ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара погладила разволновавшуюся птицу.

– Успокойся, – проговорила Сара. – У тебя зоб набит пищей. Крыло твое зажило. Сейчас тебе просто нужно взлететь.

Затем Сара одним движением левой руки сдернула с сокола колпак, а правой подбросила его вверх.

На фоне оранжевого солнца раскрывшиеся крылья показались аспидно-черными. Сокол камнем пошел вниз, к подножию скалы, и пропал из виду.

У Кейса мелькнула тревожная мысль, что сокол не в состоянии взлететь. Но уже через несколько мгновений сокол взмыл вверх и стал набирать высоту. Было видно, как мощно он работает крыльями. А через некоторое время его уже нельзя было разглядеть на фоне неба.

И лишь пронзительный, радостный крик долетел до прикованных к земле мужчины и женщины, наблюдавших за полетом птицы.

Прихрамывая, Кейс прошел на площадку. Раны побаливали, но его беспокоили не они. У него было такое ощущение, что худшее для него впереди.

Кейс увидел грусть в глазах Сары.

– С соколом все в порядке, – сказал Кейс. – Полет его очень красив.

– Я знаю, – еле слышно сказала Сара. – Просто…

– Просто что?

– Хорошо бы полетать вместе с ним.

Это было очень созвучно его душе и желаниям и гораздо опаснее, чем простое физическое влечение, ибо разрушало ту броню, которую Кейс выстроил вокруг себя.

Он резко отвернулся от Сары и стал смотреть на открывавшийся перед ним дикий, пустынный пейзаж.

На северо-западе высились отдаленные вершины гор, освещенные золотистыми лучами солнца. А между ними виднелись изборожденные водостоками и трещинами плато.

Солнце быстро опускалось к горизонту, и длинные тени от скал сливались и становились все гуще.

Утес, на котором стояли Кейс и Сара, казался лишь маленькой песчинкой огромного, бесконечного мира.

Пора ехать, с неохотой подумал Кейс.

Ни малейшего следа человека. Ни троп, ни дорог. Ни огонька. Ни дымка из трубы.

Человек мог бы жить здесь, подумал Кейс. Жить по-настоящему. Не страдая от перенаселенности. Не боясь, что в толпе залезут в его карман, изображая при этом любезную улыбку. Эти места не навевают никаких воспоминаний.

Таких мест нигде больше не найти.

Пусть другие люди обживают зеленые холмы и долины. А это место – для него. Пустынное, дикое, свободное от прошлого.

Кейс внезапно испытал не знакомое ранее чувство щемящей любви к этим краям. Он глубоко вдохнул чистый, волнующий душу воздух, продолжая любоваться первозданной, дикой красотой пейзажа.

А внизу, у начала каньона, видны были ряды ив и тополей.

Лост-Ривер, подумал он. Каньон Лост-Ривер. Вода.

Кейс сунул руку в карман шинели, которая давно уже лишилась блестящих пуговиц и нашивок, и достал подзорную трубу. Приставив глаз к окуляру, он стал внимательно изучать пейзаж.

Однако сколько Кейс ни смотрел, признаков воды он не находил. Если не считать ив и тополей близ ранчо «Лост-Ривер».

Ранчо «Лост-Ривер» – это единственное место во всей округе, где есть вода, сделал он вывод.

Без воды ранчо не может существовать.

Единственный источник воды уже нашел себе хозяев.

И в то же время Кейс знал, что это его страна, его край. В этом он был совершенно уверен.

Этот край ждет, чтобы он покончил с Калпепперами.

Нельзя, чтобы в этом краю убивали и калечили людей.

Это край, где есть просторы для того, чтобы свободно дышать, жить, строить ранчо. Совершенно новый край, не навевающий никаких тяжелых воспоминаний.

А вот вода…

Только на ранчо «Лост-Ривер» есть достаточное количество воды.

И владеет этим ранчо Сара Кеннеди.

Кейс рассеянно сложил подзорную трубу и сунул в карман.

«Ради этого я мог бы и жениться на ней», – подумал он.

Но тут же пришли сомнения.

Женитьба – это значит дети. Дети – это коиг-марное напоминание об изуродованных телах.

Нет! Ни за что! Никогда снова! Никогда!

Нужно найти другой способ остаться здесь, на этой земле. Более безопасный. Чтобы не будить тяжелые чувства.

