ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из джедаев Нового Ордена это осознал на интуитивном уровне, вероятно, лишь Джейсон. Задолго до своего «переобучения» у Вержер — даже не переобучения, а скорее идеологической обработки — Джейсон пытался обрести своё личное понимание Силы. В этом он был во многом похож на Лею — джедая по рождению, имевшую свои причины не избирать стезю джедая.

Именно Джейсон настоял на том, чтобы Харрар сопровождал их в поездке, которую предложила Джабита днём ранее при встрече с Люком, Марой и остальными в их жилище.

— Секот стареет, — сказала Джабита. — Я чувствую его, и в то же время чувствую, что отдаляюсь от него. Он ушёл в изгнание, чтобы выяснить, что происходит, и перестал заботиться о Зонаме. Я не думаю, что он делает это намеренно. Это как будто… он словно похищен тёмными силами и не может вырваться из плена.

— Ном Анор, Нен Йим и я в ответе за то, что случилось с Секотом, — сказал Харрар. — Мы не должны были прилетать сюда. Если боги ещё не отвернулись от йуужань-вонгов, они отвернутся сейчас — после того, как мы осквернили эту живую планету.

Выслушав исповедь жреца, Джабита произнесла:

— Я знаю, где мы должны искать Секота. В месте, где Сила велика…

Харрар, казалось, почувствовал на себе взгляд Люка и повернулся. Его глаза были мокрыми от слёз, стекавших по татуированным щекам. Впрочем, вполне возможно, причиной тому мог быть и сильный ветер, дувший в лицо.

— Я изумлён, — с печалью в голосе проговорил йуужань-вонгов. — Даже учитывая все эти раны, Зонама-Секот — мир, о котором я мечтал. Мир, о котором мечтал весь мой народ. Мир, который предопределял наше прошлое и который должен был предопределить наше будущее. Мир симбиоза, а не борьбы и соперничества. Мир, который мы постоянно пытались воссоздать. Странно, но я почувствовал ностальгию по этому месту, едва мы только приземлились. Я почувствовал, будто попал домой, хотя раньше никогда здесь не был.

— Если йуужань-вонги произошли с планеты, подобной этой, — спросил Люк, — что заставило вас выбрать путь войны?

Прежде чем ответить, Харрар какое-то время размышлял.

— Древние тексты не совсем ясны. Похоже, на нашу планету напала некая раса, которая была в большей степени механической, чем живой. Мы молили богов о спасении, и они пришли нам на помощь, подарили нам знания, которые помогли преобразовать наши живые ресурсы в оружие. Мы отразили нападение, и, воодушевлённые победой, постепенно сами превратились в агрессоров.

Джабита прервала его рассказ, приказав Крож'бу повернуть на юго-запад. Поверхность внизу становилась всё более неровной. Горы из застывшей лавы поднимались, казалось, до самых туч. Водопады с оранжевым отблеском низвергались с горных высот в поросшие лесом ущелья. Ветер дул всё яростней, и в небе стало по-настоящему морозно. По указанию Джабиты Крож'б и Саба направили дирижабль вниз, к большой горе.

— Здесь когда-то стояла крепость моего отца, — пояснила Джабита, когда дирижабль завис над голым склоном и пошёл на посадку. — Секот продемонстрировал Оби-Вану Кеноби и Энакину Скайуокеру ментальный образ крепости — такой, какой она была до вторжения Чужаков Издалека.

— У Чужаков Издалека есть имя, Джабита, — сказал Харрар. — Крепость твоего отца разрушили йуужань-вонги.

— Разумеется, — согласилась она. — Нелегко отойти от старых привычек.

Люк попросил Сабу остаться с Крож'бом на дирижабле; он и все остальные вышли из кабины и поспешили вслед за Джабитой вверх по склону — навстречу холодному ветром, дувшему с невидимой пока что вершины. Наконец, Люк разглядел вход в пещеру, и Джабита пригласила всех внутрь.

Воздух внутри был тёплым и на удивление влажным. Пещера изгибалась, уходя вглубь горы, и Люк понял, что они находятся в древнем лавовом тоннеле. Пол пещеры был покрыт крупными камешками, хрустевшими под ногами. Стены были сделаны из плотного чёрного камня — застывшей магмы из глубины планеты; в некоторых местах они освещались слабым биолюминесцентным светом.

— Как это похоже на отсеки наших космических кораблей, — заметил Харрар.

