ЛитМир - Электронная Библиотека

Никогда – до сих пор.

Она не понимала, почему он так притягивает ее к себе. Знала лишь, что это так. В нем таилось что-то завораживающее, как в полете неприрученного сокола.

А Кейса, в свою очередь, влекло к Саре, как бы он ни пытался этому противиться.

«Мне не нравится, что я хочу тебя. Это означает, что во мне умерли не все чувства, как я надеялся».

А Сара размышляла, можно ли считать, что способность любить не убита в нем войной. Эта мысль тревожила и одновременно приводила ее в трепет.

Вынув несколько камней, Кейс опустился в яму, которая доходила ему до плеч.

– Достал! – торжествующе сказал он.

– Серебро?

Кейс не ответил.

– Так что там такое?

Кейс поднял голову и увидел, что Сара смотрит на него, как маленький ребенок смотрит на полуразвернутую рождественскую игрушку.

В этот момент он вдруг испытал желание помочь ребенку развернуть игрушку дальше.

«Не будь глупее, чем тебя создал Бог, – сердито сказал он самому себе. – Ты соблазнишь ее, а потом она начнет мечтать об очаге, о доме, о детях».

Дети…

Холодок пробежал по позвоночнику Кейса.

Жизнь и без того обошлась с Сарой сурово. Он не хотел доставлять ей новые неприятности. Но если он поддастся мучающему его плотскому желанию, рано или поздно он эти беды ей принесет. Это так же верно, как и то, что солнце встает на востоке.

Он просто не мог дать ей того, в чем она нуждалась. У него было лишь чувственное желание, которое создавало опасность для обоих.

«Может быть, она права, – подумал он. – Может быть, мне лучше взять половину серебра и уйти. А может, мне лучше просто-напросто сбежать, черт возьми!»

Но эту идею он отверг сразу же, едва она родилась в его голове.

Это никуда не годится – прятать руки в карман, когда рядом находится самая желанная из женщин, которую он когда-либо знал.

Но и покидать эту землю – совершенно немыслимая вещь!

– Осторожно! – воскликнула Сара.

Она бросилась на колени и попыталась сдержать руками обвал сыпучей породы. Однако вместо этого сама сползла вниз, столкнувшись с Кейсом.

Несмотря на ее усилия, стенка ямы обвалилась и слегка присыпала Кейса и Сару.

– Извини, – сказала она. – Я испугалась, что тебя засыплет по грудь.

– А получилось, что мы оказались присыпаны вдвоем по твои локти, – заметил Кейс.

Она оглядела их обоих, и внезапно ее разобрал смех.

Неожиданный смех так подействовал на Кейса, что он испытал чувство боли, словно эти звуки коснулись его обнаженных нервов.

Он обернулся к Саре, которая, прижавшись к нему, все еще пыталась предотвратить дальнейшее сползание рыхлой породы в выкопанную яму. И встретился со взглядом серебристо-серых глаз, которые, казалось, лучились счастьем, радуясь жизни вообще и тому, что возникла подобная забавная ситуация.

Как она все еще может смеяться? Она пережила гибель самых близких людей. Умер ее муж. Она бедна как церковная мышь. Вокруг ранчо шныряют бандиты и ждут удобного часа, чтобы наложить на него свои лапы. А она смеется!

– Ты не пострадал? – спросила Сара, справившись с приступом смеха.

– Разумеется, нет.

– Был момент, когда мне показалось, что тебе больно.

– Был момент, когда ты вела себя, как ненормальная, – возразил он. – Смеешься, словно койот.

– Наверно, со стороны мы выглядим очень глупо. Зарылись по локоть в земле, словно детишки в песочнице.

В глазах Сары плясали задорные огоньки. Кейс перевел взгляд на ее рот.

Губы были приоткрыты и все еще слегка подрагивали от смеха.

Кейс внезапно осознал, что он настолько близко находится к Саре, что ощущает тепло ее дыхания на своих губах.

Не надо этого делать, подумал он.

И все же он это сделал.

Смех Сары смолк, когда она ощутила на губах жар его дыхания. Его рот в поцелуе прижался к ее рту. Она инстинктивно напряглась, опасаясь, что ее сейчас раздавит некая могучая сила.

Однако поцелуй при всей его страсти оказался на удивление сдержанным.

