ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магия смелых фантазий
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Четырнадцатый апостол (сборник)
Шесть тонн ванильного мороженого
Потерянные девушки Рима
В тени баньяна
Верные враги
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Когда Ницше плакал
A
A

Во двор быстрым шагом вошёл отряд воинов. Карр ждал под своим навесом, пока пленников пинками поднимали на ноги. Затем он проследовал за процессией за лагерные ворота, к яме, в которой были сожжены десятки дроидов.

— Субалтерн, нашим заключённым, несомненно, была оказана помощь со стороны, — сказал Карр. — Возьми отделение воинов и убей всех жителей в окрестных посёлках.

С'йито отдал честь и побежал обратно в лагерь.

Капитан Пейдж настоял на том, чтобы первым ступить на деревянную доску, нависавшую над глубоким колодцем.

— Одну минуту, капитан, — сказал Карр, стоявший на краю ямы. — Я предлагаю вам последнюю возможность провести эту ночь на постели из листьев, а не на остовах ваших дроидов.

Пейдж фыркнул:

— Я скорее умру.

Карр задумчиво кивнул:

— Вы умрете в любом случае.

Не говоря ни слова, Пейдж прыгнул в темноту. Карр развернулся и пошёл к своему грашалу.

«Шифровка», — сказал он себе.

Что это шифровка, он не сомневался. Но, будучи расшифрована, какую информацию откроет она врагам? Он посмотрел в пылающее небо. Сейчас больше всего ему хотелось знать, куда же направился тот вражеский корабль.

Глава 5

В кабине «Тысячелетнего Сокола» надрывно завывал сигнал сближения, пока раздражённый Хан не выключил динамики. Тем временем Лея уводила корабль от того, что послужило причиной переполоха.

— Сейсмозаряды? — спросил Хан.

Лея покачала головой:

— Хэйпанские гравитационно-импульсные заграждающие мины. Последняя новинка.

Взрывные устройства, которые были видны сквозь изогнутое окно, могли сойти за астероиды, греющиеся в лучах звёзд. Но сканеры «Сокола» говорили иное, хотя их показания лишь подтвердили догадку Хана и Леи. За каменным поясом показалась освещённая сторона коричнево-синей планеты, вокруг которой вращались многочисленные спутники и две довольно крупные луны.

— Думаю, нынче лишняя осторожность не повредит, — сказал Соло.

— Особенно так близко от Перлемианского торгового пути, — согласилась Лея.

Хан указал на орбитальный объект, состоявший из сферических модулей и множества доков.

— Судоверфь.

— Она выглядит заброшенной.

— Я бы сказал, что она только ВЫГЛЯДИТ заброшенной.

Прокладывая извилистый путь через минное поле, они приближались к планете. Когда фрахтовщик миновал орбиту внешней луны, из динамиков послышался голос:

— «Тысячелетний Сокол», говорит диспетчерская Контруума. От имени генерала Эйрена Кракена и всего командного состава позвольте приветствовать вас на Контрууме.

Контруум был родиной Эйрена Кракена и его не менее знаменитого сына, Паша. Эту индустриальную планету с металлургическими предприятиями и небольшой судоверфью часто называли «миром Ядра за пределами Ядра»; она была такой же промышленно развитой, как и Эриаду, хотя с экологией здесь было всё в порядке. Во всяком случае, в этой части Среднего кольца ни один мир не мог сравниться с Контруумом. Тот факт, что планета избежала вражеского нападения, можно было объяснить только чудом. Рискуя собственной безопасностью, Контруум на протяжении всей войны снабжал своей продукцией вооружённые силы, и поэтому его приводили в пример как образец отваги и самопожертвования.

— Господа, генерал Кракен очень хотел бы узнать, удалось ли вам вернуть хотя бы часть нашего пропавшего имущества?

Лея ответила за всех:

— Передайте генералу, что у нас на борту только один из тех четверых, кого мы должны были забрать. Двое погибли, и есть основания полагать, что ещё один был возвращен в исходную точку.

— Печально это слышать, принцесса.

— Нам также, — заметил Хан.

— «Тысячелетний Сокол», вам даётся разрешение на посадку. Желаете передать нам управление, капитан?

— Нет, лучше я сам — если вы не возражаете.

— Разумеется, сэр. Маршрут и координаты места посадки загружаются в ваш навигационный компьютер.

