ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он приказал «Зверю Йаммки» выйти из тёмного пространства в Среднем кольце, где его ожидал доклад от наместного командующего о произошедших на Йуужань'таре событиях. Ранее мастер войны приказал удалиться из командной рубки всем, кроме главного тактического аналитика. Теперь он повернулся к нему.

— Ходят слухи, — осторожно произнёс тактик, — о некой планете, способной перемещаться в тёмном пространстве.

— Эту планету обнаружил разведывательный отряд командующего Кражмира, ещё при Куореале, — сказал Нас Чока.

— Да, мастер войны. Я боялся упоминать об этом, потому что…

Движением руки Нас Чока велел ему замолчать.

В то время он был простым командиром, верным домену Джамаане — домену Шимрры — и входил в группу высокопоставленных воинов, которые помогли Шимрре отобрать власть у его предшественника, предав смерти многих воинов Куореала и его сторонников из касты надзирателей. Тем не менее, слухи о живой планете продолжали циркулировать. Поговаривали, что эта планета, именуемая Зонамой-Секот, не только сумела отразить атаку сил Жо Кражмира, но и была объявлена Куореаловой сворой верховных жрецов предвестницей несчастья.

Однако, зная, что Куореал боится касты воинов, верные Шимрре командиры восприняли вердикт жрецов как уловку, обман, призванный увести караван «летающих миров» от галактики, в сторону которой он дрейфовал, и тем самым не допустить вторжение, в перспективе способное возвысить касту воинов. Куореал пренебрегал важностью войн и жертв, не понимая, что упадок йуужань-вонгского общества в значительной мере обусловлен их отсутствием. Но Шимрра прекрасно это видел. Он осознавал, что воинам необходима война, иначе они перебьют друг друга, и, что ещё важнее — йуужань-вонги нуждались в новом доме…

Всё это, конечно, здорово, вот только живая планета вдруг объявилась снова. Нас Чока был реалистом и не верил, что планета может быть предвестницей поражения, но как стратег он размышлял: если это та самая планета, которая успешно отбилась от Жо Кражмира, то за пятьдесят лет она могла превратиться в оружие, с каким йуужань-вонги никогда не сталкивались.

— Мастер войны, — обратился тактик. — Что, если эта так называемая живая планета — не более чем подделка, сфабрикованная Галактическим Альянсом, или, говоря точнее, джиидаями?

Нас Чока подумал.

— Я хочу услышать об этом больше.

— О Ужасный, возможно, эта планета, эта подделка, является элементом секретной стратегии Альянса, разработанной в то время, пока мы собирали армаду для нападения на Мон Каламари. Все эти перемещения флотов, все эти диверсии на Контрууме, Кэлууле и других мирах… Возможно, всё это делалось для того, чтобы отвлечь наше внимание от настоящего плана, который они готовились привести в исполнение?

— Только глупец с ходу отмёл бы такой вариант, тактик, — сказал Нас Чока. — Но представь на минуту, что это не подделка, а действительно живая планета — источник слухов, зародившихся ещё до вторжения.

Тактический аналитик нахмурился:

— Если это правда, и если неверные действительно убедили её встать на их сторону, в таком случае они совершили величайшее из своих злодеяний.

Нас Чока угрюмо кивнул и сделал глубокий вдох:

— Как бы там ни было, Альянс провернул этот трюк слишком поздно. Наши военные корабли всего в двух прыжках от Йуужань'тара; из пространства хаттов и других секторов вызваны дополнительные боевые группы. Ни один пришелец — будь он живой или сфабрикованный — не сможет одолеть нас!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Глава 29

«Тысячелетний Сокол» осторожно пробирался сквозь лабиринт огромных, медленно вращающихся камней. Около самого края астероидного поля фрахтовщик скользнул в тень гигантской, усеянной кратерами глыбы и спрятался за ней, уровняв скорость, чтобы двигаться вровень с ней.

