ЛитМир - Электронная Библиотека

А затем его лоб и щеки уперлись в ее бедра, и Кейс стал ласкать ей ноги. Сара забыла обо всем на свете, кроме нарастающей внутри сладости, которая увеличивалась при каждом его поцелуе, при каждом произнесенном хриплым шепотом слове.

Напряженность, которая до этого ощущалась в ее ногах, исчезала под ласками Кейса. Словно сквозь сон Сара чувствовала, как он гладит и целует нежную сторону коленей, целует бедра все выше и выше и наконец начинает ласкать самое интимное место между ног. Его пальцы деликатно играют с завитками, но не останавливаются на этом.

– Кейс! – неуверенно проговорила Сара.

Вместо вопроса Кейс издал звук, похожий на мычание.

– Кейс, но ведь ты… ты уже внутри меня, – эшеломленно сказала Сара.

– Да, в самом деле. У тебя здесь такое нежное гнездышко.

Рука Кейса возобновила движение, породив в ней волну невыразимого, ошеломляющего сладострастия.

Из-под приспущенных век Кейс наблюдал за реакцией Сары. В ней одновременно бушевали смятение, удивление и чувственность. И похоже, чувственность постепенно брала верх. Сара не только не возражала против интимной ласки Кейса, но, наоборот, даже просила о ней, что привело Кейса в величайшее возбуждение.

Кейс осторожно удвоил свое присутствие в ее теле. Сара тихонько застонала.

– Тебе больно?

Сара ничего не ответила. Однако содрогания ее тела говорили сами за себя и подействовали на Кейса даже сильнее, чем первая весенняя песнь жаворонка, и он возобновил ласку.

Внезапно встрепенувшись, Сара вдруг осознала откровенность собственной позы. Она сделала попытку сжать колени, но рука Кейса снова задвигалась и разлила блаженство между ног, проникнув в нее еще глубже. Его палец отыскал набухший бутон и затеял с ним игру.

Неимоверное, ошеломляющее наслаждение накатило на Сару, бросило ее в жар.

Кейс снова изменил позицию и оказался над Сарой. Теперь он был везде – жаркий и сильный и одновременно нежный и деликатный.

– Скажи, если тебе будет больно, – хрипло попросил он.

Сара почти не слышала его слов. Она ощущала жар между ног и сладостное возбуждение, которое все росло, захватывая все уголки тела.

Кейс почувствовал, что ее тело, с одной стороны, бежит от него, с другой – словно приглашает к более тесному слиянию.

– Сара, тебе больно?

– Просто… такие странные… ощущения.

Она ритмично вздрагивала, и казалось, будто жаркое лоно нежно целует его возбужденную плоть.

– Нет, мне не больно… Это что-то другое.

Кейс перекатился на спину, увлекая за собой Сару. Она удивленно ахнула, обнаружив себя сидящей на его бедрах.

– Что ты надумал? – спросила она.

– У тебя все тугое и тесное, – хрипло пояснил Кейс. – А сейчас ты сама сможешь решить, до какой степени ты хочешь меня принять.

– Не понимаю.

Уголки рта у Кейса дрогнули.

– Посмотри вниз.

Глаза ее округлились, когда она увидела, что их тела слились.

– Мы с тобой… – голос ее пресекся.

– Именно. Но не до конца. Дальше решать тебе.

– Как?

– Если ты хочешь, чтобы мы соединились теснее, опустись слегка, затем приподнимись. Затем снова чуть-чуть опустись…

После некоторого колебания Сара осторожно пошевелила разведенными бедрами…

Сладострастие разлилось по телу Кейса.

Он сцепил зубы, чтобы не взорваться в ту же минуту.

– Что ты почувствовала? – спросил сквозь зубы Кейс.

– По-моему, мне… это нравится.

Желая проверить свои ощущения, она опустилась и приподнялась второй, третий, четвертый раз.

Глядя на разведенные бедра Сары, Кейс хрипло застонал.

Сара замерла.

– Тебе больно? – испугалась она.

– Для меня это как пение жаворонка.

После некоторой паузы девушка улыбнулась.

– Значит, тебе тоже это нравится, – пробормотала она.

– Я не уверен, – соврал он сквозь сжатые зубы. – Повтори это еще несколько раз.

Сара с готовностью стала выполнять движения, которые определенно ей нравились все больше.

