ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда он ушёл, она едва не бросилась за ним, но вовремя остановилась.

Что происходит? Джаг отдаляется от неё? Она сама отдаляется от него?

Или их отношения были всего лишь порождены отчаянием войны? Как бы то ни было, эти отношения получили неожиданное развитие. Со времени событий в Хэйпанском Консорциуме они с Джагом становились всё более… близкими, с каждой новой краткой встречей. Казалось, они влюблены друг в друга.

Данни Куи как-то сказала ей, что нельзя подходить к любви аналитически — что такой рациональный подход является быстрейшим способом убить эту самую любовь. Но Данни — учёный и исследователь, не способный не анализировать. Да и кто бы стал удивляться подобному развитию событий? Любовь в военное время — производная стремления успеть максимально насладиться жизнью, но она известна тем, что так же скоротечна, как взрыв в космосе. Люди отбрасывают всё ненужное, стремясь как можно скорее погрузиться в самое пекло. Но как можно доверять своим чувствам, если каждый день может оказаться последним — для тебя, для твоей семьи, друзей, товарищей по оружию? И во что мог бы вылиться их роман, если бы они с Джагом познакомились в мирное время? Какими переживаниями бы делились, как бы проводили вместе время: на голографических презентациях, пикниках, курортных планетах?

Джейна тряхнула головой. Возможно, она заняла слишком жёсткую позицию.

Взять, к примеру, её родителей. Они встретились, полюбили друг друга и поженились в самое трудное время для Восстания. И всё у них было прекрасно. И любовь военного времени вполне может быть прочной. Но не пытается ли она каким-то образом подражать им?

— Эй, солдат!

К ней подошёл Кип Дюррон и обнял за плечи. Крепкий, черноволосый, с точёными чертами лица, он хмурился, что, впрочем, было типичным для него состоянием уже многие годы.

Джейна чисто механически обняла его за талию и прижалась к груди — к груди человека, которому она в своё время надавала немало пощёчин, но который впоследствии стал для неё кем-то вроде наставника и помог справиться с той эмоциональной бурей, которую вызвало неожиданное возвращение Джейсона с оккупированного йуужань-вонгами Корусканта.

Кип заглянул ей в глаза:

— Если тебя это утешит, мне тоже не по себе.

Джейна невесело улыбнулась:

— Я не должна объяснять, в чём дело, верно?

Кип тряхнул головой, затем смахнул с глаз волосы:

— Всё говорит мне, что Джейсон в полном порядке. Но у твоих родителей неприятности. Конечно, они и раньше нередко попадали в беду, но сейчас я имею полное право сказать, что они влипли по-настоящему.

Джейна почувствовала себя немного лучше после того, как Кип высказал вслух её страхи. Когда-то она считала, что могла бы влюбиться в Кипа, но потом эти чувства прошли, и сейчас их связывала просто близкая дружба.

— Я только что говорила с курьером, который прибыл со станции «Кэлуула», в Гегемонии Тион, — протянула она. — Не знаю, почему, но мне кажется, они там.

Кип некоторое время размышлял:

— Если они там, я, похоже, ошибся, и йуужань-вонги им не угрожают.

Джейна покачала головой:

— Нет, Кип, там они как раз могут им угрожать. Орбитальная станция «Кэлуула» находится в осаде. Из того, что сообщил курьер, я могу сделать вывод, что станция уже вполне может быть захвачена. Но будь я действительно уверена в этом, я отправилась бы туда немедленно.

Кип взял её за руку:

— Скажи мне, если тебе понадобится ведомый.

* * *

Бластерный выстрел Хана поразил йуужань-вонга в слабо защищённую подмышку, сбросив его с плеч двух других воинов. Когда непосредственная угроза была устранена, человек с ракетным ранцем поднял руку и выстрелил из бронированной перчатки маленьким абордажным крюком. Крюк зацепился за потолочную балку, и человек мгновенно взлетел к потолку холла, не дав йуужань-вонгам схватить себя. Вскарабкавшись на балку, он посмотрел на столпившихся внизу йуужань-вонгов и навёл на них ракетомёт.

— Он… Он сейчас выстрелит!

