?

– Я принесу, – откликнулся Коннер и затем, сделав над собой усилие, спросил:

– Как ты думаешь, он поправится?

Сара на мгновение закрыла глаза.

– Не знаю. Если его раны не загрязнились…

– Ты ведь вытащила Юта.

– Мне повезло… Ему тоже.

– Может, и этому повезет.

– Будем надеяться.

Она поднялась, огляделась вокруг, соображая, что еще нужно сделать.

– Надо принести воды из ручья… нужны еще дрова… И надо соорудить мне место, чтобы я могла спать рядом с Кейсом. Лоле, наверное, понадобится помощь в сборе трав.

– Ну, я пойду, – сказал Коннер.

Сара улыбнулась вслед уходящему брату. Он был славным парнем, несмотря на некоторую дико-ватость, что весьма ее беспокоило и порой доводило до бессонницы.

«Надо, чтобы Коннер видел для себя образец не только в искателях приключений и бродягах, – подумала Сара. – Я должна найти те сокровища. Просто обязана».

Кейс тихо застонал и приподнялся в постели.

Сара мгновенно оказалась на коленях перед кроватью и попыталась удержать его за плечи.

Кейс оттолкнул ее с такой легкостью, словно она была бесплотным существом. Сидя в кровати, он затряс головой, как бы пытаясь что-то отогнать от себя.

Сара положила ладонь на густую шевелюру Кейса и стала гладить его, как до этого гладила раненого сокола.

– Кейс, – четко, проговорила она. – Кейс, ты меня слышишь?

Он медленно открыл глаза и увидел ее.

Какое-то удивительное сочетание серо-голубого и зеленого, подумала она, глядя ему в глаза. Скорее бледно-зеленого.

Ясные, как зима, и глубокие. И еще холодные.

– Сара? – хрипло проговорил Кейс. – Сара Кеннеди?

– Да, это я, – подтвердила она. – Ложись, Кейс.

Она снова надавила ему на плечи, ощутив на сей раз упругость мышц и мускулистую силу. И тепло. Не жар, нет. Просто жизнь.

– Что случилось? – хрипло спросил Кейс.

– Ты был ранен. Ют обнаружил тебя и привез сюда.

– Калпепперы?

– Реджинальд и Квинси.

– Мне надо встать. Они идут за мной.

– Сомневаюсь. Судя по рассказу Юта, сейчас их можно найти только в преисподней.

Кейс заморгал, затем прикрыл глаза рукой.

– Другие Калпепперы, – услышала Сара.

Он стал шарить левой рукой, пытаясь отыскать оружие, но пальцы его хватали пустоту.

– Револьвер, – прохрипел он. – Где он?

– Ложись! В твоем нынешнем состоянии ты способен воевать разве что с цыпленком.

Кейс стряхнул с плеча руку Сары и попытался встать. Острая боль вынудила его, подавляя стон, опуститься на спину.

– Я должен… встать, – пробормотал он.

– Я принесу тебе револьвер, если ты будешь лежать, – поторопилась сказать Сара. – Прошу тебя, Кейс… Если ты будешь двигаться, у тебя снова начнется кровотечение, и ты умрешь.

Тревожный тон Сары дошел наконец до Кейса. Он перестал сопротивляться и позволил ей снова укрыть себя. Затуманенным от боли взглядом он видел, как Сара встала и пошла за его револьвером.

По своему обыкновению, Сара была одета в мужскую одежду. В юбках не очень-то полазаешь по скалам и каньонам в поисках сокровищ, да и ухаживать за больными животными или ездить на породистых мустангах неудобно.

– Мужская одежда, – невнятно проговорил Кейс.

– Что?

– Брюки…

Щеки у Сары вспыхнули.

– А, это…

Ее голос пресекся, когда она вспомнила, как раздевала Кейса. Даже окровавленный и полуживой, он вызвал в ней волнение и заставил сердце забиться чаще и сильнее.

«Дурочка набитая, – сказала себе Сара. – То, что он тебя сладко поцеловал, еще не означает, что он не пожелает сделать тебе больно ради собственного удовольствия. В конце концов, он мужчина. И притом крупный».

– Я принесу тебе рубашку, как только отстираю кровь, – сказала Сара. – А брюки некоторое время тебе надевать нельзя. Они станут натирать, и раны долго не заживут.

Кейс выглядел смущенным.

– Я говорил о твоей одежде, а не о своей, – старательно произнес Кейс.

– Понятно, потому что твоей сейчас на тебе нет.

Кейс попытался ответить, но почувствовал внезапное головокружение. Он закрыл глаза и стиснул зубы.

– Вот твой револьвер.

Кейс почувствовал в левой реке холод своего шестизарядного револьвера.

– А теперь ложись, – приказала Сара.

Кейс позволил ей вновь уложить себя. Когда Сара наклонилась к нему, чтобы поправить одеяло, одна из ее кос упала и коснулась его щеки. Это было похоже на прикосновение шелкового каната.

– Розы, – пробормотал он, – Что?

Он поднял веки. На него смотрели глаза – смесь туманной дымки и серебра. В них были сочувствие, тревога и восхищение.

– Розы и солнечное сияние, – хрипло проговорил он. – Я поцеловал тебя.

– Да, – прошептала она. – Ты поцеловал меня.

– Самая дурацкая вещь… которую я когда-либо делал.

– Что?

Ответа не последовало. Кейс снова впал в забытье.

Глава 4

Сара сидела, скрестив ноги, перед кроватью, на которой метался в тревожном сне Кейс, терзаемый болью и лихорадкой. Она отходила от него лишь для того, чтобы покормить и поухаживать за соколом.

– Эм, – прохрипел Кейс. – Эмили.

От этого ужасного хрипа у Сары спазмами сжало горло.

Она не знала, кто такая Эмили. Она знала лишь то, что Кейс ее любил. Называл он и другие имена – Тед, Белинда, Хантер, Морган, но имя Эмили звучало с каким-то особым надрывом.

– Кейс, – попыталась успокоить его Сара голосом, каким успокаивала напуганных животных. – Ты в безопасности, Кейс. Вот, выпей это. Тебе станет легче.

И, поддерживая ему голову, поднесла к его губам чашку с питьем.

Кейс выпил не сопротивляясь. Он подсознательно чувствовал, что этот тихо журчащий голос и эти прохладные руки ему не повредят, а помогут.

– Розы, – тихо произнес он и заснул.

Улыбка Сары была такой же грустной, как ее подернутые дымкой задумчивые глаза. Ей доводилось выхаживать и пострадавших животных, и людей, но никогда она не переживала чужую боль так, словно это была ее собственная.

– Спи, – прошептала она. – Спи и постарайся ни о чем не думать, чтобы не видеть снов. Сны… слишком бередят тебе душу.

Через несколько минут Кейс вздохнул и погрузился в некое сумеречное состояние, которое нельзя было назвать ни сном, ни бодрствованием. Но теперь он казался более спокойным.

Сара боялась даже глубоко дышать, чтобы не беспокоить Кейса. Жар у него сегодня немного спал, раны подживали, но до выздоровления было еще далеко.

Бесшумно передвигаясь по комнате, Сара подошла к лампе, подрезала фитиль и зажгла ее, после чего осмотрела больное крыло у сокола. Птица возмущенно запротестовала, почувствовав прикосновение рук Сары, однако, подобно Кейсу, не стала особенно сопротивляться, когда девушка смазала ей крыло целебной мазью. Нежные руки и мягкий голос действовали на птицу успокаивающе, и Саре больше не надо было надевать соколу на голову колпак, чтобы он не паниковал.

– Выздоравливаешь успешно, – тихо сказала соколу Сара. – Скоро снова взмоешь в зимнее небо, мой яростный друг. Совсем скоро.

Она поставила лампу поближе к кровати, на которой лежал Кейс. Устроившись рядом, достала пук шерсти и стала накручивать ее на деревянное веретено. Пальцы ее бегали быстро и уверенно, превращая бесформенную массу козьей шерсти в мягкую пряжу. Словно по волшебству, наматываемая на веретено пряжа становилась все толще, а пучок шерсти все меньше.

Входная дверь открылась и быстро закрылась. Не поднимая головы, Сара узнала шага брата.

– Как у него дела? – спросил Коннер.

– Лучше. Жар немного спал.

– Я же говорил, что он справится.

Сара с трудом заставила себя улыбнуться.

– У тебя очень усталый вид, – озабоченно сказал Коннер. – Может, ты поспишь, а я побуду рядом с ним?

Она покачала головой.

Брат попробовал было все-таки переубедить Сару, но вскоре пожал плечами и замолчал. Лола права – ни у кого не было таких нежных пальцев, как у Сары. Их прикосновениями она способна была успокоить всех и все – от сокола до мустанга.

10
{"b":"18155","o":1}