ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что-что? Ты преувеличиваешь. Целую планету? Это невозможно. Тебе нужно пройти профилактику.

Р2-Д2 отрицательно застрекотал.

— Мне не нужно дефрагментировать свою память. Я отлично…

Миниатюрный дроид прогудел ответ. Ц-3ПО наклонил голову на бок:

— Правильно ли я тебя понял? Ты действительно сказал, что рад меня видеть? Арту, должно быть, эта планета повлияла и на тебя тоже!

Но самое любопытное зрелище представляли собой Кент, Кип, Лоубакка, Алима, Окта Рэмис и ещё более десятка джедаев, окруживших Люка. Тот стоял в центре круга товарищей, из которых одни сидели, другие стояли, припав на одно колено, слушая его рассказ, жадно ловя каждое слово о Зонаме — планете — и Секоте — её сознании…

«Он стал настоящим мастером», — подумала Лея.

В порыве эмоций она сошла с посадочной платформы и побрела куда-то, словно во сне. Вдруг рядом с нею оказался Хан, который обнял её за плечи и повёл в сторону лесистого оврага.

— Ты в порядке? — обеспокоено спросил он.

Лея сделала глубокий вдох:

— Просто нелегко сразу осознать всё это.

— Я знаю. — Хан посмотрел по сторонам. — То ещё местечко.

— Ты раньше видел что-нибудь подобное?

Он закусил нижнюю губу:

— Ну, на Лууке-2 есть такие же глубокие каньоны. Жилища в скалах напоминают о Кисмаано. Ну и, конечно, Кашийик с его деревьями…

Он умолк, заметив, что Лея начала всхлипывать:

— Эй… Что случилось? Я думал, ты счастлива, что попала сюда.

Она утёрла слёзы тыльной стороной ладони:

— Я счастлива, Хан. Это… это тихая гавань, о которой я мечтала столько лет. Но мне грустно… из-за многого. Из-за Энакина и Чубакки, из-за Элегоса. Из-за моих родителей, моей родной планеты, моих друзей…

Она заплакала, уткнувшись в плечо Хана. Когда она подняла глаза, он увидел на её лице слёзы.

— Хан, мне кажется, что мы приблизились к концу долгого путешествия, и меня страшит мысль о том, что только новое кровопролитие позволит нам достигнуть цели. Это цена, которую мы должны заплатить, чтобы закончить этот ужас, чтобы избавить наших детей и детей наших детей от опасностей, которые грозили нам на каждом шагу.

— Я часто думаю, что мой отец тоже в конечном итоге пришёл к пониманию этого, когда он призвал все свои силы и спас Люка от Императора. Из дневника моей бабушки я узнала, что она тоже так считала. И у меня есть очень сильное ощущение, что моя мать пришла к тому же мнению — когда вокруг бушевала война, а её родная планета оказалась под угрозой… Не это ли упорно пытается нам сказать Джейсон — что насилие не может быть ответом, даже если оно кажется самым коротким и прямым путём?

Хан покачал головой:

— Не знаю, Лея. Но я точно знаю, что я готов умереть, лишь бы у них с Джейной жизнь была лучше, чем у нас. — Он криво улыбнулся. — Хотя я не променял бы ни дня этой жизни, потому что у меня была ты.

Лея кивнула:

— Я знаю. Я знаю, потому что думаю точно так же, Хан. Я не вынесу, если с тобой что-то случится. Особенно после того, что было на Кэлууле…

— Ну, ну, — протянул Хан, вздёрнув подбородок. — Ты же знаешь, с кем ты разговариваешь.

Лея слабо улыбнулась, потом фыркнула:

— Если мерить по хвастовству, то ты переживёшь нас всех.

— Лея! Хан! — послышался голос Люка. — Я хочу вас кое с кем познакомить.

Когда они возвратились на посадочную платформу, Люк представил им высоких гуманоидов с бледно-голубой кожей — ферроанцев, коренных жителей Зонамы-Секот — и среди них женщину средних лет, которую он назвал магистром Джабитой.

— Секот согласился создать корабли для некоторых джедаев, — сказала Джабита, когда все собрались. — Этот процесс займёт несколько дней, но я обещаю вам, что ничего подобного вы прежде не испытывали.

— Всего трое джедаев прошли через этот процесс, — шепнул Люк Лее. — И только один из них действительно летал на секотском корабле — Энакин Скайуокер.

«Наш отец!» — подумала Лея.

