ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Атлант расправил плечи
Двойной удар по невинности
Код 93
Последняя миссис Пэрриш
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Эликсир для вампира
Позиция сверху: быть мужчиной
Порядковый номер жертвы
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний

Однако этого ему было недостаточно. Ему нужно было больше, гораздо больше. Ему нужна была вся она.

Кейс прошептал ее имя.

Сидевшая у него на коленях Сара ответила такими телодвижениями, которые бросили его в жар.

И тогда Кейс окончательно отдался своему мучительному желанию. Под одеялом его руки отыскали тугие полушария грудей.

Кейс сжимал и гладил их, но ему мешала одежда. Он лихорадочно расстегнул фланелевую рубашку и развязал тесемки нижней сорочки.

Пальцы у него были холодными. Сара ахнула, когда он дернул ее за соски. Он испуганно замер, но она положила ладони на его руки и прижала к грудям.

– Не бойся, продолжай, – шепнула она.

– У меня холодные руки.

– Холодные? – Сара тихонько засмеялась. – Они как огонь… Чистый, изумительный огонь… Я хочу чувствовать их всюду… А больше всего хочу опять почувствовать тебя в себе.

Кейс испустил прерывистый вздох и положил Сару спиной на постель. Они стали оба барахтаться под одеялом, пока Сара не почувствовала, как Кейс раздвигает ее обнаженные бедра.

Кейсу ударил в голову аромат ее возбуждения. Его руки стали ласкать ее плоть, и он почувствовал, как их оросила горячая влага. У него зашлось дыхание. Он пытался произнести имя Сары, но не мог.

Ноги Сары обвились вокруг его бедер. Он стал торопливо сдергивать с себя брюки. Наконец Кейсу удалось их спустить, и он застонал, когда бедра Сары приподнялись ему навстречу и коснулись его плоти.

Они терлись друг о друга. Сара стонала от удовольствия.

Это было похоже на то, как если бы к факелу поднесли огонь.

Он вошел в нее, погрузившись на полную глубину и погасив ее страстный вскрик поцелуем. Его бедра двигались все быстрее и энергичнее.

Сара отвечала такими же энергичными движениями, возбуждая его все сильнее и заставляя позабыть обо всем на свете. Он хотел было замедлить движение, овладеть собой, но это было уже выше его сил.

Двигаясь ему навстречу, Сара впивалась ногтями в его бедра. Ночь превратилась в серию мощных пульсирующих чувственных ударов, а затем Кейс остался лежать неподвижно, жадно хватая ртом воздух.

Сара обеспокоенно обняла его за голову, провела рукой по волосам, нежно поцеловала в лоб, веки и губы.

Наконец Кейс поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Я причинил тебе боль? – спросил он.

– Боюсь, что это я сделала тебе больно, – возразила Сара. – Ты так отчаянно стонал и так тяжело дышал, что я испугалась, уж не умираешь ли ты… Должно быть, я опять каким-то образом внушила тебе отвращение?

– Отвращение? Что ты болтаешь? Ты никогда не внушала мне ни малейшего отвращения!

– И даже тогда, когда мы первый раз этим занимались?

– Господи, даже если бы ты задалась такой целью, у тебя ничего бы не вышло!

Сара облегченно вздохнула.

– Это я к себе испытываю отвращение, – сердито сказал Кейс. – Никогда до такой степени не терял контроль над собой… прости меня.

Он собрался скатиться с Сары, однако она сомкнула ноги вокруг его бедер.

– Ведь ты сказал, что не испытываешь отвращения ко мне, – прошептала она.

Кейс сжал ей ладонями лицо.

– Ни в коем случае, – четко произнес он. – Более того, ты возбуждаешь и влечешь к себе, как никакая другая женщина.

– Тогда почему же ты собираешься уйти?

– Потому что боюсь раздавить тебя.

Улыбаясь, она снова стала покачивать бедрами. Сладостные ощущения от этого покачивания родили в ней желание почувствовать Кейса ближе, глубже.

– Вовсе ты меня не раздавишь, – пробормотала она. – Просто ты согреваешь меня изнутри. Это очень удобно холодной зимней ночью. Ты хотел бы служить моим одеялом?

Он издал непонятный горловой звук и уткнулся лицом в ее лицо.

– Кейс! Что с тобой? Тебе нехорошо?

– Нет. Просто мне… – Он замолчал, не в силах найти слова, чтобы объяснить то, что с ним происходит, –…захотелось уметь смеяться, – сказал он наконец. – Ты ведь знаешь, что я не могу смеяться, чувствовать, любить… Не могу – и все.