Хан и Лея просмотрели данные, появившиеся на экране, затем Лея увеличила карту маршрута. Хан хихикнул:

— Расчёты.

— Лишняя осторожность не повредит.

Хан подкорректировал курс «Сокола». За несколькими безвредными на вид кораблями, которые висели на стационарной орбите, пространство было практически пустым. Хан не полетел к экваториальному кольцу планеты, где жила большая часть населения, а повернул в направлении внутренней луны Контруума — серебристого шарика, усеянного кратерами и горными хребтами.

— Большой кратер справа по курсу, — подсказала Лея.

Хан повернул ручку управления:

— Вижу.

Со стороны было невозможно распознать в кратере посадочную зону; ни одна деталь не выдавала наличие на луне военной базы. Хан начал опускать корабль в кратер, держась поближе к отвесной восточной стене. Лея изумлённо покачала головой:

— Я почти поверила, что этот кратер пуст.

— Голопроекция маскирует изолирующее магнитное поле, — пояснил Хан. — Этой технологией уже давно не пользуются.

Она грустно кивнула:

— Просто до сих пор не было надобности.

«Сокол» пролетел сквозь завесу, изображавшую каменистое дно кратера, и оказался в обширной полости; он опустился на шестиугольную посадочную платформу с изрядно вытертым буквенно-цифровым номером. На подземной базе кипела бурная деятельность. Стоявший рядом транспорт носил имя «Двенадцатитонный» — в честь вьючного животного, которое водилось на Контрууме. Хану вспомнилось, что стройные эсминцы, некогда сходившие со стапелей этой судоверфи, обычно носили имена, напоминавшие о людских достоинствах: «Умеренность», «Благоразумие», «Справедливость»…

Чтобы обесточить все системы «Сокола», понадобилось несколько минут. Лея попросила Кахмаима и Миуолх остаться на корабле вместе с Ц-3ПО, хотя ногри восприняли её просьбу как личное оскорбление. Затем она, Хан и Торш — дженет, которого они подобрали — направились к трапу. Выйдя из люка, Хан остановился, чтобы оценить повреждения, нанесённые свупом, который они выбросили в космос незадолго перед тем, как «Сокол» ушёл в гиперпространство.

На платформе их ожидала приветственная делегация — работники службы безопасности, медтехи с меддроидом и смуглая коренастая молодая женщина, которая назвалась адъютантом генерала Кракена. Медтехи сразу окружили Торша и принялись проверять его руки и ноги на наличие ранений, осторожно ощупывая туловище и осматривая гривастую голову.

— У вас такой вид, будто вы прошли сквозь чащу колючих кустарников, — сказал один из них.

Торш саркастически фыркнул:

— Скорее меня протащили. Но спасибо, что обратили внимание.

— Мы сделали всё, что могли, — встряла Лея.

Тот же медтех повернулся к ней:

— Любой полевой медик мог бы гордиться помощью, которую вы оказали этому пациенту.

Завершив обследование, дроид издал серию мелодичных гудков.

— Истощён недоеданием, но в целом здоров, — объявил он низким голосом.

Майор Уммар, адъютант Кракена, довольно кивнула:

— Не вижу причин, почему бы нам сразу не выслушать его доклад.

Ухмыляясь, Хан повернулся к дженету:

— Молодец, Торш. Как-нибудь в другой раз мы накормим тебя обедом.

Торш пожал плечами:

— Мы все играем свои роли. Я лечу, куда меня посылают, я делаю то, что мне приказывают.

— Все мы делаем то, что от нас требуется, — ответила ему Лея и положила ладонь на колючее плечо Торша. — Я даже представить себе не могу, какие сведения ты привёз, но, должно быть, это жизненно важная информация.

Торш снова пожал плечами.

— Жаль, но не могу ничего сказать.

Хан догадывался, что дженет ответил так не из предосторожности. Торш ДЕЙСТВИТЕЛЬНО понятия не имел, что за сведения хранятся в его мозгу.

Не успели Хан и Лея пройти несколько метров, как с ними поравнялся спидер. На сиденьях позади водителя-родианца сидели генерал Ведж Антиллес и мастер-джедай Кент Хамнер.

— Ведж! — с радостным удивлением воскликнула Лея, когда чернявый генерал вылез из машины.

11
{"b":"18167","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чудо-Женщина. Вестница войны
Страсть – не оправдание
Ждите неожиданного
Билет в любовь
Дочь того самого Джойса
Нефритовые четки
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели