ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы задумали эту операцию по ещё одной, не менее важной причине: мы надеемся, что спасение такого количества пленников испортит им жертвоприношение. — Ведж обвёл собравшихся суровым взглядом. — Каждая заноза, которую мы сумеем загнать Шимрре в задницу, ещё больше дестабилизирует Корускант и даст нам дополнительное время, чтобы перегруппировать силы и защитить планеты, которые враг ещё не успел покорить.

Глава 6

На Йуужань'таре с неба сыпались мёртвые насекомые. Бывший Корускант — некогда яркий центр галактики, ныне тускло освещённый, изуродованный войной — был превращён йуужань-вонгами в буйный сад. Заросли папоротников, хвойных деревьев и прочих растений скрывали под собой то, что ещё два года назад было искусственными горами. Пышная зелень пробивалась сквозь туман, клубившийся на дне ущелий, бывших когда-то каньонами между мега-сооружениями километровой высоты. Озёра и другие водоёмы, образованные в результате падения огромных башен и орбитальных платформ, были до краёв наполнены водой, которая поначалу попадала на планету с астероидов, а потом стала поступать естественным способом с фиолетового неба.

Для некоторых Йуужань'тар, «Колыбель богов», был миром, вернувшимся к своему былому великолепию, миром потерянным и вновь обретённым, скорее живым, чем завоёванным. Его орбита была изменена — передвинута ближе к солнцу; три его луны покинули свои орбиты, чтобы потом вернуться на них, а четвёртая была раздроблена и образовала переплетённое кольцо — мост сверхъестественного света, по которому прогуливались боги, погружённые в медитацию.

Но насекомые продолжали падать с неба на Цитадель — крылатый «летающий мир» Верховного владыки Шимрры, его священную гору, которая стояла на йорик-коралловой гряде, возвышаясь над самой важной и густонаселённой территорией галактической столицы. Непрекращающийся стук падающих телец напоминал грохот великого множества барабанов, выбивающих тысячи ритмов.

Зловонные жуки засыпали своими трупиками купол Зала Собраний и величественные органические мосты, связывавшие Зал с другими священными местами. Эпидемия на другой стороне Йуужань'тара началась из-за ошибки Планетного Мозга, который сначала допустил их чрезмерное размножение, а потом, вновь промахнувшись, стал причиной их гибели. В воздухе стоял смрад, земля была скользкой из-за тысяч разбившихся жуков.

Атмосфера внутри огромного зала была безрадостной. Помещение для собраний йуужань-вонгской элиты имело изогнутую крышу, поддерживаемую колоннами, вырезанными из древних костей. Расходясь четырьмя порталами-пальцами, через которые входили члены высших каст, зал сужался с противоположной стороны, где на красном пульсирующем троне, на колонии полипов хо восседал Шимрра. Довины-тягуны изменяли силу притяжения, создавая иллюзию подъёма, которая усиливалась по мере приближения к шипастому трону Шимрры.

В зале царило угрюмое молчание.

Коленопреклонённые ряды жрецов, воинов, формовщиков и надзирателей ожидали слова своего Верховного владыки. Зловещую тишину нарушали звуки ударов насекомых о крышу и шуршание метел, которыми их сметали с дорожек в прожорливые пасти десятков мау лууров…

— Вы спрашиваете себя: «В чем мы согрешили?» — наконец заговорил Шимрра. — «Может, всему виной наше очищение галактики, наши жертвоприношения, наши завоевания? Испытывают ли нас боги или они покинули нас? Шимрра по-прежнему посредник между нами и богами, или он превратился в обузу?» Вас гложут страхи, связанные с душевным равновесием и помешательством. Вы начинаете размышлять о том, не сделались ли все мы «отверженными» в глазах богов — жалкими, презренными, лишёнными божественной милости из-за своей гордыни и неумения добиться победы.

Шимрра обвёл взглядом всех присутствующих и продолжил:

— Вы что, думаете, что ваше неверие, ваш шёпот сомнения способствуют нашему благородному делу? Уж если я слышу ваши перешёптывания, то что должны думать боги, глядя на вас? Я скажу вам, что боги говорят друг другу: «Они утратили веру в того, которого мы посадили на полиповый трон. А, усомнившись в Верховном владыке, в своём божественном посреднике, они усомнились и в нас». И поэтому боги насылают на своих детей бедствия и поражения — не для того, чтобы покарать меня, а дабы показать, что вы провинились — что вы согрешили перед ними.