Но её удивление и восторг продлились всего мгновение, потом снова вернулась печаль. «Корабли», — сказала она себе. Значит, всё-таки будет война. Она почему-то уверила себя, что Люк нашёл иной способ разрешить конфликт. Впрочем, не стоило обольщаться. Тёмная сторона сильна, и, чтобы побороть её, недостаточно добрых намерений…

Лея сделала над собой усилие и храбро улыбнулась Люку.

Судя по его лицу, их ждал ещё какой-то сюрприз.

— Я хочу познакомить вас ещё кое с кем, — громко сказал Люк.

Повернувшись к ферроанцам, он сделал знак одному из них — высокому мужчине. Тот вышел вперёд и снял капюшон, открыв лицо в шрамах и татуировках, рудиментарный нос, скошенный лоб…

Лея почувствовала, как напрягся Хан.

— Это Харрар, — сказал Люк. — Верховный жрец йуужань-вонгов. Он тоже поможет нам остановить войну.

Глава 30

— Наше спасение близко! — вопила «отверженная» с кучи йорик-коралловой щебёнки, служившей ей импровизированной трибуной. Около сотни других «отверженных», сидевших у подножия холма, жадно ловили каждое её слово, то ли не зная об опасности, которой они сами себя подвергали, собравшись среди бела дня, да ещё в самих Священных Пределах, то ли просто им было все равно.

— Йу'шаа завещал нам ждать знамений с неба, и вот явилось знамение, которое видят все! — Ораторша развела исхудалые руки. — Оглянитесь вокруг и узрите свидетельства его мощи. Будем же молиться, чтобы послание богов дошло до сердца Шимрры! «Отверженным» ныне дарован новый дом, более великолепный, чем дом Шимрры. Когда Пророк вернется, чтобы вести нас к спасению, мы будем готовы!

Ном Анор, сидевший в крытом паланкине, присланном Шимррой, чтобы доставить его в Цитадель, рефлекторно опустил голову, но затем снова выпрямился. Хотя отсюда ему было всё слышно, он всё же находился слишком далеко, чтобы быть узнанным, если вдруг рядом ошивался Кунра или кто-нибудь ещё из вождей еретиков. Кроме того, через считанные минуты прибудут воины и разгонят толпу.

Хотя Зонама-Секот переместилась на орбиту между шестой и седьмой планетами, Корускант продолжали сотрясать остаточные толчки землетрясений, и живая планета, первой восходившая после захода солнца, оставалась самым ярким светилом на преобразившемся ночном небосклоне. После того, как одну из лун Корусканта выбросило с орбиты, а радужный мост развалился, формовщики Шимрры заявили, что небесный пришелец вернётся и плавно оттащит Корускант от солнца, обратив вспять работу довинов-тягунов по повышению температуры планеты.

Казалось, будто Зонама-Секот заявляет: «Смотрите, на что я способна, и бойтесь моего возвращения!»

Горя нетерпением сразиться с новым врагом, армада мастера войны Нас Чоки и другие соединения кораблей возвратились на Корускант, где их одёрнул сам Шимрра.

«Корускант», — с грустью подумал Нор Анор.

Он так и не свыкся с названием Йуужань'тар — хотя, конечно, и употреблял его при необходимости. Формовщики Шимрры нарядили планету в лиственный углит-маскун, но стоит царапнуть этот покров, и обнаружишь под ним феррокрит, транспаристаль, келш и мелиниум — фундаменты и скелеты некогда прочных зданий — и трупы тысяч дроидов. Особенно сейчас, когда из листвы, словно сломанные кости из тела, торчали останки домов, и при каждом содрогании почвы их обнажалось ещё больше.

Корускант был не живой планетой, как Зонама-Секот, а скорее чем-то вроде «летающего мира» неверных, окутанного слоями машинерии, которая — что бы ни говорили — была наделена собственным разумом. Более того, где-то здесь по-прежнему обитали представители разнообразных рас, сделавших Корускант таким, каким он был. А глубоко внизу — даже ниже владений еретиков — продолжали функционировать автоматические системы. По ночам, если внимательно прислушаться, можно было услышать, как они включаются, двигаются туда-сюда, жужжа и бибикая, словно электронные привидения. Даже без учета того, что Джейсон Соло сделал с Планетным Мозгом, Корускант никогда по-настоящему не принадлежал йуужань-вонгам.

68
{"b":"18167","o":1}