ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тактик поклонился.

— Что-нибудь ещё, мастер войны?

— Кто командует базой с йаммоском на Кэлууле?

— Сию секунду узнаю, мастер войны.

Нас Чока подошёл к своему креслу.

— Возвращайся не только с именем, но и с виллипом. Я хочу переговорить с этим воином лично.

* * *

Йуужань-вонгский воин в космопорту Кэлуулы недвусмысленно дал понять, что готов пустить в ход амфижезл при малейшей провокации. Вид татуированного, покрытого шрамами йуужань-вонга на фоне механических челноков, совершающих посадку на планете, был достаточно нелепым, чтобы глаза Хана округлились от удивления, но он счёл за лучшее не улыбаться. Орбиту Кэлуулы, как бы то ни было, патрулировали несколько йуужань-вонгских военных кораблей — хотя и не так много, как ожидал увидеть Хан.

— Ты биолог Мелокью? — осведомился йуужань-вонг на общегалактическом у женщины расы хо'дин, на участии которой базировалась вся диверсионная миссия.

Будучи более двух метров в высоту и обладая четырёхпалыми руками с присосками, венцом теплочувствительных рецепторов на голове и рептилоидным безгубым лицом, она очень сильно напоминала йуужань-вонгскую формовщицу. И действительно, среди всех жителей этой галактики хо'дины пользовались наиболее либеральным отношением со стороны йуужань-вонгов — благодаря не только их любви к растительной жизни, но и антипатии к технологии.

— Да, я Мелокью, — ответила она.

Воин протянул мускулистую руку:

— Твоё удостоверение.

Мелокью протянула комок плоти и шерсти размером с кулак, полученный ею на Оброа-скай. Стиснув тварь в руках, воин принялся разглядывать едкие выделения, которые она оставила на клочке пергаментной кожи. Кивнув, он подошёл к Хану, Лее, Кипу, Джаддеру Пейджу и ботанскому офицеру-разведчику Врау.

— Это члены моей исследовательской группы, — пояснила Мелокью. — Их имена также внесены в комок.

Почти четыре года прожив на оккупированной йуужань-вонгами Оброа-скай, она свободно говорила на их языке и прекрасно знала их манеру разговора. Воин сжал комик так, что тварь взвизгнула, и на пергамент упали новые капли выделений. Ещё какое-то время заняла проверка имён и досье, занесённых в комик, на соответствие с тем, что он видел перед собой, но в конце концов йуужань-вонг вновь кивнул:

— Комок останется здесь до вашего отбытия. Если кто-то из вас не вернётся через три дня, он будет арестован и казнён за неповиновение. Это ясно?

— Да, — ответила за всех Мелокью.

— Проходите.

К удивлению и даже некоторому подозрению командования Альянса, Йуужань'тар дал добро на посещение Кэлуулы группой учёных с целью пронаблюдать за природным явлением, известным как Ночь звездокрылок — невероятно редким феноменом, случающимся раз в триста стандартных лет. Насколько Хану удалось узнать, местный губернатор провернула эту сделку в секрете, причём ещё в тот момент, когда орбитальная станция держала осаду.

За два дня до выступления во время брифинга на Мон Каламари Хан озвучил свои опасения, заявив Дифу Скауру, что йуужань-вонги не склонны вступать в переговоры.

Тощий, как мертвец, директор разведуправления, который в числе прочих принимал участие в разработке плана проникновения на Кэлуулу, возразил, что в последнее время йуужань-вонги стремятся завоевать сердца и умы покорённых народов — вопреки своей обычной тактике жесточайших репрессий при малейших признаках сопротивления. В отношении Кэлуулы Скаур считал, что цель сделки — разрешение наблюдать за редким природным явлением — могла прийтись по сердцу жрецам, отвечавшим за переговоры. Не то что бы это было так важно. Если бы йуужань-вонги отклонили предложение, диверсионная группа всё равно тем или иным способом проникла бы на планету.

Включение в состав группы Кипа Дюррона перед самым стартом миссии стало для Хана и остальных дополнительным поводом для беспокойства, поскольку йаммоски были способны чувствовать джедаев, как это произошло с Вуртом Скиддером. Кип возразил, что йаммоски чувствуют не только джедаев, но и Силу в целом, а в Лее Сила столь же велика, сколь и в нём.

