ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько мгновений Совв в молчании осмысливал услышанное.

— Что, если Нас Чока нарушит временное перемирие? У нас есть шансы одержать победу?

— Некоторые есть, — кивнул Кре'фей, — но весьма дорогой ценой.

— Стало быть, вы возобновите наступление? — осторожно спросил Омас.

Кре'фей покачал головой:

— Ни в коем случае. До сегодняшнего дня мы даже не могли связаться с Нас Чокой. Но, в конечном итоге, нам удалось убедить наместного командующего оборонительным флотом планеты выступить в качестве посредника в переговорах с мастером войны. Он поможет нам осуществлять виллип-связь.

— Стоит ли надеяться на полную капитуляцию противника, адмирал? — спросил Омас.

Кре'фей коснулся рукой лица — жест, выражавший неуверенность.

— Как я уже говорил, сэр, у йуужань-вонгов не регламентирован процесс капитуляции. Они полагают, что мы поступим с ними так же, как поступили бы в подобных обстоятельствах они: кого не казним, того обратим в рабство.

Омас нахмурился:

— Столько лет они сражаются с нами, и до сих не научились нас понимать. — Помолчав, он добавил: — Адмирал, перед вами стоит весьма сложная задача: убедить ваших подчинённых, что они ничего не выгадают, истребив всех йуужань-вонгов до последнего.

Губы Кре'фея сжались:

— Сэр, после всех этих пяти лет творимой врагом жестокости многие командующие не согласятся отказаться от мести из сострадания к отдельным йуужань-вонгам. Впрочем, кто-то, возможно, и согласится, и со временем другие последуют их примеру. В то же время, заставить йуужань-вонгов в оккупированных мирах сдаться без боя может оказаться невыполнимой задачей. В пределах коридора вторжения весть о гибели Шимрры облетает планету за планетой, и в некоторых звёздных системах йуужань-вонги уже снимаются с лагеря; тем не менее, работа нам ещё предстоит нешуточная.

— Зонама-Секот пережила битву? — осведомился Совв.

Кре'фей фыркнул:

— Я бы сказал, она победила. Сперва я даже не осознавал, что победа в битве за Корускант достигнута целиком благодаря этой планете. Если бы йуужань-вонги так сильно не жаждали уничтожить её… Ну, скажем прямо, этого разговора мы бы сегодня не имели.

— До нас долетали слухи, — протянул Омас, — что существовал некий второй Верховный владыка, якобы дёргавший за ниточки…

Кре'фей кивнул:

— Я тоже слышал нечто подобное. Но пока мы ждём подтверждений.

— Также имелись пересуды насчёт корабля, заражённого «Красной альфой».

— А вот это сущая правда, сэр. Это тот самый корабль, который сбежал от нас у Кэлуулы. Йуужань-вонги предприняли безуспешную попытку использовать его биооружие против Зонамы-Секот. По слухам, корабль был отброшен обратно в открытый космос. Сейчас мы заняты его поисками на тот случай, если в нём ещё живы смертоносные вирусы.

— Продолжайте поиски, адмирал, — распорядился Омас.

Кре'фей вновь кивнул:

— Сэр, при условии, что капитуляция возможна, вы уже выбрали того, кто займётся ведением переговоров?

— Многие настаивают на том, чтобы я обратился к джедаям.

Кре'фей скривился:

— Мудро ли это, сэр, в свете последних заявлений мастера Скайуокера на Контрууме, что он готов пожертвовать Корускантом, если это поможет прекратить войну?

Омас хохотнул:

— Я никогда не воспринимал это заявление Скайуокера всерьёз. Но нам действительно необходимо выработать решение относительно места Корусканта в общем положении дел. Возможно, того факта, что мы смогли вернуть столицу, будет достаточно, чтобы он стал символом нашего единства.

— Со всем должным уважением, сэр, — ровным голосом протянул Кре'фей, — нельзя оставлять в руках йуужань-вонгов даже один квадратный километр столицы. Даже если мы проведём несколько сотен лет, восстанавливая контроль над планетой, Корускант — ключевой элемент обеспечения устойчивости Альянса. Ни один народ не вздохнёт спокойно, пока ещё хоть один йуужань-вонг остаётся в сердце нашей галактики. Корускант должен стать символом не столько нашей победы, сколько того, что угроза, наконец, миновала и порядок может быть восстановлен.

— Я согласен, адмирал, — тем же ровным тоном ответил Омас, — но проблема с йуужань-вонгами остаётся. Мы не можем просто разоружить их и отправить обратно в межгалактическую пустоту.

— Подозреваю, что возвращению туда они скорее предпочтут смерть, — сказал Кре'фей. — В любом случае, у нас не хватит кораблей на то, чтобы выпроводить их из нашей галактики.

