ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара оторвала взгляд от сокола, которого держала в руках. Один из бродяг в Спринг-Каньоне недавно вздумал поупражняться в стрельбе по птице. К счастью, крыло не было перебито. Птица скоро выздоровеет, ну а пока ее надо было кормить, чтобы не погибла от голода.

– Книги? – с живостью спросила она.

Раскрыв рот, сокол сделал попытку освободиться. Сара прижала его к груди, шепча ласковые слова.

– И книги тоже, – ответил Ют.

– А что еще?

Он кивком головы показал на дверь хижины.

– Ты лучше посторонись. Нельзя терять время.

Сара удивленно посмотрела на него, но спорить не стала. Она надела кожаный колпак на голову сокола, привязала его за ногу к шесту и вышла из хижины.

Первое, что Сара увидела, была кровь на всаднике: высохшая, свежая, спекшаяся, сочащаяся – кровь повсюду на человеке, который свисал с седла.

Затем она узнала Сверчка.

– Господи! Это же Кейс!

– Нашел его в таком состоянии… Вот привез тебе, потому что ты подбираешь всех покалеченных тварей.

– Сними его, – коротко распорядилась девушка. И сразу стала раздавать приказания:

– Коннер! Коннер, быстро помоги Юту! Лола, неси побыстрее свои целительные травы!

Ют вытащил длинный нож и стал разрезать ремни, которыми Кейс был привязан к седлу.

Когда был разрезан последний ремешок, со стороны ручья прибежал Коннер. Это был ширококостный, худощавый пятнадцатилетний подросток, который должен еще подрасти и набрать плоти.

– Что случилось, сестра? – спросил он.

– Вон взгляни, – показала она на окровавленного всадника. – Должно быть, его достали Калпепперы.

Кейс начал сползать с седла. Коннер, помогая Юту, закряхтел.

– Черт, какой здоровый и чижолый, – пробормотал Коннер.

– Не ругайся, – механически проговорила Сара. – И не «чижолый», а «тяжелый».

– Ты собираешься читать мне лекции по грамматике или помочь человеку?

– Я могу делать все одновременно, – рассердилась Сара. – Вносите его в хижину и положите на мою кровать.

– Его зовут Кейс? – спросил Коннер.

Парнишка подхватил Кейса за испачканные кровью ботинки, Ют – за плечи, и Кейса внесли в хижину.

– Это тот человек, который привез тебя домой позапрошлой ночью? – поинтересовался Коннер.

– Да, – рассеянно подтвердила Сара, но затем спохватилась:

– А ты откуда знаешь?

– Я видел его.

– А почему ты не спал в такой поздний час?

– Когда Юта нет, у меня сон сторожкий, – просто ответил Коннер.

«Вдруг Коннер видел, как Кейс поцеловал меня», – испугалась Сара.

Она отвернулась, чтобы скрыть от брата выступивший на щеках румянец.

– Лола! – громко позвала она. – Где тебя носит?

– Я иду, девочка. Не все такие шустрые, как ты.

Голос донесся из пристройки, которая служила жильем Лоле и Юту.

– Положите его на мою кровать, – распорядилась Сара.

Коннер с сожалением посмотрел на окровавленного мужчину, затем на чистую постель сестры.

– Делайте, что я сказала! – повысила голос Сара.

– Ну и ну! – пробормотал Коннер. – Как знаешь.

Мужчины опустили Кейса на матрац, который лежал на самодельной кровати из плетеных прутьев.

– Принеси свежей воды из ручья, – скомандовала Сара брату. – Ют, а ты неси чистые тряпки с бельевой веревки.

Коянер и Ют бросились исполнять указания Сары. Когда у нее в глазах появлялся сердитый блеск, с ней лучше было не спорить.

Она стала на колени и очень осторожно стащила с Кейса ботинки и носки. Хотя Кейс не издавал ни звука, Сара знала, что он жив, поскольку кровь еще сочилась из его ран. Кровотечение прекращается одновременно с остановкой сердца.

Слишком много потеряно крови, с тревогой подумала она, ощупывая скользкий ботинок. Чертовски много!

Сара развязала под подбородком шнурок, сняла с Кейса шляпу и бросила ее на сундучок из ивовых прутьев. Быстрыми точными движениями расстегнула и стянула верхнюю, затем нижнюю рубашку.

Ее глазам предстал клин черных волос от ключиц до пояса. В крови была вся правая сторона груди.

