ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– За что будем пить?

– Пусть каждый из нас выпьет за что-то свое, – предложила я и мысленно провозгласила тост: «За здоровье Танечки!» В прихожей хлопнула дверь. – А вот и мой дед пришел!

– Давай пригласим Аристарха Владиленовича к нам, – предложил Крючков.

Я отпила глоток шампанского, поставила фужер на стол, подошла к двери и только открыла ее, как оказалась лицом к лицу с Аришей. Увидев Женьку, он нахмурился, но быстро совладал с собой, приветственно кивнул ему и, сделав шаг назад, сказал:

– Не буду вам мешать.

– Мне показалось, или он не в настроении? – спросил меня Женька.

– Не показалось.

Ариша, чья комната находилась как раз над гостиной хай-тек, громко топал у нас над головами, постоянно что-то ронял, активно демонстрируя тем самым свой негативный настрой. Женька не захотел оставаться в эпицентре возможного семейного скандала, вызвал такси и вскоре уехал. Проводив Крючкова, я поднялась наверх и постучала в дедову спальню. Он мне не ответил. Приоткрыв дверь, я увидела, что он спит или делает вид, что спит.

Глава 3

С утра пораньше я поехала в Столярный переулок. «Шкода Фабия» шоколадного цвета, припаркованная рядом с первой парадной, свидетельствовала о том, что ее владелица еще дома. Я остановилась напротив нее, через дорогу, и принялась ждать Краснихину. Уж очень мне было интересно, чем она занимается и с кем общается! Чтобы не терять время даром, я занялась изменением своей внешности – надела черный парик и сделала яркий макияж, не забывая при этом поглядывать на нужную парадную. Интересующая меня блондинка выпорхнула оттуда в начале десятого, запрыгнула в свою машину и поехала в центр города. Я последовала за ней. Поскольку «Мини Купер» – приметная машина, мне пришлось держаться на приличном расстоянии от нее, чтобы не засветиться. На оживленном перекрестке Садовой и Октябрьской я едва не упустила чешскую иномарку, но потом все-таки догнала ее и дальше плотно «вела» вплоть до офисного здания на Тимирязевской улице, за которым в народе прочно закрепилось название «Свеча». «Фабия» лихо въехала на тротуар перед «Свечой». Краснихина даже не удосужилась проехать мимо парковки и посмотреть, есть ли там свободные места. Я же попытала счастья и нашла местечко, где приткнуться. Правда, для того, чтобы выйти из машины, мне пришлось просачиваться едва ли не сквозь игольное ушко: дверцу просто некуда было открывать – расстояние до тачки слева было минимальным, да и до тачки справа – не больше.

Ирина задержалась у входа, кокетничая с каким-то седоволосым папиком, так что я вошла в здание даже раньше ее и принялась изучать стенд, на котором были указаны номера офисов фирм и их расположение в здании. Заметив боковым зрением, что Краснихина вызывает лифт, я подошла к ней. В кабину, кроме нас, вошли еще трое мужчин. Каждый нажал на какую-то кнопку, Ирина – на последнюю. И только я воздержалась от каких-либо манипуляций – мне было нужно туда же, куда и ей. Лифт поднялся на двенадцатый этаж и остановился, Краснихина вышла из него и повернула направо, а я пошла налево. Остановившись около ближайшего кабинета, я стала изучать распорядок дня БТИ, поглядывая, куда зайдет блондинка. Как только она скрылась за дверью, я направилась в ту сторону и едва не поперхнулась, увидев табличку с надписью: «Фирма «Адреналин». Осталось только выяснить: Ирина – сотрудница или клиентка этой фирмы? Я чуть-чуть приоткрыла дверь и увидела, что Краснихина надевает на шею ленту с бейджиком. Стало быть, она здесь работает. Эту новость было сложно сразу же переварить, над ней следовало хорошенько поразмыслить. Дело, которым предлагал мне заняться дед, и то, которое я нашла для себя сама, удивительно тесно переплелись друг с другом.

