ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе никто не говорил, что ты обращаешься с техникой, как йуужань-вонг какой-нибудь?

Толстый щит задрожал и опустился. Хан самодовольно улыбнулся:

— Только когда техника не понимает других аргументов. Кстати о технике, где Трипио?

Оглядевшись вокруг, Лея обнаружила, что Ц-3ПО съёжился в углу.

— Что ты там забыл? — крикнул Хан. — Вонгов дожидаешься?

— Нет, капитан Соло, но дверь…

Его слова были заглушены звуком приближающихся шагов. Лея вскинула световой меч, Хан — бластерную винтовку. Однако навстречу им выбежал лишь десяток солдат Альянса.

— Туда идти не стоит! — одновременно выкрикнули в адрес друг друга Хан и один из бойцов.

— Вонги, — сказал Хан, указывая на щит.

— Тупик, — заявил солдат, указывая в противоположном направлении.

— Тупик?

Ц-3ПО схватился за голову:

— Об этом я и пытался вам сказать!

С обратной стороны щита донёсся звук мощного удара, и через секунду из крошечных отверстий заструился ядовитый дымок. Хан и Лея переглянулись.

— Разве не там мы только что стояли? — проронила Лея.

Солдаты отбежали от щита, чтобы занять оборону у стен коридора. Хан вновь проверил заряд бластерной винтовки — оставалось 50 процентов мощности.

— Я не позволю им взять меня живым, капитан, — заявил солдат, занявший ближайшую к нему позицию.

Хан ткнул в него пальцем:

— Тебя и не возьмут. Не думай об этом и сражайся.

Солдат кивнул:

— Спасибо, сэр.

Центральная секция щита быстро плавилась; в коридоре эхом отдавались выкрики йуужань-вонгов, вызывающих врагов на поединки, и их боевые кличи. Хан, послушав несколько секунд, повернулся к Лее.

— Есть идея. Трипио, поди сюда!

Дроид нерешительно выглянул из-за вентиляционной трубы.

— Я, сэр?

Хан посмотрел в фоторецепторы Ц-3ПО.

— Трипио, я хочу, чтобы ты поговорил с вонгами на их языке.

— Поговорить с ними? Но, сэр, я не знаю, с чего начать… и что говорить…

Ноздри Хана раздулись:

— Что?! Тебе вдруг стало нечего сказать? Скажи им, что всех воинов срочно вызывают в первый жилой модуль для участия в поединках… скажи, наконец, что время обедать!

— Но я не думаю, что йуужань-вонги…

— Делай, что Хан говорит, — приказала Лея.

— Но как я смогу имитировать…

— Настрой модификатор выходного аудиосигнала на воспроизведение басов, — посоветовал один из солдат.

Ц-3ПО склонил голову.

— О, об этом я не подумал.

— Да, и добавь звуковых эффектов, — предложил Хан.

Ц-3ПО лишь через секунду понял, что Хан шутит.

— Звуковые эффекты, ну конечно же, — проворчал он. — Почему бы кому-нибудь не нарисовать мишень на моём аккумуляторном отсеке?

Хан подтащил дроида к комлинку, вмонтированному в переборку.

— Говори!

Приблизив вокодер к микрофону, Ц-3ПО принялся вещать:

— Брук туккен вонг пратте, ал'танна брензлит тчурокк…

Крики воинов почти мгновенно затихли.

— Они слушают! — обрадовался Хан, — Продолжай говорить.

Дроид продолжал ещё около минуты, закончив речь фразой:

— Ал'танна Шимрра, нотте Йун'о! (Да здравствует Шимрра, любимец богов!)

— Они отступают! — доложил солдат, находившийся ближе других к щиту.

Хан хлопнул Ц-3ПО по спине, и тут же был вынужден схватиться за ушибленную руку.

— Отлично, Золотник! Ты сделал это!

Ц-3ПО выпрямился:

— Иногда и у меня бывают прозрения.

— Конечно, бывают. А теперь пошли отсюда.

Убедившись, что йуужань-вонги ушли, солдаты один за другим выскользнули в дыру, прожжённую в щите кислотой, и устремились в коридор, в который с самого начала предлагал идти Ц-3ПО. Но не прошли они и ста метров, как натолкнулись на вражескую охотничью партию. На этот раз Ц-3ПО был подготовлен. Настроив вокодер, он начал говорить, но успел выкрикнуть лишь пару фраз, когда навстречу им полетел град ударных жуков, заставив Хана, Лею и солдат прижаться к палубе.

— Что ты сказал им? — прокричал Хан, поднимая бластер.