Из ее горла вырвался негромкий, гортанный звук. Кончик ее языка ответил на вторжение языка Кейса.

Трепет, пробежавший по телу Кейса, они ощутили оба. Кейс вдруг отпрянул от Сары.

– Прости, – коротко сказал он. – Я не должен был этого делать.

Не говоря ни слова, она удивленно смотрела на Кейса блестящими серыми глазами.

– Не бери себе в голову ничего такого. Я просто… а, черт! Я просто хотел узнать, каков вкус у смеха.

Сара сделала короткий, быстрый вдох. Что-то зашевелилось у нее под ложечкой. Это было реакцией на его слова и поцелуй.

– Ну и… какой у него вкус? – чуть хрипло спросила она.

– Такой, как у тебя. Какой же еще? – с нарочитой грубостью ответил Кейс.

– Мне показалось – как у тебя…

Кейс что-то буркнул себе под нос. Когда он наконец поднял голову, взгляд его был таким же тусклым, как и голос.

– Ты прочно застряла или все же можешь вытащить руки? – спросил он.

Сара посмотрела на него и вздрогнула.

«Мне очень не нравится, что я хочу тебя. Это означает, что вопреки моим надеждам еще не все во мне умерло».

Кейсу не надо было произносить эти слова вслух. Они были написаны на его лице.

Уголки его рта чуть дернулись. Но эта едва заметная гримаса выражала не улыбку, а скорее покорность. Не говоря ни слова, Сара выпрямилась и вынула руки из рыхлой породы, поморщившись, когда острый камень царапнул ей запястье.

– У тебя все в порядке? – через силу спросил Кейс.

Быстрыми движениями Сара отряхнула перчатки от пыли.

– Конечно. А у тебя?

Не ответив, он вынул обе руки. Но он держал их вместе, словно что-то прикрывая или словно ему было больно.

– Ты ранен! – воскликнула Сара.

Он покачал головой, сделал ладони ковшиком и медленно разжал пальцы.

На кожаной перчатке покоилось старинное миниатюрное керамическое изделие, представляющее собой две кружки, соединенные друг с другом ручками.

Сосуды были слишком малы, чтобы ими можно было пользоваться.

– Это напоминает прибор из чайного сервиза совсем маленькой девочки, – сказала Сара.

Кейс побледнел.

– Забери, – глухо сказал он.

Одного взгляда на его лицо Саре было достаточно, чтобы сдержать возражение. Она приняла старинное изделие из его рук.

Кейс вылез из ямы и широкими шагами зашагал вперед.

– Ты куда? – спросила его Сара.

– Проведать Сверчка.

– Он пасется севернее, возле того густого кустарника.

Даже если Кейс и слышал ее слова, он не изменил своего маршрута и вскоре скрылся из глаз.

Сара снова посмотрела на крохотную двойную кружку, удивляясь, почему она заставила взрослого мужчину с такой поспешностью бежать куда глаза глядят.

Глава 12

– Это игрушка! – воскликнул Коннер, радуясь как ребенок. – Смотри, кончик моего пальца как раз помещается в одной кружке.

Сара улыбнулась.

– Поосторожнее, – сказала она. – Вещь очень старая.

Лола хихикнула от удовольствия, любуясь крохотными кружками на ладони Сары.

– Не видела ничего более симпатичного с того времени, когда мой двоюродный брат подарил мне малюсенькую куколку. Она помещалась в колыбельке из-под утиного яйца, – сообщила Лола. – Боже мой, как давно это было!

Ют осмотрел старинное изделие со всех сторон, хмыкнул и произнес лишь одно слово:

– Свадебная.

– Что? – не поняла Сара.

– Это для… – Ют замолчал, затрудняясь найти слово.

– Для особых церемоний? – предположила Сара.

Ют энергично закивал головой.

– Друзья моего дяди по матери пользовались такими, когда какая-то пара вступала в брак, – пояснил он. – У апачей тоже так делают, я слышал. Только эти сделаны по-другому.

– И кружки тоже такие маленькие? – спросила Сара.

– Ну нет, – возразил Ют. – Из такого наперстка и горло не промочишь, – недовольно добавил он.

– А вы слышали что-нибудь об этом? – спросил Коннер, обращаясь к Кейсу.

32
{"b":"18155","o":1}