ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бад, ты контейнер видишь? спрашивает Гуннар.

Отчетливо вижу, говорит Бад.

А ты, Коре?

Так же ясно, как паштет на бутерброде, отвечает Коре.

Курт? говорит Гуннар.

Я не вижу ничего, говорит Курт. Знаешь, у меня что-то в животе урчит, я думаю, нам

с Бадом пора домой. Проверим, не стало ли у нее лучше с головой. А потом можно выжать, например, свежего сока и картошку вариться поставить, да, Бад?

Открывай контейнер! строго говорит Гун-нар.

Как? Я же его не вижу.

Открывай! звереет Гуннар.

Чего ради? отвечает Курт. На что нам сдался контейнер, которого никто не видит?

Его видят трое из четырех, здесь стоящих, говорит Гуннар.

Предположим, говорит Курт. Так ли нам нужен контейнер, который видят только трое из четырех?

Еще мгновение, и Гуннар взорвется, его трясет, как ракету за секунду до старта. Курту приходится признать, что спектакль пора потихоньку заканчивать.

Ладно, ладно, говорит он. Открываем. Прекрасная затея. А сам обходит контейнер кругом, будто бы двигаясь ощупью по стеночке, ничего перед собой не видя. Нащупав дверь, он долго старательно делает вид, что отпирает ее.

Ойойой, вздыхает он. Похоже, тут какой-то хитрый замок с секретом. Какая жалость! Придется нам оставить эту затею до поры, да?

Курт парит мозги - image47.png

ОТ-КРЫЫЫ-ВААААЙ! ревет Гуннар.

Курт распахивает дверь и отступает на несколько шагов. С него сходит по семь потов в секунду. И не без причины, ибо из контейнера на волю длинной вереницей выходят все его обитатели, а очутившись на причале, каждый из них первым делом горячо жмет Курту руку и от всего сердца благодарит за все, что Курт и его семья сделали для них.

Привет, Курт, говорят они. Рады снова увидеться. Надеемся, когда-нибудь и мы сможем отплатить тебе за помощь и поддержку той же монетой.

Гуннар таращится на Курта и только воздух ртом ловит.

Главное тебе сейчас не принимать скоропалительных необдуманных решений, говорит Курт. Я все объясню.

Курт парит мозги - image48.png

Гуннар хватается за сердце и начинает оседать на пол.

Курт подхватывает его.

Я пригрел на груди змею, всхлипывает Гуннар.

Если хочешь знать правду, я собирался все тебе рассказать, говорит Курт.

Мой лучший водитель, коллега, с которым я проработал двадцать лет, и так вот нож в спину, гундит Гуннар. Ноги больше не держат его. Курт на себе волочит его в контору.

Но им так хочется жить в Норвегии, объясняет Курт, и кто-то должен же им помочь, и моя Анна-Лиза встряла в это дело, и понеслось, ну, ты ее знаешь, и хотя они, конечно, довольно странные и не как мы, но в целом нормальные ребята. У них и культура, слышал я, потрясающе интересная. Даже не сомневайся, я безусловно планировал все тебе рассказать.

Ты уволен, стонет Гуннар.

Но я собирался все рассказать тебе сегодня, говорит Курт. Так между двенадцатью и поло виной первого примерно. Как ты можешь меня уволить, если я работаю здесь столько, сколько себя помню.

Ты уволен, говорит Гуннар писклявым голосом.

Фу, как стыдно! говорит Курт. Какое самодурство! Этого Гуннар вынести уже не может. Он и без того, считай, обанкротился, а тут еще… Он снова хватается за сердце и падает как подкошенный. Коре уносит его в контору, а раздавленный горем Курт остается на улице вместе с Бадом, Фатимой и остальными из контейнера. Они не поняли, что произошло, но чувствуют, что дело серьезно.

Курт парит мозги - image49.png

Курт потерял работу и безутешен. Всегда, сколько себя помнит, он был водителем трака, и ничего другого он в жизни не умеет. Курт в полном одиночестве заперся в контейнере на самом краю причала. Сил разговаривать ни с кем у него нет. Бад, Фатима и остальные укрылись в другом контейнере. Все молчат.

Курт парит мозги - image50.png

Гуннар лежит в старом шезлонге, закутанный пледом. Вид у него бледный и несчастный.

Бедный я, бедный, причитает Гуннар. Что ж мне делать? Как мне быть? А вдруг король пришвартуется и вообще… а у меня даже хорошего водителя трака, и того нет.

У тебя есть я, говорит Коре. Теперь, когда Курт здесь больше не работает, может, я смогу водить трак?