Возвращаясь на ранчо, Кейс всю дорогу молчал.

Глава 9

На следующий день Кейс проснулся задолго до рассвета. Как всегда, он не стал сразу шевелиться, а сделал попытку сориентироваться и понять, где он находится и что его разбудило.

На его плечи было накинуто мягкое покрывало, которое к тому же кто-то заботливо подоткнул.

Сара, сообразил он. Все еще проявляет заботу. Им овладело какое-то теплое чувство.

Перед тем как заснуть, он решил, что утром уедет.

Он обязан ехать.

Иначе ему не справиться с собственными инстинктами, и он наделает множество глупостей. И окажется не первым мужчиной, который сам испортил себе жизнь, сонно подумал он. Вот и Хантер женился не на той женщине только потому, что в нем взыграла кровь.

Кейс почувствовал тихое теплое дыхание на своем лице.

Он не станет обращать внимания на этот пьянящий запах роз.

Однако это было выше его сил, как и попытка преодолеть чувственное влечение к ней.

Ведь она не разделяет подобных чувств к нему. Она хочет видеть в нем старшего брата.

Он не знал, как бы поделикатнее сказать Саре о том, что он не хочет быть ее родственником. Ни братом, ни кузеном, ни дядей.

В особенности дядей.

Ибо, вернувшись с войны, он был потрясен гибелью племянницы и племянника.

После этого ему долго пришлось заново учиться засыпать, есть и пить, когда внутри убиты все чувства.

Даже гнев.

Сара представляла сейчас для него большую угрозу, чем взведенный и нацеленный ему в сердце револьвер.

Кейс почувствовал легкое движение воздуха, когда Сара тихо отодвинулась от его кровати.

Интересно, сколько раз она встает по ночам, чтобы убедиться, что все в порядке с пострадавшей тварью?

Мысль о том, что Сара босая шлепала по холодному грязному полу, чтобы взглянуть на него, взволновала Кейса.

«В этом нет необходимости. Я чувствую себя превосходно. Неужто она не знает о том, что спящую собаку не следует будить?»

Где-то недалеко от хижины несколько раз ухнула сова.

Кейс одним рывком выскочил из-под одеял и сразу же нащупал рукой стоящий у стены дробовик, который, судя по весу, был заряжен.

Когда он взвел оба курка, вскочили Сара и Коннер.

– Что-то случилось? – спросил Коннер.

– Тихо! – оборвал его Кейс.

И хотя сказано это было шепотом, Коннер мгновенно замолчал.

– Еще одна сова откликнулась, – одними губами произнес Кейс.

– Ну и что? – шепотом возразил Коннер. – У нас этих сов до черта.

– Никогда не слышал такого звука. Где твой дробовик?

– У меня в руках.

– Хорошо. Охраняй Сару.

– Я могу позаботиться о себе сама, – откликнулась Сара и словно в подтверждение сказанного взвела курки своего дробовика.

– Оставайся здесь, – сказал Кейс.

– Но ведь… – начал было Коннер.

– Чем меньше людей будут передвигаться возле хижины, тем меньше шансов по ошибке подстрелить друг друга, – перебил его Кейс.

– Делай, что тебе говорят, – сказала Сара брату.

– Кто на вахте сейчас? – спросил Кейс, – Ют, – ответил Коннер.

– Хорошо. Никто из Калпепперов не обладает такой комплекцией, как Лола, так что даже в темноте я ее не подстрелю.

Коннер тихонько хмыкнул.

Кейс опустился на пол и посмотрел в щель через плохо подогнанные доски. На землю лился слабый призрачный свет – небо было усеяно звездами.

Не было заметно никакого движения. Не шевелились кусты. Ни одна птица не вскрикнула – значит, никто не нарушил, ее покоя и сна. Даже койот не будил тишину своим воем.

Кейс быстро оделся. Черные брюки и рубашка хорошо маскировали его. Вместо ботинок он натянул высокие мокасины. К поясу, где уже висел револьвер, он пристегнул и нож, длина лезвия которого составляла свыше восьми дюймов. Привязанный к дробовику кожаный ремень перекинул через левое плечо.

– Не стреляй до тех пор, пока не удостоверишься, кто перед тобой, – сказал Кейс. – Я крикну по-соколиному, прежде чем появлюсь здесь вновь.

23
{"b":"18155","o":1}