Едва «Сокол» возвратился с Кэлуулы на Мон Каламари, как с Ханом и Леей связались Люк и Мара. Поскольку ГолоСеть пребывала в ужасном состоянии, а Скайуокеры вели передачу с «Тени Джейд», разговор получился путанным и коротким. Хан изложил события, приведшие к битве при Мон Каламари с её удивительной развязкой, а Люк сказал только, что поисковая партия джедаев возвращается на Зонаме-Секот в обитаемое пространство. Хотя йуужань-вонгская армада вернулась к Корусканту, Люк заверил Хана и Лею, что они могут без опаски присоединиться к джедаям на живой планете, и что Вержер оказалась права: Зонама-Секот — ключ к окончанию войны.

Он пообещал всё объяснить по их прибытии.

Расстроенные тем, что произошло на Кэлууле, Хан и Лея почти сразу же отправились в Центральные системы, но перед этим их обоих тщательно осмотрели врачи, а Лея встретилась с главой Альянса Кэлом Омасом, чтобы рассказать ему горькую правду о «Красной альфе» и о возможных последствиях для галактики. Омас — альдераанец, как и она — был потрясён и сказал, что решение о применении биологического оружия было непростым, но в это тяжёлое время оно могло спасти бесчисленное количество жизней.

Судьба йуужань-вонгского корабля, сбежавшего от «Вольного Торговца» при Кэлууле, оставалась неизвестной, и многие — даже некоторые члены воинственно настроенных фракций — надеялись, что он умер в гиперпространстве. Омас дал Лее слово, что проект «Красная альфа» будет немедленно закрыт, но Лея опасалась, что в условиях, когда Диф Скаур продолжает возглавлять разведывательное управление, а ботаны требуют ар'краи, Омасу будет сложно сдержать своё обещание. В лучшем случае проект заморозят до тех пор, пока учёные не определят, действительно ли «Красная альфа» повинна в гибели звездокрылок и мошек на Кэлууле. Если окажется, что биооружие ни при чем, «Красная альфа» будет по-прежнему висеть у каждого над головой, словно меч, подвешенный на тоненькой ниточке.

Это было семь стандартных дней назад.

Поскольку на Перлемианском торговом пути отремонтированный «Сокол» мог подвергнуться атаке йуужань-вонгов, Хан и Лея решили добираться до Корусканта кружным путём — через Кашийик, Коллу IV, Комменор и затем по Кореллианской торговой дуге к Ядру. В это же время Совв и Кре'фей собрали разрозненные флоты Альянса в Среднем кольце, у Контруума.

Командование Альянса ломало головы над донесениями, которые, наконец, дошли с Мон Каламари и в которых говорилось о планете, неожиданно явившейся в Ядро из гиперпространства. Поскольку видеозаписи данного события не существовало, в распоряжении Совва, Кре'фея и остальных были лишь словесные описания, полученные от бойцов сопротивления и контрабандистов, а также несколько скверных голографий зелёной планеты, которой три дня назад не было в системе Корусканта. Самым важным было то, что этот объект, едва не столкнувшийся с Корускантом, вынудил йуужань-вонгскую армаду удалиться в Центральные системы. То же самое сделала и вторая флотилия кораблей, которая появилась было у Контруума, а затем неожиданно отправилась восвояси — очевидно, получив известие о планете.

Ни один офицер из верховного командования Альянса не решался публично заявить, что планета своим ходом переместилась в Ядро из дальних окраин галактики. В частных разговорах, однако, многие сознавались, что верят в то, что это джедаи сели в кружок и сообща передвинули планету; таким способом, по слухам, около двадцати стандартных лет назад они отогнали имперские корабли от Явина-4. Кре'фей ждал, что вернувшаяся армада бросится в атаку на планету, но проходили дни, а атаки всё не было. Группы сопротивления сообщали, что таинственная планета посеяла на Йуужань'таре страх и смятение, причем не только у «отверженных», но и среди жрецов и прочей элиты. Какова бы ни была причина, мастер войны Нас Чока расположил корабли своего могучего флота вокруг Йуужань'тара, очевидно, ожидая решения Верховного владыки.

В кабине «Сокола» прозвенел сигнал сближения.

— Входим в зрительный контакт, — объявила Лея.

Хан начал выводить «Сокола» из-за астероида.

66
{"b":"18167","o":1}