Сара была рада, что ночь скрыла то, что почувствовала она, услышав эти слова: боль и неприятие, гнев и отчаянную печаль.

И в то же время понимание.

Она поняла, что именно и почему отделяет Кейса от нее. Она не должна винить его за это.

Она любила его.

– Ладно, – сказала Сара яростным шепотом. – Ты можешь смеяться, кричать или вообще ничего не делать. Ведь это просто сон. Ты помнишь об этом? А сны в расчет не принимаются.

Пока она говорила, бедра ее продолжали покачиваться.

Она все еще хотела его.

Дрожь пробежала по всему телу Кейса. Сердце удвоило частоту ударов. Он еще плотнее прижался к ее телу и вошел в нее на полную глубину.

– Ах, – закатывая глаза, прошептала Сара. – Это изумительно…

– Сара…

– М-м-м?

– Ты сжигаешь меня заживо, – хрипло проговорил Кейс.

– Это хорошо или плохо?

– Спроси меня об этом через несколько минут.

– Что ты… сказал?

В ответ он поцелуем запечатал ее рот. Он не отпускал его, продолжая двигать бедрами до тех пор, пока тело Сары не забилось под ним в экстазе.

Лишь после этого он скатился с Сары. Он стал сдергивать с себя приспущенные ранее брюки.

– Постой! – потянулась к нему еще не пришедшая в себя Сара. – Ты куда уходишь?

– Никуда не ухожу. Я испытываю такое же желание, как и ты.

С некоторым опозданием Сара поняла, что он просто снимает с себя одежду. При свете звезд она увидела Кейса, лежащего рядом на спине.

Мужская плоть показалась ей огромной.

– Боже мой! – ошеломленно прошептала она. – Неужто эта громадина была во мне?..

– Представь себе, что именно так, – приглушенным голосом проговорил Кейс.

– Не верю, – сказала Сара.

– А я верю. И тебе это очень даже понравилось. Ты извивалась подо мной, как змея, и хотела еще и еще. А вот я сплоховал, потерял контроль и не дал тебе того, чего ты хотела.

Сара протянула руку по направлению к вздыбленной твердой плоти, но внезапно замерла.

– А мне можно… потрогать это? – неуверенно спросила она.

Что-то весьма похожее на улыбку появилось на лице у Кейса.

– Трогай где угодно и как угодно, – ответил он. – Только ты не будешь возражать, если я сперва спрячусь под твое одеяло? Одному здесь холодновато лежать.

Дрожа то ли от страха, то ли от удовольствия, Сара приподняла одеяло, приглашая Кейса к себе.

Она до сих пор не могла поверить в то, что такая громадина находилась внутри нее и не причинила ей никакой боли.

Поток холодного воздуха омыл ее тело, затем рядом оказался Кейс. Она лежала на боку лицом к нему. Поначалу его кожа показалась ей прохладной, но очень быстро согрелась.

Кейс медленно притянул Сару к себе поближе, их обнаженные тела соприкоснулись. Тугая возбужденная плоть прижалась к нежному девичьему животу.

– Бог мой! – выдохнула Сара. – Вот так громадина!

Плечи Кейса зашевелились, как если бы он беззвучно рассмеялся.

– Не больше, чем была раньше, – прошептал он над ее ухом.

– Трудно поверить этому.

– Пожалуй, трудно. Поэтому-то женщины такие мягкие, – пробормотал он.

– Головы у нас мягкие! – горячим шепотом возразила Сара. – Вот мы и позволяем мужчинам вставлять в нас такую твердую громадину.

Плечи у Кейса снова затряслись.

И снова он не издал ни звука.

– Твоя голова гораздо тверже моей, – после паузы шепотом сказал Кейс.

– Ну да!

– Если ты мне не веришь…

Он взял в руку ее ладонь и потянул вниз, к ногам.

У Сары зашлось дыхание, когда Кейс приложил ее пальцы к гладкой, округлой головке и затем двинул их вниз, к теплой подушке волос у основания.

– Вот видишь? – хрипло сказал он. – Вовсе не такая уж и твердая.

– Твердая, как камень.

– У камня нет пульса. – Он помог ее пальцам обвиться вокруг своей плоти. – А здесь есть пульс. Слышишь?

Сара ощутила, как пульс жизни стучится в ее ладонь. Она снова задохнулась от удивления.

А затем стала с любопытством исследовать пальцами его возбужденную плоть, которая была такой твердой и в то же время такой живой.

57
{"b":"18155","o":1}