Ц-3ПО секунду раздумывал:

— Ох, я, наверное, спутал слова. Кажется, я их оскорбил!

— Прекрасно, ничего не скажешь.

— Правда, Трипио, — заметила Лея, — Они здорово разозлились.

Они отступили к перекрёстку, но дальше идти было некуда — с одной стороны был тупик, а с другой их ждали йуужань-вонги. Ничего не оставалось, кроме как принять бой. Группа оскорблённых Ц-3ПО воинов ворвалась в коридор: численностью они превосходили защитников станции более чем два к одному. Бластерный огонь несколько исправил это соотношение, но после череды залпов некоторые бластеры оказались разряженными. Обрадованные зрелищем отбрасываемых в сторону бластеров, йуужань-вонги скомандовали амфижезлам обвиться вокруг рук, намереваясь сразиться с врагами врукопашную. Некоторые воины метнулись к Лее, которая размахивала световым клинком, отражая жуков.

Хан застрелил двоих бросившихся на Лею, но их место быстро заняли другие. Лея обезглавила первого; второй избрал своей целью Хана, погнав его по коридору прямо к тупику. Уклонившись от череды ударов, Хан проскользнул у воина промеж ног, намереваясь схватить его сзади за горло. Но пока Хан поднимался на ноги, йуужань-вонг успел развернуться и сам вцепился ему в глотку, прижав кореллианина к переборке.

Перед глазами Хана замелькали звёзды, потом стала наступать тьма. Хан из последних сил попытался сделать вдох, и тут голова йуужань-вонга взорвалась. Руки отпустили горло Хана, и кореллианин вместе с трупом противника рухнул на палубу. Решив, что это Лея спасла его, он попытался выбраться из-под тела, но йуужань-вонг был настолько тяжёл, что, казалось, его невозможно сдвинуть с места. Рука кореллианина нащупала на палубе какой-то предмет, и он поднёс его к глазам. Предмет был длиной с человеческий палец, но гораздо толще — это был старинный ракетный дротик, вероятно, с неисправным взрывателем.

Хану наконец удалось высвободиться из-под трупа, и он разглядел тела ещё четверых йуужань-вонгов, скошенных бластерным огнём и ракетными дротиками. А дальше по коридору с полдесятка странных солдат прижимались к палубе в позиции для стрельбы.

Они носили закрытые шлемы с горизонтальными визорами — куполообразные, как у дроидов серии Р2, и увенчанные похожими на флаги лазерными дальномерами. На бойцах была серая униформа, бронежилеты, бронированные перчатки, наплечники, наколенники и ботинки из специального сплава с нуль-гравитационными подошвами. В арсенале у них имелись бластерные винтовки и пистолеты, боевые ножи, ракетные дротики и прочий боезапас, скрытый в патронных сумках, которые крепились к ремням.

Их командир, помимо всего прочего, носил за спиной ракетный ранец, а в руках держал противопехотный ракетомёт; ремень командира был красного цвета. И, прежде чем отступить за угол, он успел отсалютовать Хану.

Рядом с мужем тут же очутилась Лея, помогая ему встать, но взгляд её был направлен в коридор. Наконец она повернулась к Хану; глаза её были широко распахнуты.

— Фетт… — выдавил Хан.

— Фетт? — Лея тряхнула головой, не желая верить услышанному. — Но почему он? В этой броне мог быть кто угодно!

Хан, подумав, кивнул.

— Согласен. Будь это он, он бы, наверное, скорее попытался убить меня, а не спасти.

Боба Фетт, самый знаменитый охотник за наградой в галактике, едва не стал причиной гибели Хана, Леи и даже Ц-3ПО вскоре после битвы на Хоте ещё во времена Галактической Гражданской войны. Но тогдашние повстанцы сумели отыграться на Татуине, сбросив Фетта в пасть сарлакка в Великом провале Каркун. Многие полагали, что там Фетт и окончил свои дни, но Хану и Лее приходилось встречаться с ним уже после того, как он умудрился спастись из сарлачьего желудка. Однако со времён начала войны с йуужань-вонгами об этом человеке было ни слуху, ни духу, и Хан был склонен согласиться с Леей, что солдат, приветствовавший их, мог быть кем угодно. Но тут на память пришёл тот до боли знакомый голос человека, называвшего себя «Герном»…

35
{"b":"18167","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота на Джека-потрошителя
Мопсы и предубеждение
Вата, или Не все так однозначно
Наши судьбы сплелись
Фатальное колесо. Третий не лишний
Сила других. Окружение определяет нас
Молочные волосы
Ветер на пороге
Я – Спартак! Возмездие неизбежно