Сара осторожно провела пальцами по груди Кейса, пытаясь нащупать рану, однако ничего не обнаружила. Рана оказалась лишь на внутренней стороне правой руки.

Слава Богу, рана неглубокая, с облегчением подумала она. Крови потеряно много, но кость не задета.

Сара ослабила лояс и сдвинула вниз брюки и нижнее белье, моля лишь об одном: «Господи, только бы не в живот».

Но живот был ц"л, кровь на него попала от раны на руке.

Сара почувствовала спазмы в горле, когда увидела рану на правом бедре Кейса.

– Боже, какое великолепное мужское тело! – проговорила за спиной Сары подошедшая Лола.

– Сейчас он больше напоминает тушеное мясо, а не бифштекс, – огрызнулась Сара. – Принеси дядину сумку с медикаментами.

Засмеявшись, Лола подошла к сундуку из ивовых прутьев, открыла его и извлекла оттуда черную кожаную сумку.

– Тебе что нужно? – спросила Лола.

– Чуда, – ответила Сара.

– Я не знала, что ты хранишь его в этой сумке.

– Я тоже.

После этого в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь плеском воды – это Сара промывала раны Кейса. Она начала с руки. Как Сара и предполагала, рана была кровавой, но не тяжелой.

– Здесь и зашивать не стоит, – высказала мнение Лола.

Но Сара скомандовала:

– Горячей воды и мыла. И побольше тряпок.

– Ют! – позвала Лола.

– Я слышу, – проворчал Ют. – Только зачем мыть, если…

– Перестань брюзжать, – перебила его Лола, – Она однажды уже починила тебе твою шкуру, ты помнишь?

Пробубнив что-то под нос, Ют пошевелил в камине угли и проверил висящий на треножнике котелок.

– Греется, – сказал он.

– Спасибо, – не поднимая головы от раны, ответила Сара.

Ют с величайшим почтением наблюдал за работой Сары. Иногда ему казалось, что эта девушка со светло-каштановыми волосами – ангел, который прислан на землю, чтобы помогать тем, кто не в состоянии помочь себе сам.

Пока закипала вода, Сара осторожно смыла кровь с тела Кейса и взглянула на него несколько иными глазами.

Лола права, подумала Сара. Он потрясающе красив.

Эта праздная мысль поразила ее. С тех пор как она приобщилась к обязанностям жены, мужчины не притягивали ее физически.

Сара торопливо накрыла тряпкой тело Кейса, испытав вдруг приступ стыдливости.

Но она нескоро забудет то, что видела.

Он крупнее Хэла. У него все крупнее.

От этой мысли Сара содрогнулась. Она натерпелась боли от своего гораздо менее крупного мужа. Не хотелось вспоминать, как она лежала сцепив зубы, пока муж елозил между ног.

– Пожалуйста, вода, – сказал Ют.

– Спасибо.

Она взяла миску с горячей водой и посмотрела в узкие черные глаза Юта.

– Дядя Вильям говорил мне, что чистые раны заживают быстрее, чем грязные, и любая женщина знает, что горячая вода и мыло промывают лучше, чем обычная холодная вода.

Юг не просто кивнул, а почти поклонился.

– Я не сомневаюсь в том, что ты делаешь, – с чувством некоторой неловкости проговорил Ют.

Сара дотронулась до его шершавых, мозолистых рук.

– Я говорю это, чтобы ты знал, если что-нибудь случится со мной.

– Боже тебя упаси от всяких неприятностей!

– Бог слишком занят.

– Он найдет время для своего ангела.

Грустно улыбнувшись, Сара повернулась к Кейсу. У нее не было иллюзий в отношении собственной персоны, тем более перед лицом Господа Бога.

Она промывала раны на ноге до тех пор, пока не стала видна лишь рваная плоть, из которой слабо сочилась свежая кровь. Одна из ран находилась наверху внутренней части бедра. Сара осторожно прощупала рваное место, пытаясь найти пулю, но пули там не оказалось – она прошла навылет, вырвав кусок мяса.

Вторая рана была глубже и серьезнее. Она все время кровоточила, но не фонтанировала – дядя учил ее, что это означало бы неминуемую смерть.

– Пуля осталась внутри? – спросила Лола.

– Да, – с горечью произнесла Сара. – Судя по углу проникновения, она застряла в глубине бедра, а может быть, зацепила и кость.

8
{"b":"18155","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
До встречи с тобой
Смертный приговор
Тепло его объятий
Здоровое питание в большом городе
Темнотропье
Королевская кровь. Огненный путь
Мой личный враг
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем