ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И снова элите пришлось ждать, в то время как Цитадель сотряс ещё более мощный толчок, от которого с высокого свода посыпалась йорик-коралловая пыль.

— Этот ответ только что был доставлен на Йуужань'тар, — сказал Шимрра. — Доставлен в форме поражённого космического корабля с экипажем из больных воинов и умирающей формовщицы. На далёкой и малозначительной планете под названием Кэлуула этот корабль и его пассажиры стали жертвой смертоносного вируса, выпущенного нашими врагами в надежде уничтожить всё, что связано с йуужань-вонгами — от меня самого до простейшего из наших созданий.

— Этот вирус достиг бы своей цели, если бы не смекалка формовщицы, находчивость её храбрых воинов и проницательность вашего Верховного владыки, приказавшего не подпускать этот корабль к Йуужань'тару и не давать ему вступать в контакт с другими кораблями.

— А теперь оцените красоту космического равновесия в действии! Тчурокк Йун'тчилат! — Узрите волю богов! Ибо эта зловещая планета, что сияет в нашем ночном небе, эта живая планета, встреченная нами много лет назад на самом краю этой галактики, тоже сотворена Йун-Йуужанем и связана с нами пророчеством. Связана, а значит, уязвима для заразы, созданной нашими врагами с божьего соизволения!

Шимрра снова взмахнул Скипетром Власти.

— Поражённый корабль — это амфижезл, который мы метнём в незнакомца, дабы отогнать его от наших ворот! Этот корабль станет нашим спасением, и с его помощью мы пройдём испытание, которое решили послать нам боги!

Ном Анор чувствовал себя, словно гнуллит: Шимрра вдохнул в него надежду, но лишь затем, чтобы тут же выпустить обратно. Токсичный материал, способный отравить Зонаму-Секот? Всем, кто знал о разведывательной экспедиции командира Жо Кражмира на живую планету, было известно, что Кражмир пытался отравить Зонаму-Секот и потерпел неудачу. И если уж не помог даже йуужань-вонгский токсин, то как можно рассчитывать на токсин, созданный врагами? Но, что ещё важнее, если бы такое биологическое оружие существовало, о нём бы уже давно знали бывшие шпионы Ном Анора в «Бригаде мира» и на Мон Каламари.

Может, Шимрра выдумал всю эту историю, чтобы воодушевить воинов и жрецов, дабы те погибли во славе? Или Ном Анор снова недооценил Верховного владыку? Что, если тот сделал ещё более гениальный ход, чем когда узурпировал трон?

— Зонама-Секот — это звезда смерти, — произнёс Шимрра. Он показал амфижезлом на Нас Чоку и его наместных командующих. — Отправляйся к ней, мастер войны! Брось свою могучую армаду против Зонамы-Секот и покажи богам непоколебимую решимость йуужань-вонгов!

* * *

«Что Сила замыслила для йуужань-вонгов?»

Этот вопрос продолжал звучать в голове Джейсона, когда он вернулся в ложбину — своё любимое место на Зонаме-Секот.

Он снял с пояса меч, активировал зелёное лезвие и рассёк им прозрачный воздух. Птицы, напуганные гудением клинка, снялись с ветвей борасов и взмыли в бледно-голубое небо.

Джейсон поставил ноги параллельно — правая нога впереди, вес перенесен на кончики пальцев — и, оттолкнувшись, устремился в атаку. На склоне холма он встал в более узкую стойку и развернул ноги под углом. Он наносил удары, не отступая и не уворачиваясь, не прыгая и не дёргаясь в стороны. Сохраняя идеальное положение тела, он плавно скользил вперёд либо перемещался короткими шагами, сохраняя концентрацию и равновесие.

Держа меч перед собой, возле груди, под углом в тридцать градусов и клинком вверх, Джейсон проделал несколько упражнений на скорость, потом несколько движений дулон (вид единоборства, который изучали джедаи Старой Республики). Затем, направив остриё в колени воображаемого противника, он нанёс диагональный удар вверх. Он занёс меч над головой, нацелив клинок в глаза противнику — для йуужань-вонгов это была одна из самых опасных стоек — и ударил сверху вниз. Опустив локти, он повернул меч вертикально, держа его над правым плечом и возле головы, и выполнил серию атак чжань и блоков чжань-ма (формы дулон с разворотом соответственно на 180 и 360 градусов). В завершение он опустил меч к правому бедру, развернув клинок назад, и нанёс диагональный удар вверх. Затем, взвившись в воздух, Джейсон перелетел к краю озера и начал делать кувырки, подкреплённые Силой, вращения, удары с разворота и быстрые захваты, пока у него не участилось дыхание, а лицо не покрылось каплями пота.

Почувствовав, что за ним наблюдают, Джейсон полубессознательно выключил меч. Он вздохнул и опустился на землю. Он неплохо владел приемами фехтования и акробатики Сай (техника прыжков с целью ухода от атак по ногам, которая применялась джедаями Старой Республики), однако ему было далеко до таких мастеров, как Люк, Кип, Мара, Корран — и Энакин.

У него просто не лежало к этому сердце.

Разглядывая рукоять своего меча, Джейсон мысленно перенёсся на три года назад, на планету Дуро, и видение снова вернулось к нему, как будто не прошло и минуты.

Вот он работает вместе с группой беженцев-ринов, и в следующее мгновение проваливается в вакуум. Услышав, что Люк зовет его, он оборачивается и видит своего дядю, облечённого в чистый свет, который стоит, наполовину повернувшись в сторону, держа сверкающий меч наискосок перед грудью — руки на уровне бедра, острие смотрит вверх.

Джейсон кричит, что Джейна ранена, но Люк не отвечает. Внимание Люка приковано к йуужань-вонгскому воину в ржаво-коричневой броне, который стоит в зеркальной стойке, точно так же держа амфижезл перед собой. Этот воин, стоящий на противоположном краю медленно вращавшегося диска, не виден в Силе. Он — сама пустота, тьма, сулящая смерть, так же как сияние Люка сулит жизнь.

Диск обретает чёткость и превращается в спиральную галактику.

Стоя точно в её центре, Люк принимает боевую стойку, держа меч вертикально у правого плеча. Из темноты выходят новые йуужань-вонгские воины. Люк твёрдо стоит на ногах, удерживая центр и перевешивая захватчиков, пока тех не становится так много, что диск наклоняется в их сторону.

В отчаянии Джейсон снова окликает Люка. На этот раз Люк оборачивается и бросает ему свой меч, который с гудением летит по пологой дуге, осыпая галактический диск зелёными искрами. Джейсона захлёстывает ярость; гнев и страх придают ему сил. Ему хочется уничтожить врагов, стереть их в порошок. Он протягивает руку, чтобы схватить меч… и промахивается.

Эта неудача решает всё.

Тёмная, убийственная буря окутывает захватчиков, и галактический диск начинает быстро крениться в их сторону.

Джейсон чувствует, как сам он начинает уменьшаться, съёживаться, превращаясь в крохотное пятнышко на фоне тёмного урагана. Беспомощный, потерявший оружие из-за вспышки гнева, проигравший из-за единственного неверного шага — погубивший вместе с собой всю галактику.

Из звёздной россыпи раздаётся голос, похожий на голос Люка, но более низкий: «Джейсон, стой твёрдо!»

Горизонт наклоняется ещё больше. Джейсон мечется вперёд, чтобы бросить свой маленький вес на сторону света, на помощь Люку — и снова спотыкается. Он пытается ухватиться за руку дяди, промахивается, потом ещё раз…

Наконец Люк ловит руку Джейсона и крепко сжимает её, побуждая его остановить бурю. Диск продолжает крениться у них под ногами. Звёзды исчезают. Враги лезут вперёд, закрывая своей тенью планеты, целые звёздные скопления, далёкие галактики.

И снова гремит голос: «Стой твёрдо!»

И в то мгновение, когда йуужань-вонги идут в атаку…

…Джейсон возвращается из прошлого в настоящее — в реальность.

После того видения он сражался с врагами на бесчисленных планетах, ранил Цавонга Ла, победил множество менее значимых противников, попал в плен к Вержер, которая отняла, а потом вернула ему Силу, и, наконец, был посвящён в рыцари-джедаи своим учителем, мастером Люком. Но, несмотря на всё это, он до сих пор чувствовал себя учеником.

Джедаи Старой Республики слишком много внимания уделяли идеологическому воспитанию, иерархии. Если ты был падаваном, то ты был чем-то меньшим, чем рыцарь; если ты был рыцарем, значит, ты был меньше, чем мастер… Но сейчас, когда нет Совета мудрых мастеров, кто может сказать, что простой падаван не может быть более могучим в Силе, чем джедаи более высокого ранга? Может, джедай должен услышать это от самой Силы?

74
{"b":"18167","o":1}