ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гораздо больше его беспокоило то, что они тоже, по всей видимости, немало натерпелись в противостоянии с Оними — Верховным владыкой Оними. Некоторые джедаи и ферроанцы уже отмечали в приватных разговорах с Люком, что Джейсон стал выглядеть заметно старше, а не далее как этим утром Люк слышал чьи-то перешёптывания о том, сколь непривычно хмурой для себя стала Джейна. Лея и Хан предпочитали не обсуждать это с Люком, но и их обеспокоенность была очевидной. С другой стороны, существовал ли кто-то, кого в той или иной мере не затронули бы события последних дней?

Зонама-Секот также сильно пострадала в битве, прежде всего Средняя Дистанция, где сейчас ферроанцы, невзирая на холод, прикладывали все усилия, чтобы восстановить дома и залечить раны, нанесённые борасам. Те несколько десятков йуужань-вонгов, чьи истребители были насильно посажены на поверхность, большей частью испытали серьёзное потрясение, и Харрару с огромным трудом удалось уговорить их оставить место временной «стоянки» кораллов-прыгунов. Однако воины по-прежнему не понимали, в каком качестве их тут держат — как пленников или как гостей. Присутствие на планете джедаев подтверждало их самые худшие опасения, те самые, принесённые молитвами еретиков — о том, что боги объединились с джедаями, намереваясь уничтожить йуужань-вонгов. И всё же кое-кто из воинов был фактически обращён в новую веру: ведь они действительно подтвердили, что ощущают присутствие богов в сладком привкусе зонамской воды, в почве под ногами, в ветре и гигантских борасах. Для них живой мир стал вновь обретённым раем, и они настойчиво просили передать их слова йуужань-вонгским вождям, если те всё же согласятся на ведение мирных переговоров, как того желали лидеры Альянса.

— Мы на месте, — внезапно объявил Джейсон.

Он повёл Люка и Харрара по тропинке, которая отвесно уходила вниз, обрываясь у ровной глади озера, подёрнутой льдом и окаймлённой высоченными борасами. Люк ожидал увидеть мысленную проекцию Секота — вероятно, в образе Энакина или Вержер — но вместо них у озера стояла Джабита, каким-то образом явившаяся сюда прежде них.

— О некотором из того, что я хотел бы рассказать вам, вы и так уже догадываетесь, — проговорила Джабита голосом Секота. Люк, Джейсон и Харрар спустились на берег озера. — В частности, о том, что касается йуужань-вонгов.

— Ты сказал Данни, что желаешь их возвращения домой, — произнёс Люк. — Не хочешь ли ты сказать, что Зонама и есть их затерянная в веках родная планета?

— Как я эволюционировал из сознания моего предшественника — моего родителя, — так и Зонама является семенем Йуужань'тара, мира, породившего йуужань-вонгов и ставшего лекалом для их богов.

— Я хотел бы в это поверить, — вымолвил Харрар, не в состоянии скрыть своё изумление, — но я не смел даже…

— Где сейчас Йуужань'тар? — спросил Джейсон.

— Надеюсь, со временем я смогу отыскать ответ на этот вопрос. Однако сильно подозреваю, что он был уничтожен своими симбионтами — народом, в который превратились йуужань-вонги, — в отместку за то, как он поступил с ними: изгнал их, порвал с ними всякую связь… лишил Силы. И всё это — как результат их стремлений убивать и порабощать, рождённых в результате одного-единственного противостояния с некоей воинственной расой. И у меня есть подозрение, что без моего родителя они так и не смогли продвинуться за пределы тех биотехнологий, которые были им подарены — или которые они украли. Нуждаясь в руководящей руке, они создали пантеон богов, которым они приписывали сверхъестественные деяния, бывшие когда-то прерогативой Йуужань'тара.

— Пустой восьмой кортекс, — пробормотал Харрар. — Формовщики запретили создавать новые био-организмы, хотя в действительности просто не умели этого делать.

Джабита-Секот продолжал:

— По всей видимости, перед своей гибелью мой родитель отправил в космос семя, которое впоследствии получило имя Зонамы-Секот; семя добралось до этой галактики, пустило корни, выросло… Многие столетия мой разум дремал внутри Зонамы — за это время йуужань-вонги опустошили собственную галактику и в конечном итоге были вынуждены отправиться на поиски нового дома — избрав те же космические течения, которые привели сюда Зонаму-Секот.