Хану от такого объяснения отнюдь не стало легче.

— Ботан и джедаи, — проворчал он тогда. — С тем же успехом мы можем нацепить на себя знаки отличия Альянса.

С другой стороны, участие Кипа в миссии делало её практически семейным делом, поскольку Кип уже почти двадцать лет играл важную роль в жизни Хана — с самых тех пор, как Хан и Чубакка спасли шестнадцатилетнего юношу из заключения в рудниках Кесселя. Доверие Хана к Кипу не раз испытывалось на прочность: на Явине Кип противостоял духу давно умершего повелителя ситов, затем вершил собственное правосудие над Империей и адмиралом Даалой, уничтожил при помощи «Сокрушителя солнц» планету Карида и едва не погубил самого Хана на «Соколе». Потом, уже во время войны с йуужань-вонгами, Кип обманом заставил Джейну участвовать в рейде на безоружный йуужань-вонгский «летающий мир» у Сернпидаля. После событий на Миркре Кип удержал Джейну от перехода на Тёмную сторону — очевидно, вняв предупреждениям Леи, что если Кип снова когда-нибудь причинит вред кому-то из её семьи, то ему лучше немедленно сдаться йуужань-вонгам.

— Если и дальше вместо идентчипа придётся использовать этот комок, то с путешествиями я завязываю, — заявил Врау Хану, когда они входили в терминал космопорта.

— Сделаем всё возможное, чтобы этого не случилось, — бросил Хан. — У нас и без тебя достаточно длинный список недовольных жизнью ботанов.

Врау хрипло рассмеялся:

— Про тебя верно говорят, что остришь ты так же метко, как и стреляешь.

— Я точно целюсь, если ты об этом.

Хан хотел продолжить пикировку, но Лея коснулась его руки, призывая к сдержанности. С самого начала миссии он то и дело препирался с ботанским разведчиком, но был вынужден принять к сведению напоминание Леи о важности миссии.

Посадочную площадку патрулировали йуужань-вонгские воины и биссопы, в то время как проверку багажа и охрану терминала осуществляли члены «Бригады мира» — никто, викваи, пара гаммореанцев, прочие предатели. Сборное модульное помещение было освобождено от всех возможных технологических элементов, однако ещё не успело подвергнуться йуужань-вонгской трансформации. Три группы учёных ожидали, когда проверят их оборудование, параллельно терпя приставания бригадников, требовавших взятку. На выходе из здания среди прочих выделялись двое необычно высоких людей — вероятно, йуужань-вонги, переодетые в углиты-маскуны.

Оборудование группы Мелокью проверяли клатуинец и кодру-джи; последний по локоть погрузил все свои четыре руки в рюкзак Хана. Йуужань-вонги запретили провозить на планету какие-либо записывающие устройства — только письменные и рисовальные принадлежности. Но они разрешили взять с собой палатки и оборудование для установки лагеря, жизненно необходимое, поскольку все экспедиции направлялись в горы, окружавшие с трёх сторон столицу Кэлуулы. Живые сканеры бригадников, какими бы примитивными они ни были, всё же были способны обнаружить большинство разновидностей оружия, поэтому бластеры было решено оставить дома. В отличие от световых мечей Кипа и Леи, которые были замаскированы под рукоятки для сковородок.

Клатуинец выложил для проверки на стол мешок с кухонным оборудованием.

— Нужно это проверить, — сообщил он, когда к нему подошла Мелокью, в облегающей юбке казавшаяся даже выше, чем была на самом деле. Придвинувшийся к столу Кип сделал незаметный пасс рукой.

— Вам не нужно проверять этот мешок.

Псоглавый гуманоид уставился на джедая и заморгал:

— Нам не нужно проверять этот мешок.

Растерявшись на мгновение, кодру-джи кивнул:

— Забирайте ваши пожитки и проходите.

— Забирайте ваши пожитки и проходите, — повторили бригадники.

Забирая свой рюкзак, Кип обнаружил, что на него внимательно смотрит Хан.

— Какие-то проблемы?

— Я думал, джедаям это запрещено, или что-то вроде…

50
{"b":"18167","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Серые пчелы
Черный вдовец
Веер (сборник)
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Резидент
Азазель
В каждом сердце – дверь
Раунд. Оптический роман