— Кое-кто предлагал заточить их на борту их собственных кораблей, — отметил Совв.

Кре'фей поморщился:

— Воинов — возможно. Но что делать с женщинами, с детьми, с «отверженными»? Вместо скорой смерти мы станем обрекать их на медленную?

Омас поднял руку:

— Те, кому я вверил оберегать наше финансовое благополучие, скорее всего не обрадуются мысли потратить триллионы кредитов на обеспечение тюремных благ воинов, которых уже нельзя реабилитировать.

Кре'фей чуть повернулся, встав лицом к голоизображению Омаса.

— Сэр, планируете ли вы основать комиссию по расследованию военных преступлений?

— Вариант создания такой комиссии сейчас рассматривается, адмирал. Но кого же вы предложите отдать под трибунал?

— Мы можем начать с Нас Чоки.

Совв покачал головой:

— Если мы ещё надеемся обратить на свою сторону касту воинов, его помощь жизненно необходима. Суд над Нас Чокой повлечёт за собой новые кровопролития.

— Я согласен с адмиралом Соввом, — сказал Омас. — Шимрра мёртв, как и Цавонг Ла, Ном Анор, многие вожаки «Бригады мира»… К тому же, как нам отсеять «военных преступников» от обычных религиозных фанатиков? Должны ли мы заняться особым выявлением командующих, ответственных за нанесение ударов по кораблям с беженцами, или тех, кто непосредственно повинен в гибели сотен миллионов заложников на Корусканте? Они все виновны — весь народ. С тем же успехом мы можем начать уголовное преследование с их богов.

Какое-то время Кре'фей провёл в молчании.

— Сэр, у нас по-прежнему есть «Красная альфа», — наконец, вымолвил он.

Омас мрачно кивнул:

— Адмирал, вы достаточно смелы, раз вновь решили поднять этот вопрос, и я уважаю вас за это. Но вариант «Красной альфы» больше не рассматривается. Решение применить биологическое оружие не может быть принято кем-то одним, или тремя, или даже сотней голосов. Все прочие вопросы, обещаю вам, я поставлю на повестку дня в ближайшем обсуждении с членами моего Консультативного совета.

Кре'фей сглотнул ком, подкативший к горлу:

— Да явит это обсуждение великую мудрость.

* * *

Если на каких-то планетах и шли торжественные празднования, на Зонаме-Секот царил мрак, по ночам разгоняемый лишь звёздами, а днём — далёким диском корускантского светила.

— Холодает, — заметил Люк, следуя за Харраром и Джейсоном через заросли борасов. — Почти вся энергия, которую Секот тратил на поддержание тепла на планете, была обращена на оборонительные нужды. Зонама больше не может оставаться на этой орбите — иначе она рискует погубить леса.

— Возможно, Секот хочет говорить именно об этом, — заметил Харрар. — Планирует переместить Зонаму на более «тёплую» орбиту.

Джейсон глянул на жреца через плечо:

— Скоро узнаем. Зеркальное озеро недалеко.

Джейсон уже не раз упоминал об этом озере, но Люк никогда не бывал там, и ему не терпелось поскорее его увидеть. Предложение собраться у озера поступило от Секота — посредством магистра Джабиты, которая навестила Люка и Мару в их жилище на утёсе.

Люк ощущал себя так, будто со времён их прибытия на «Соколе» на планету неделю назад проспал целую вечность. Хотя Джейсон успешно нейтрализовал воздействие яда, занесённого в его организм амфижезлом Шимрры, Люк понимал, что окончательно он ещё не излечился — и, возможно, никогда не излечится. С каждым днём он набирал силы, и сейчас мог с лёгкостью поспевать за быстрым шагом Джейсона и Харрара по извилистой дорожке, но его физиология подверглась значительным переменам под воздействием яда, и он был вынужден понемногу обращаться к Силе, чтобы поддерживать себя в тонусе. Возможно, полное выведение остатков яда из организма было лишь делом времени, но он подозревал, что ущерб был нанесён в первую очередь не телу, а самой его сущности, которую тоже будто пронзило змееподобное оружие. Как и в случае с Марой, слёзы обладали лишь временным целебным эффектом. Он осознал, что сражение в бункере Шимрры подвело его слишком близко к черте, за которой маячила Тёмная сторона — чей яд был не менее опасен, чем яд королевского амфижезла. Но он ни капли не сожалел о том, что прошёл по самому краю, и сердцем чувствовал, что ради спасения Джейсона и Джейны был готов подойти ещё ближе к этой опасной черте.

116
{"b":"18167","o":1}