— А потом они явились ко мне — те, кто изначально был известен мне под именем Чужаков Издалека, — и это произошло вовсе не благодаря случайному стечению обстоятельств. Их влекло к Зонаме-Секот на генетическом уровне, как и в тот, второй раз, уже в Неизведанных регионах; точно так же как зверь всегда может отыскать дорогу домой. — Джабита посмотрела на Харрара. — Впрочем, вполне возможно, я сам позвал вас.

— Позвал нас домой, — подтвердил Харрар. — И вновь подвергся нападению.

Джабита кивнула:

— Неспровоцированная агрессия Чужаков Издалека пробудила во мне что-то. Вопреки учениям о Потенциуме я признал существование зла. В каком-то роде, само зло пробудило моё самосознание. Теперь я понимаю, что поступки Чужаков Издалека могли быть ничем иным, как пробуждением того давнего зла, свидетелем которого стал ещё мой родитель, когда его симбионты воспользовались его творениями не для защиты Йуужань'тара, а для того, чтобы положить начало новой эре кровопролития, повлекшей за собой гибель бесчисленного множества миров — наряду с множеством аналогичных разумов, скрытых внутри них.

— Но я не следовал этим новым позывам — предпринять ответные действия — до тех пор, пока Зонама не оказалась затеряна в Неизведанных регионах, где я при помощи Нен Йим и Харрара пришёл к заключению, что йуужань-вонги в своё время были лишены Силы. Мои самые серьёзные опасения подтвердились, когда я узнал о готовящемся биологическом ударе по Зонаме.

— Я осознал, что круг жестокости вечен и что я на пороге важнейшего решения. Я не выбирал между верным и неверным. Был лишь мой выбор и его последствия. Я мог смириться с существованием «Красной альфы» и избавить этот круг от моего присутствия, или же я мог отослать её назад и избавить круг от присутствия йуужань-вонгов. В конце концов я принял решение, увенчавшееся миром.

— На Корусканте, — сказал Джейсон, — когда я потянулся к тебе при помощи «вонг-восприятия», я почувствовал твой внутренний конфликт.

— Так каковы же последствия твоего решения? — спросил Люк.

Взгляд Джабиты упал на него:

— Я расскажу вам…

* * *

Нас Чока стоически хранил молчание в противоперегрузочном кресле челнока Альянса, который перевозил его и ещё пятерых наместных командующих в ангар «Ралруста». На нём были мундир без украшений, брюки, головной убор и нагрудник. Только командный плащ, подвешенный на крючьях, торчавших из его плеч, выделял мастера войны среди прочих; и, как и все они, он сильно отощал за долгие дни поста, а его щёки, губы и руки носили следы свежих порезов, нанесённых во имя религиозного очищения.

Мир, вновь вернувший себе имя Корускант, занимал собой весь обзор в иллюминаторе правого борта, а между планетой и «Ралрустом» курсировали сотни кораблей, рассредоточенных в боевом порядке, чтобы защитить Корускант от возможных внезапных атак со стороны воинов, которые однажды уже захватили его. Нас Чоке пришло на ум, как же легко было бы скомандовать решительное наступление и погибнуть в блеске славы, как и ожидали от него лидеры Альянса. Но какую славу можно было обрести в битве, к которой боги не испытывали ни малейшего интереса?

Нет, хотя причина, из-за которой боги внезапно оставили йуужань-вонгов, и была неизвестна, стало очевидным, что их больше не интересуют кровавые жертвоприношения — разве что они жаждут крови самих йуужань-вонгов. Возможно, вся вина лежала на Шимрре — за то, что он узурпировал трон Куореала, или за то, что не внял пророчествам о живой планете Зонама-Секот. И всё же, если всему йуужань-вонгскому народу суждено было понести наказание за гордыню Шимрры, почему же боги не позволили им всем погибнуть от рук солдат Альянса или же пасть жертвой биологического оружия, которое Шимрра бросил на устранение Зонамы?

117
{"b":"18167","o":1}