Хан и Лея схватили за руки Ц-3ПО и вместе с ним рухнули ничком на палубу. Ракета взорвалась в центре холла, уничтожив всё в радиусе десяти метров; более пятидесяти йуужань-вонгов остались лежать, мёртвые или оглушённые

Но на подходе уже было вражеское подкрепление.

Хан слышал топот в коридоре, грозные выкрики. Встав на ноги, он помог подняться Лее и Ц-3ПО. Одновременно с шипением включенного светового меча Леи раздалось и жужжание ударных жуков.

Лея отразила клинком всё, что смогла; при этом около десятка солдат гарнизона Кэлуулы, захваченных врасплох, погибли на месте. Отбитые мечом жуки отлетели обратно в коридор, но шедшие во главе колонны йуужань-вонги вновь вернули их в гущу боя. Хан выделил из толпы пятерых сравнительно невысоких воинов, с ног до головы перемазанных чёрной кровью и не имевших обычной для йуужань-вонгов вондуун-крабовой брони. Ещё более странным было то, что они отбивали амфижезлами ударных жуков и бластерные выстрелы.

— Они используют их как световые мечи! — прокричал он.

— Да, похоже на то, — откликнулась Лея.

Хан недоверчиво покачал головой:

— Новая модель?

— Не думаю, что нам следует задержаться и спросить у них!

Командир солдат в мандалорской броне, очевидно, думал о том же. Двое из его воинов нацелили ракетомёты на ближайшую к палубе секцию переборки и пробили в ней дыру, через которую можно было пролезть в примыкающий отсек. Защитники Кэлуулы начали отступать в указанном направлении; строй замыкали Хан, Лея и Ц-3ПО. Из соседнего отсека они выбрались в широкий коридор, опуская позади себя противоударные щиты.

Очутившись на пересечении коридоров, Хан уже знал кого спрашивать.

— Туда! — указал Ц-3ПО.

Бросив последний взгляд на солдат в доспехах, Хан бросился бежать за Леей и Ц-3ПО.

Боковой коридор вывел их в переход между третьим и четвёртым модулями Кэлуулы. За изогнутыми транспаристальными стенами коридора было видно, как тьму космоса разрезают лазерные и плазменные выстрелы. Кораллы-прыгуны и истребители защитников станции сходились в хаотическом бою; вулканообразные орудия крупных кораблей противника снова и снова выдавали залпы. Не успели Хан, Лея и Ц-3ПО вбежать в четвёртый модуль, как станцию сотряс мощный удар.

— Ична, — констатировал Хан.

Лея кивнула:

— Ты знаешь, как трудно насытить эту тварь.

В четвёртом модуле они нагнали грузного адъютанта Гэррея, который отступал вместе с группой своих бойцов.

— Капитан, принцесса Лея, «Сокол» готов к взлёту.

Хан уставился на него.

— Вы шутите? Снаружи ещё хуже, чем здесь!

— Согласен, сэр. Тем не менее ваш корабль полностью готов. Вы сможете добраться до Мон Каламари в два прыжка.

Хан и Лея нерешительно переглянулись.

— Каждый из спасённых нами на Селварисе офицеров может привести под наши знамёна десятки тысяч солдат, — заметила Лея.

Наконец Хан кивнул:

— Есть люди и поумнее меня, которые пришли к схожему выводу, поэтому, полагаю, мне стоит довериться их суждениям.

Лея улыбнулась:

— Ты говоришь как настоящий солдат.

Адъютант Гэррея вывел их к «Соколу». Все боеспособные корабли принимали участие в сражении, поэтому ангар был практически пуст. У трапа толпились Кракен, Пейдж и прочие спасённые офицеры с Селвариса.

Аварийные сирены станции стали издавать трели.

Адъютант Гэррея выругался, но вскоре по его лицу стало заметно, что он смирился с положением дел.

— Командир приказывает защитникам станции эвакуироваться!

Хан мрачно кивнул:

— Этого следовало ожидать.

— Я должен вас покинуть.

Хан отсалютовал ему:

— Мы ещё отобьём эту станцию.

Повернувшись, он окинул «Сокола» быстрым взглядом. Насколько успела заметить Лея, взгляд этот был исполнен разочарования.

— Ну, он же сказал, что мы долетим до Мон Каламари.

— Лучше скажи — «доползём».

Из-за правой «жвалы» «Тысячелетнего Сокола» вынырнул механик.

38
{"b":"18167","o":1}