ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рин 115, с Вортекса.

Кракен сумел скрыть своё удивление. Он узнал о ринском синдикате всего несколько месяцев назад, во время планерки на Мон Каламари, где после падения Корусканта располагалась штаб-квартира Галактического Альянса. Синдикат представлял собой обширную шпионскую сеть, в которую входили не только рины, но и представители других рас-изгоев; используя секретные космические маршруты и гиперлинии, проложенные джедаями, они обеспечивали перевозку отдельных лиц и доставку разведданных.

— Ты привёз нам что-нибудь? — тихо спросил Кракен, в то время как рин накладывал кашу в деревянную миску.

Рин метнул быстрый взгляд на его морщинистое лицо.

— Ешьте осторожно, майор, — сказал он на пределе слышимости. — Ожидайте неожиданного.

Кракен выпрямился и прошептал сообщение Пейджу, который, в свою очередь, прошептал его биту, стоявшему за ним. Сообщение незаметно передавалось снова и снова, пока не достигло ушей последнего из сотни заключённых.

К тому времени Кракен, Пейдж и несколько их товарищей перенесли свои миски на грубый стол, уселись вокруг него на корточки и начали есть кашу руками, переглядываясь в нетерпении.

Одновременно трое заключённых встали у дверей, чтобы следить за охранниками. Йуужань-вонги не установили в хижинах ни виллипов, ни другие подслушивающие устройства, но воины вроде С'йито, проявлявшие любопытство к своим врагам, имели привычку врываться без предупреждения и проводить обыски и проверки.

Деваронец, примостившийся напротив Пейджа, чем-то подавился. Притворившись, что у него запершило в горле, он осторожно достал неизвестный предмет из своей зубастой пасти-щели и украдкой посмотрел него.

Все затаили дыхание.

— Хрящ, — сказал деваронец, подняв разочарованные глаза-бусинки. — По крайней мере, я думаю, что это хрящ.

Пленники вновь принялись за еду. Вскоре их пальцы начали задевать дно мисок; напряжение нарастало.

Затем Кракен наткнулся на какой-то предмет, чуть не сломав о него зубы. Он поднёс ко рту руку и языком вытолкнул предмет в ладонь. Под выжидательными взглядами всех присутствующих он на мгновение раскрыл ладонь и сразу понял, что это. Зажав посылку в кулаке, он просунул руку под стол слева от себя, где в мгновение ока она исчезла в правой руке Пейджа.

— Голо-пластина, — тихо сказал капитан, даже не взглянув. — Одноразовая. Надо поторапливаться.

Кракен кивнул в сторону рогатого деваронца:

— Разыщи Клак'дора, Гарбана и остальных из его команды и быстро приведи их сюда.

Деваронец вскочил и выбежал за дверь. Пейдж провел ладонью по заросшему щетиной лицу.

— Нам нужно место, где можно было бы посмотреть эти данные. В открытую нельзя, это рискованно. — Кракен задумался, потом посмотрел на длиннобородого ботана, сидевшего справа от него.

— У кого там была доска для сабакка?

По меху ботана прошла рябь.

— У Корусканта.

— Скажи ему, что он нам нужен.

Ботан кивнул и направился к двери. По мере того, как сообщение распространялось среди присутствующих, заключённые начали разговаривать громче, чтобы со стороны не было слышно, о чем беседуют за столом. Рин постучал поварешкой по стенке горшка, и несколько заключённых стали перебрасывать фрукты своим товарищам, которые ловко их ловили.

— Что там во дворе? — спросил Пейдж у часовых.

— Корускант идет, сэр. И парни Клак'дора тоже.

— Охранники?

— Ни гугу.

Корускант — высокий блондин — вошёл в хижину, ухмыляясь и помахивая колодой карт, которые он сделал из квадратиков кожи.

— Я так понял, кто-то хочет партию в сабакк?

Пейдж знаком велел всем образовать круг в центре хижины и повысить уровень шума. Охранники привыкли к громким спорам, которые иногда вспыхивали во время игры в карты, и Пейдж намеревался сделать так, чтобы всё выглядело по-настоящему. С десяток пленников затянули песню. Остальные весело загалдели, прикидывая шансы и делая ставки.

