ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У осмотической мембраны Люк сражался со здоровенным воином; свободные руки обоих бойцов цеплялись за обожжённые края проделанного световым мечом пролома. Джейна поискала глазами брата, но найти не сумела; и всё же она ощущала его присутствие где-то позади и слышала отчётливое шипение его клинка при соприкосновении с оружием «убийц» и их бронированной кожей. В самом центре бункера великан Шимрра поднялся с трона и нетвёрдой походкой двинулся в направлении рва, опираясь на мощный амфижезл, как на трость. Компаньон Шимрры также не сидел на месте, взяв курс на лестницу, ведущую наверх. Его беспрестанно качало, но к своей цели он приближался неуклонно.

«Отверженного» Джейна впервые заметила всего несколько мгновений назад — когда бункер в очередной раз пошатнулся. Каким-то образом этот йуужань-вонг умудрялся удерживать равновесие, несмотря на все свои врождённые пороки. Он был не вооружён и, похоже, желал только одного: спрятаться. Но сейчас Джейне пришло на ум, что он, вероятно, отправился наверх с каким-то поручением от Шимрры; так что, вместо того чтобы лезть в новую драку с «убийцами», она приняла решение последовать за ним. Девушка достигла основания лестницы как раз в тот момент, когда «отверженный» уже исчезал за изгибом наверху.

Прижавшись спиной к стене, она принялась крайне осторожно взбираться наверх: шаг за шагом, держа меч наготове. Она чувствовала, как Джейсон и Люк тянутся к ней в Силе, несколько сбитые с толку её действиями. Но инстинкты подсказывали девушке продолжать преследование скрытного компаньона Шимрры.

Взобравшись на последнюю ступеньку, она увидела перед собой обширный зал, похожий на одну из органиформных кают на йуужань-вонгском корабле — том самом, который она угнала с Миркра. Полдесятка люков вели в смежные каюты, а ещё одна лестница — фактически трап — уводила на самый верх, в помещение, которое могло быть исключительно кабиной пилота. При новом крене бункера она успела ухватиться за лестничное крепление; снизу донёсся грохот тел, которые бросало от одной стены к другой. В общем шуме она различила гудение световых мечей Люка и Джейсона и агонизирующие крики по меньшей мере двоих «убийц».

В большом зале компаньона Шимрры не наблюдалось, и было непохоже, чтобы хоть один из люков, ведущих в соседние области сферы, совсем недавно открывался, так что уродец мог уйти только наверх, в кабину.

Её инстинкты ожили даже раньше, чем она подняла взгляд в лестничный колодец.

«Отверженный» летел прямо на неё.

Она выставила меч над головой, но йуужань-вонг увернулся от пылающего клинка и обеими ногами въехал девушке в плечо, швырнув её на пол. Почти тут же он выхватил из её рук меч и отбросил в сторону; затем вцепился в правую лодыжку Джейны и рванул на себя. Заскользив по полу, девушка крепко приложилась о стену, но тут же вскочила на ноги; однако компаньон Шимрры перемещался быстрее, чем можно было вообразить: его мощные руки припечатали Джейну к стене, а в её правое предплечье впился зуб, похожий на клык.

Сделав дело, йуужань-вонг отступил, но руку девушка уже не чувствовала. Онемение быстро распространилось по её телу волной тьмы: через грудь перекинулось на другую руку, пошло вверх, к шее и голове, и вниз, охватив туловище и ноги. Она стала невесомой, словно пёрышко. Она напрягала чувства, но губы и язык не слушались, веки дрожали, звуки становились неразборчивыми.

И в тот момент, когда она соскальзывала в чёрную бессознательную пустоту, в её голове крутилась одна-единственная мысль.

«Перед тем, как „отверженный“ бросился на неё, она почувствовала его в Силе!»

* * *

Сражаясь с восходящими воздушными потоками, которые подогревались пожарами, полыхающими в каньоне, секотский воздушный корабль в беспрестанной тряске снижался к посадочной платформе. Сидя в тесной кабинке гондолы, магистр Джабита, Силгал, Текли, Данни и два ферроанских пилота хранили угрюмое молчание. Из-за кораллов-прыгунов, огненными хвостами расчертивших холодное небо, полёт в пещеру был затеей рискованной и, как потом выяснилось, напрасной. Если там и скрывался Секот, говорить он ни с кем не желал.