Люк тоже обнаружил сходство с чем-то до боли знакомым, однако на ум ему пришло совсем другое — пещера на планете Дагоба, где жил Йода. Но в том месте была сильна аура Тёмной стороны, а от этого лавового тоннеля исходило какое-то странное очарование — что-то нежное и материнское. И тут он начал воспринимать присутствие сильного разума, о котором он узнал во время своего недолгого пребывания на Зонаме, — разума, который пробудился ото сна при участии первого магистра Леора Хала, назвавшего планету на ферроанском языке — «Мир тела и души».

— Возможно, очередная проверка Секота? — предположила Мара.

— Я так не думаю, — сказал Люк, — если только Секот не проверяет сам себя.

— Остановитесь здесь, — приказал голос Секота устами застывшей на месте Джабиты. — Кто твои сопровождающие, мастер-джедай? Двоих я узнаю, но третий…

— Его зовут Харрар, — представил йуужань-вонга Люк, обращаясь не к Джабите, а к тоннелю. — Он явился на Зонаму вместе с теми, кто напал на тебя.

Джабита повернулась к Харрару.

— Почему мне кажется, что я где-то видел его? Моя память обращается на миллиарды оборотов назад, и он несёт мне послание из дальних времён о давних событиях.

— Харрар из тех, кого на Зонаме называют Чужаками Издалека, — пояснил Люк. — Йуужань-вонгов, которые пытались захватить Зонаму незадолго до прибытия Вержер.

Джабита покачала головой.

— Эти времена не такие дальние, джедай. Но почему я не могу почувствовать его? Ни как детей Первых, ни как джедаев… Да, я вспоминаю этих Чужаков Издалека — кажется, они существуют вне Силы.

— Нет, Секот, — сказал Люк, — хотя ты и не можешь почувствовать Харрара, он всё же существует в Силе.

Правая рука Джейсона поднялась к груди, коснувшись шрама, оставшегося от коралла, который в него вживляла Вержер. Он повернулся к Харрару:

— Почему йуужань-вонги покинули свою родную галактику?

Харрар сжал изрезанные в бахрому губы.

— Некоторые интерпретации древних текстов предполагают, что мы… были изгнаны.

— По какой причине? — настаивал Джейсон.

— Из-за того, что мы увлеклись войной. Некоторые полагали, что наши долгие странствия — попытка вернуть себе милость богов.

Джейсон некоторое время обдумывал услышанное.

— Значит, ваши предки были изгнаны из-за того, что ступили на тропу войны. Они сделали не то, что от них ожидалось… Боги изгнали вас из Силы?

Когда Харрар поднял взгляд, в нём царило страшное смятение.

— В наших легендах ничего не говорится о Силе.

— Но если сравнить Силу с вашими богами… — начала Мара.

Люк взял Харрара за плечи, как будто намереваясь встряхнуть его:

— Сила — или боги, если хочешь, — изгнала вас из первоначального симбиоза. Ваш народ испытал нестерпимую боль, и боль стала единственным путём назад, к симбиозу.

Харрар едва не упал на руки Люка:

— Изгнала из симбиоза… из нашего изначального мира…

Люк в удивлении повернулся к Джабите, словно ожидая, что Секот подтвердит то, о чём он думает.

— Я понял, — сказал, наконец, Секот. — Это существо — и весь его народ — были лишены Силы.

Глава 16

За бессчётные поколения йуужань-вонгов не существовало церемонии, равной по масштабам этой. Огромные «летающие миры» с видом на далёкие звёзды и не менее далёкие галактики — и те не были достаточно просторными, чтобы вместить всё великолепие ритуала. По сравнению с «ареной» площади Жертвоприношений на Йуужань'таре «летающие миры» были всего лишь театральными подмостками.

Но сейчас, несмотря на всё великолепие зрелища, Ном Анора слишком изводили опасения, чтобы он мог наслаждаться им. Он шёл в ногу с торжественной процессией, но выражение на его лице скорее подошло бы осуждённому, которого ведут на казнь.

Площадь Жертвоприношений, расположенная между Цитаделью Шимрры и бункером в форме черепа, где находился Колодец Планетного Мозга, венчалась усечённым йорик-коралловым конусом стометровой высоты, который окружали по спирали изогнутые ступени; специальные каналы служили для стекания крови в фонтаны и бассейны. На плоской вершине конуса свои ритуалы исполняли жрецы, а по кругу располагались зияющие ямы мау лууров, куда сбрасывали трупы. Сбоку от монолита был возведен храмовый комплекс, расположенный по векторам, направленным в освящённые стороны, а с другой стороны был склеп, в котором хранились реликвии с «летающего мира» Шимрры.

41
{"b":"18167","o":1}