Кейс протянул руку. Он запустил пальцы в густые каштановые волосы и отыскал возбужденный узелок страсти. Кончиками пальцев он стал чертить вокруг нежного бутона круги, осторожно сжимать, уходить и снова возвращаться. Горячая роса окропила его пальцы.

Закрыв глаза, дрожа и постанывая, Сара вновь и вновь ждала этих горячих прикосновений. Теперь она раскачивала бедра без опаски, убедившись, что возбужденная мужская плоть не несет ей никаких неприятных ощущений. Более того, было необыкновенно приятно чувствовать ее глубоко в своем лоне.

Из-под прикрытых век Кейс наблюдал за Сарой, продолжая ласкать набухший бутон до тех пор, пока горячая роса не затопила их обоих.

Бедра Сары резко опустились вниз, до основания вобрав внутрь мужскую плоть и зажав между телами пальцы Кейса. Лишь тогда Кейс позволил себе дать Саре то, о чем она просила. Его бедра мощно толкнулись ей навстречу.

Глаза у Сары широко открылись. Сейчас нельзя было понять, какого они цвета. От нахлынувшего удовольствия темные зрачки у нее стали огромными. Сара судорожно, ненасытно раскачивалась на Кейсе, желая лишь одного – чтобы он проник в нее как можно дальше и глубже.

Внезапно все тело Кейса содрогнулось.

С прерывистыми, сдерживаемыми стонами Кейс излился в полыхающее горячее лоно девушки.

Почувствовав сопровождаемые стонами содрогания Кейса, Сара замерла, испугавшись, что каким-то образом причинила ему боль, и обеспокоенно посмотрела ему в лицо.

Оно вытянулось, словно на него и в самом деле накатила боль. На лбу поблескивали капельки пота.

– Это твоя рана? – спросила Сара.

Ее слова не дошли до Кейса. Он понял лишь то, что больше не ощущает на себе ее тела. Этого он не хотел. Он хотел остаться еще на какое-то время в ее тесном, гостеприимном лоне.

– Не уходи, – хрипло прошептал он.

– Это все твоя рана, – убежденно сказала Сара, вставая с Кейса.

С хриплым стоном он обнял Сару за бедра и снова глубоко вошел в нее.

Она испытала новый прилив удовольствия. Сара не могла двигать бедрами, но вскоре обнаружила, что может ласкать его мышцами лона.

Сладостные ощущения все возрастали. Она стонала и все плотнее прижималась к телу Кейса, стремясь к чему-то такому, что не имело названия. Но она рвалась к этому, как рвется сокол, на которого надели колпак, на свободу, в простор зовущего его неба.

Горячие конвульсии пронизали тело Сары, что-то затрепетало в ней, словно крылья вырвавшейся на свободу птицы.

Сара тоже чувствовала себя так, словно вырвалась на волю.

Задыхаясь, она горячечно стонала и повторяла имя Кейса.

Кейс всем своим телом ощущал момент наивысшего наслаждения Сары. Ее содрогания снова бросили Кейса в жар. Он мощно и энергично заработал бедрами, забыв на время обо всем на свете, кроме мечущейся в сладострастии Сары.

И лишь затем, когда он снова излился в горячее, пульсирующее лоно, до Кейса вдруг дошел весь ужас содеянного.

«А что, если я сделал ее беременной?»

Эта внезапно пришедшая мысль прямо-таки обожгла его. Он мгновенно снял с себя Сару и со злостью подумал: «Это все равно что запирать конюшню после того, как из нее увели лошадь».

– Кейс! – недоумевающе окликнула его Сара.

– Одевайся, пока не простудилась.

Сара задрожала, но вовсе не оттого, что замерзла. Глаза у нее стали холодные, как зимняя луна.

Глава 16

– Что заставило их изменить свои намерения? – спросил Коннер.

Голос его прозвучал неестественно громко. Вероятно, потому, что в хижине стояла непривычная тишина.

Сара и Кейс вернулись несколько часов назад насупленные и неразговорчивые. Коннер приписал это тому, что они подверглись нападению бандитов.

– Сара! – снова обратился к ней Коннер.

– Прости… Ты мне что-то говорил?

– Черт… то есть дьявол… нет, я обращался к жаркому из кролика… Как ты думаешь, что заставило их изменить свои намерения?

Сара недоумевающе заморгала.

43
{"b":"18155","o":1}