Серо-чёрное церемониальное одеяние Шимрры представляло собой высушенную кожу первого Верховного владыки. Его массивную голову украшали многочисленные шрамы; лицо было специально обезображено, чтобы продемонстрировать его близость к богам: глаза расширены, уголки губ загнуты вниз, лоб удлинён, мочки оттянуты, подбородок заострён подобно Залу Собраний. В его глазницах сверкали импланты-мкаак'иты, менявшие цвет в зависимости от настроения Шимрры. Пальцы его огромной правой руки сжимали клыкастый амфижезл — Скипетр Власти.

Перед йорик-коралловым троном сидел «отверженный» Оними — шут владыки, любивший в открытую говорить то, о чём мало кто осмеливался даже думать.

Через сеть доносчиков и животных-шпионов Шимрра знал, что некоторые из его противников и хулителей втихомолку поговаривают, будто он лишился расположения богов — обвинение не столько опасное, сколько смешное, поскольку Шимрра давным-давно утратил веру в любую высшую власть, за исключением своей собственной.

Тем не менее, у них были веские причины опасаться, что он действительно потерял расположение высших сил. Медленный темп продвижения по галактике; эпидемия чесотки, совпавшая с его прибытием на Йуужань'тар; до сих пор не искоренённое движение еретиков; катастрофическое поражение при Эбак 9; измена жрицы Нгаалу; покушение на жизнь Шимрры… Многие полагали, что эти несчастья были посланы богами, что это предостережение возгордившемуся правителю.

Ему, который провозгласил эту галактику обетованной страной для бездомных, уставших от странствий йуужань-вонгов.

Дабы развеять опасения элиты, Шимрра позволил, чтобы его все заявления и высказывания анализировали четыре провидицы — по одной от каждой касты, по одной от каждого из главных богов. Это были четыре дремучие карги, сидевшие возле трона и произносившие противоречивые суждения. Впрочем, они не осмеливались в открытую перечить Шимрре, а только заламывали руки, громко молились и всячески заклинали богов смилостивиться над Йуужань'таром.

— Вы мне противны, — молвил Шимрра. — Вы думаете, что я богохульствую. Вы боитесь, вы дрожите, потому что знаете, что я говорю правду, и эта правда пугает вас до глубины души. Вы хорошо научились приносить в жертву части своих тел, показывая свою набожность и раскаяние. Пожертвуйте себя целиком, и даже этого будет недостаточно. — Он посмотрел на Оними. — Вам кажется, что я говорю загадками, как он.

Оними не родился уродом — боги отвергли его в зрелом возрасте. Когда-то он был формовщиком, а теперь превратился в уродливого шута; один его глаз съехал вниз, из перекошенного рта торчал жёлтый клык, одна сторона черепа раздулась, как будто его формовщицкая опухоль-Ваа перекосилась внутри головы. Его руки и ноги — длинные и тонкие — непрерывно подёргивались, как будто он был марионеткой в руках богов.

Шимрра издал нетерпеливое рычание:

— Вон Шул из домена Шул и Мелаан Нар из домена Нар, выйдите вперёд

Два консула — надзиратели среднего звена — поползли на коленях вперёд, приблизившись к трону на несколько метров.

— Я рассмотрел ваши жалобы друг на друга, — сказал Шимрра, когда довины-тягуны вынудили консулов прижать лица к полу, — и повелеваю вам забыть о ваших разногласиях. Более того, я повелеваю вам перенаправить энергию, питающую вашу взаимную ненависть, на служение общему делу. Оба вы заявляете, что ваши разногласия начались здесь, на Йуужань'таре, как и многие мелкие конфликты между доменами. Но на самом деле это просто прикрытие. Я знаю, что ваш спор уходит корнями во времена нашего долгого путешествия через межгалактическое пространство, а здесь он только всплыл заново. Но я не возлагаю на вас всю вину за это.

14
{"b":"18167","o":1}