Данни сидела ближе всех к внешней двери, безуспешно пытаясь согреть дыханием замёрзшие пальцы. Температура на один-два градуса превышала нулевую отметку, но девушка ощущала холод — ещё более сильный, чем на Хелске 4, много лет назад, когда её держали в плену под километровой толщей льда. Её пробивал озноб, рождённый в ужасе и печали, и она была бессильна что-либо поделать с этим.

Что бы ни говорил Люк и другие, она не джедай.

Она даже с мечом обращаться не умела, не то что согреться при помощи Силы, что, очевидно, и делали сейчас высокая Силгал и миниатюрная Текли. Какую бы хватку она ни демонстрировала на службе дежурным по сенсорам на бластботе «Буйных рыцарей» или при конструировании устройств, подавлявших сигналы йаммосков, её способности не исходили от Силы: всё дело было в природной тяге к естественным наукам, унаследованной от матери-астрофизика, а также в двадцатичетырёхлетнем опыте работы в тесном контакте с дроидами и передовыми технологиями. Да, подобно джедаям, она могла временами интуитивно улавливать присутствие йуужань-вонгов в виде пустот в жизненном спектре, но если бы она была по-настоящему чувствительна к Силе, как утверждали Люк, Джейсон и Силгал, тогда почему же она вовремя не распознала в Йомине Карре не только угрозу для научного аванпоста ВнеГал-4 на Белкейдене, но и предвестника зла, готового вот-вот обрушиться на галактику?

Она не джедай.

Она определяла себя скорее как мечтателя, оказавшегося в нужном месте в ненужное время. Она была первой, кого йуужань-вонги захватили в плен на старте вторжения; первой получила возможность повнимательнее изучить их биотехнологии, первой лицезрела ломку рыцаря-джедая; вследствие всего этого она очутилась в самом пекле войны, от которой при лучших обстоятельствах могла бы укрыться в самом дальнем уголке галактики.

Если бы Джейсон не услышал в Силе её отчаянные мольбы, если бы не пришёл к ней на выручку в своём «ледобуре», она погибла бы на Хелске 4 или, что более вероятно, была бы сломлена и переделана в йуужань-вонга, как это чуть не случилось с Тахири. Да, она была признательна Люку и всем остальным за то, что ей позволили видеть и делать такие вещи, каких она и представить не могла, — но временами ей казалось, что она очутилась в Ордене джедаев, просто попав под призыв. Как Джейну нарекли Мечом джедаев, как Джейсон стал фактическим олицетворением новой концепции Силы, так и Данни воспринимала себя «потенциальным джедаем» — наполовину техническим служащим, наполовину просто другом большой семьи.

Делегат от Сената Республики на Агамаре (как же, должно быть, горд был её папа-бюрократ), участница исследовательской команды на «Затмении», агент разведки на оккупированном Корусканте и — в течение почти всего прошедшего года — гостья на живой планете Зонама-Секот. По прибытии девушки на Зонаму планетарный разум организовал её фальшивое похищение, а всего несколько недель назад использовал её в качестве источника информации по йаммоскам и довинам-тягунам. И тем не менее, даже после всего того, через что ей пришлось пройти, Данни так и не смогла до конца понять, что же она в действительности делает на Зонаме-Секот и почему Секот особенно настаивал на её присутствии на планете, в то время как она могла сопровождать Скайуокеров и Соло на Корускант.

Вероятно, Секоту просто хотелось, чтобы несостоявшийся джедай лицезрел гибель планеты — что было вполне вероятно, учитывая то, как кружат над посадочной платформой у каньона заходящие на посадку секотские истребители и как близко к планете подобрался йуужань-вонгский корабль, заражённый вирусом «Красной альфы».

Впервые слухи о биологическом оружии, воздействующем только на йуужань-вонгов, дошли до неё на Мон Каламари. Она поделилась сведениями с Джейсоном и в последующие несколько месяцев — после того как Вержер выкрала опытный образец — в определённой степени корила себя за случившееся. Впоследствии Данни узнала, что Вержер подслушала разговор Люка и Мары, которые наедине обсуждали проблему «Красной альфы», и действовала согласно сведениям, полученным именно из этой беседы. А теперь, многие месяцы спустя, изготовленный чиссами яд вновь нашёл Данни — но в сценарии окончания войны, для реализации которого он был создан, случились перемены, не лишённые доли иронии и трагизма…

103
{"b":"18167","o":1}