Игроков — человека, троих битов и дженета — пропустили сквозь фальшиво-радостную толпу в центр круга, где Пейдж и Кракен ждали с голо-пластиной.

Корускант начал раздавать карты.

Высокоразвитые гуманоиды биты были виртуозными музыкантами и глубокими мыслителями, умеющими хранить и анализировать неимоверные объёмы данных. Дженет, с другой стороны, был невысок ростом и похож на грызуна, но зато обладал голографической памятью.

Удостоверившись в том, что внутренний круг надёжно изолирован, Пейдж присел на корточки, сделав вид, будто присоединился к игре.

— У вас будет только один шанс. Вы уверены, что сможете это сделать?

Дженет весело сморщил мордочку и посмотрел на Пейджа красными глазами.

— Так вот почему вы нас выбрали, да?

Пейдж кивнул.

— Ну так приступим.

Пейдж ловко положил голо-пластину на шероховатый пол и активировал её, прикоснувшись указательным пальцем правой руки. В воздух взметнулся перевернутый конус синего света, внутри которого загорелось сложное математическое уравнение, к которому Пейдж даже не знал как подступиться, не то что решить или запомнить. Затем числа и символы исчезли так же быстро, как и появились.

После этого сама пластина зашипела и расплавилась.

Пейдж открыл рот, чтобы спросить у битов и дженета, удалось ли им сохранить уравнение в памяти, но тут в хижину ворвались С'йито и трое йуужань-вонгских охранников. Они протолкались в центр круга, обнажив кинжалы-куфи и сжимая в руках амфижезлы, готовые при необходимости нанести удар или выплюнуть яд.

— Немедленно прекратите ваши занятия! — проревел субалтерн.

Толпа медленно расступилась, и шум постепенно утих. Корускант и мнимые игроки осторожно отодвинулись от амфижезлов.

— В чём проблема, субалтерн? — спросил Пейдж на языке йуужань-вонгов.

— С каких это пор вы затеваете азартные игры в час питания?

— Мы разыгрывали добавку.

С'йито злобно уставился на него.

— Не шути со мной, человек.

Пейдж демонстративно пожал плечами:

— Это моя работа, С'йито.

Субалтерн с грозным видом шагнул к нему.

— Прекратите вашу игру и пение… или мы ампутируем те части ваших тел, которые за это отвечают.

Четверо йуужань-вонгов развернулись и вышли из хижины.

— Этот малый начисто лишен чувства юмора, — сказал Корускант, решив, что уже можно говорить.

Все, кто находился поблизости от Пейджа и Кракена, посмотрели на двух офицеров.

— Данные должны быть доставлены командованию Альянса, — сказал Кракен.

Пейдж кивнул, соглашаясь.

— Когда мы их отправим?

Кракен сжал губы:

— Когда вонги пойдут молиться.

Глава 2

Незадолго до своего привселюдного сожжения в костровой яме, вырытой за воротами тюрьмы, серебристый протокольный дроид, принадлежавший майору Кракену, оценивал шансы на удачный побег с Селвариса как приблизительно один на миллион. Но дроид не знал ни о синдикате ринов, ни о том, что эта подпольная организация проникла на планету ещё до того, как были посеяны первые зерна йорик-коралла.

Кракену, Пейджу и их друзьям было известно и кое-что другое: они знали, что огонёк надежды светит и в самой кромешной тьме. Йуужань-вонги могли заточить их в темнице или вовсе убить, но любой солдат в лагере без колебаний рискнул бы жизнью ради того, чтобы хоть кто-нибудь спасся и продолжил борьбу.

До восхода первого солнца оставался час; Кракен, Пейдж, трое битов и дженет сгрудились перед входом в тоннель, вырытый руками, когтями и инструментами, которые пленникам удалось изготовить или украсть во время работы над костровой ямой, где лагерные жрецы подвергли ритуальному сожжению несколько десятков дроидов.

Никто не спал, многие не смыкали глаз всю ночь. Все молча сидели на связках ветвей и травы, служивших им постелями, и мысленно желали удачи отважной четвёрке, которая шла на заведомо безнадёжное дело. Возле двери поставили часовых. Царил полумрак, воздух был прохладным и приятным. Снаружи, за стеной, оглушительно чирикали и стрекотали всякие лесные твари.

3
{"b":"18167","o":1}