* * *

Покинув парковку, я поехала в «Детский мир», где собиралась купить Тане подарок на день рождения. Сначала я подумала об огромной мягкой игрушке, но быстро отказалась от этой затеи. Девочка дорожила своей плюшевой собакой. Пусть это была не очень большая и сильно потрепанная игрушка, зато – любимая. Было бы неправильно, если бы мой подарок вытеснил Филю. С ним наверняка у Танечки были связаны какие-то воспоминания о том, что происходило до ее похищения. Зайка, о котором я рассказывала девочке, напоминал мне о тех временах, когда мои родители еще были живы…

Я купила Танюше платье василькового цвета, в тон ее глазам. А еще – большой торт с куклой Барби в центре и связку бананов. Загрузив подарки в багажник, я увидела свое отражение в тонированном окне соседней тачки – на мне все еще был парик. Сев в машину, я сняла его, засунула в бардачок, расчесалась и поехала к Захаровым. Только дома никого не оказалось. Топтаться на лестничной площадке мне не хотелось, поэтому я вышла на улицу и села в машину. Подождав минут десять, я достала мобильник, чтобы позвонить Ольге и узнать, когда она с дочкой вернется домой, но тут увидела, как мать и дочь с самыми мрачными лицами заходят во двор. Я вылезла из машины и махнула им рукой. Захарова-старшая заметила меня и повернула в мою сторону. А вот девочка как смотрела под ноги, так и не подняла глаз, следуя за матерью по инерции.

– Полина, что вы здесь делаете? – удивилась Ольга. – Неужели вчера что-то у нас забыли?

– Нет, я приехала кое-кого поздравить, – я перевела взгляд на Танечку. Услышав эту фразу, девочка подняла-таки глаза и улыбнулась. – С днем рожденья тебя, Танюша!

– Спасибо, – девочка немного ожила.

Я повернулась к «Мини Куперу», открыла дверцу и достала торт в круглой прозрачной упаковке.

– Вот, это тебе.

– А кукла съедобная? – с некоторой опаской поинтересовалась Танюша.

– Нет, это игрушка.

– Здорово! – Глаза у девочки загорелись. – У меня никогда не было такого торта!

– Это еще не все. – Я снова повернулась к машине и достала два пакета. Тот, в котором было платье, я вручила Танечке, а пакет с бананами отдала Ольге.

– Спасибо, – сдержанно ответила она и спросила: – Полина, вы к нам зайдете?

– Зайду.

Танюша радостно побежала к парадной. Оказалось, что этой девочке не так-то много надо для счастья. А вот в настроении Ольги мало что изменилось. Она по-прежнему не улыбалась. Неужели после того, как я вчера ушла от Захаровых, случилось еще что-то?

Мы зашли в квартиру. Таня отнесла торт в кухню и побежала в комнату примерять платье.

– Полина, раз уж вы пришли, поможете мне накрыть на стол? – спросила Ольга.

– Конечно.

– К нам соседи вот-вот прийти должны, а я ничего не успела приготовить. Мы с Таней полдня в поликлинике провели. Она ночью очень беспокойно спала – ей снились кошмары. Это все после вчерашней встречи в магазине… Больше мы никогда не будем ходить за покупками в «Хлеб-соль», чтобы снова не встретить там ту женщину!

– Это не выход, – заметила я.

– Знаю… Тане нужно серьезно лечиться. Нам сегодня опять выписали кучу рецептов. А на что я куплю эти лекарства?

– Мама, я принцесса! – Танюша зашла в кухню и покрутилась, демонстрируя новое платье. С размером я угадала. – Светка обзавидуется!

Девочка убежала обратно в комнату.

– Полина, мне очень неловко перед вами. Я даже не знаю, как…

– Ольга, не продолжайте, – перебила я, догадываясь, что она принадлежит к категории тех людей, которым дары благотворительности в тягость. – Вы же видите, как ребенок радуется. Значит, я сделала это не зря.

– Вижу, только мне бы не хотелось, чтобы дочка привыкла к этому. Я учу ее, что нам никто ничего не должен, что всего надо добиваться своим трудом.

– Ну, во-первых, у Танечки сегодня день рождения. А во-вторых, вам должны: вам очень многое должны люди, похитившие Таню! Я вот что думаю: можно призвать их к ответу.

– Что нам с того, если их посадят, – пожала плечами Ольга и повернулась к холодильнику.

– Вы меня не поняли. Речь не о том, чтобы их отправили на зону, а о том, чтобы они возместили вам моральный и материальный ущерб, – пояснила я.

7
{"b":"181637","o":1}