Забудь мечтать, говорит Гуннар. У тебя не голова, а банка паштета.

Это правда, о паштете я, бывает, думаю, говорит Коре.

Мне нужен водитель трака, чтоб был не хуже Курта, причем он нужен мне немедленно, говорит Гуннар.

Но разве король не сказал, что пришвартуется на том причале, где сосиски и прочее? спрашивает Коре.

Сказать-то он сказал, но я тем временем тоже прикупил сосисок и пару одноразовых грилей и оставил сообщение королю на автоответчике, что у нас тут тоже сервируют сосиски. Поживем увидим.

А что ты собираешься делать с этими пришлыми из контейнера? спрашивает Коре.

Ничего, отвечает Гуннар.

Всего-то? спрашивает Коре.

Да, говорит Гуннар. Главное, чтоб никто про них не прознал. Ни полиция, ни газеты. Нам сейчас как никогда некстати, чтоб нас еще и в газетах пропечатали.

То есть ты разрешишь им остаться тут? спрашивает Коре.

Помяни мое слово, им скоро придется убраться восвояси, говорит Гуннар.

Почему это? спрашивает Коре.

Потому что у нас не принято разрешать таким, как они, оставаться в Норвегии, говорит Гуннар. Обычно мы отсылаем их дальше, в другие страны.

Но хотя бы в такие страны, где они смогут покупать норвежский паштет? тревожится Коре. Не уверен, говорит Гуннар. Несчастные люди, качает головой Коре.

Пока они ведут свой разговор, появляется Рашид. На нем новенький свитер с норвежским флагом и шапочка в тему.

Курт парит мозги - image51.png

Прошу прощения, говорит Рашид, вы не находили тут футболки, которую я обронил на днях?

Футболку? спрашивает Гуннар. Белую?

Да, говорит Рашид.

На ней было что-то написано?

Да: Королевская академия управления автопогрузчиками Бангладеш, отвечает Рашид.

Вот как, говорит Гуннар. А ты там, часом, не учился?

Иес, отвечает Рашид. Отучился десять лет.

И можешь водить трак? спрашивает Гуннар.

Лучше всех в мире, говорит Рашид.

И лучше Курта?

Гораздо лучше, отвечает Рашид.

Покажи давай, велит Гуннар и машет в сторону Куртова желтого трака, который стоит тут же.

Рашид влезает в кабину, минуту настраивается, потом подъезжает к двум стоящим рядом деревянным ящикам, подцепляет каждым зубцом вил по одному и начинает жонглировать. Такого себе и не представишь даже.

Невероятно, ахает Гуннар. У меня есть для тебя работа. Можешь приступать немедленно.

Но у меня нет вида на жительство в Норвегии, говорит Рашид.

Не играет роли, отвечает Гуннар. В любви и войне все дозволено. А мы должны вернуть корабли на наш причал. Любой ценой.

Курт парит мозги - image52.png

Договор, говорит Рашид и протягивает Гуннару руку. Кстати, меня зовут Рашид. Смешное имя, говорит Гуннар. А меня просто-напросто Гуннар. Ясно и понятно. Мне мое имя всегда нравилось, но другим приходится жить под тем именем, какое у них есть.

А меня зовут Коре, говорит Коре и добавляет, обращаясь к Гуннару, — я правильно понял, что ты не собираешься доверять трак мне?

Правильно, говорит Гуннар. Лучше ты наблюдай за Рашидом и перенимай у него опыт, пару трюков.

Чтобы хорошо водить трак, надо быть в отличной форме, говорит Рашид Коре. Так что для начала сделай две тысячи отжиманий.

Я предпочту вместо этого съесть две тысячи бутербродов с паштетом, говорит на это Коре.

Остаток дня Рашид снует на траке по причалу, возит ящики и радуется жизни, как давно не радовался. Гуннар лежит в шезлонге и следит за ним. А когда рабочий день заканчивается, Рашид уезжает домой, к Анне-Лизе, и она угощает его обедом. Курту все это кажется совсем, совсем, совсем несправедливым, и хочется ему лишь одного: пропарить хорошенько свои мозги, может даже с хлоркой прокипятить, авось в них тогда какая светлая мысль заведется. К тому же у него так сосет под ложечкой от голода, что думается с трудом. Он ждет не дождется, когда наступит ночь и появится Анна-Лиза с едой. Может, и ему тогда кусочек перепадет. Наконец она привозит свою полевую кухню, и все, включая и Курта, получают по тарелке супа и серой булке.

11
{"b":"18159","o":1}