ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джедайские ранги сейчас больше напоминали воинские звания, которые присваивались прямо на поле боя — как, например, Джейне присвоили звание полковника. Да и сама церемония посвящения в рыцари… Джейсон видел в ней не больше смысла, чем сестра. Оба понимали, что нельзя мерить свой жизненный путь такими банальными вещами.

Но если двадцать лет ученичества — это его обучение, а время, которое он провёл с Вержер в недрах йуужань-вонгского корабля-сеятеля и на захваченном Корусканте — его падаванские испытания, какой ответ его ждёт?

Что, если всё это — тоже своего рода испытание?

Что Сила замыслила для йуужань-вонгов?

«Стой твёрдо», — сказал голос в видении.

Временами у Джейсона появлялось ощущение, что его обучение близко к завершению и что последний год и был его настоящим испытанием — возможно, испытанием, какого не проходил ни один рыцарь-джедай; но это ощущение никогда не длилось долго.

— Упражняешься, Джейсон? — вдруг произнёс женский голос, и тогда он понял, кто за ним наблюдал.

Из пруда появилась Вержер — воплощение Секота.

— Как всегда, — отвечал Джейсон.

— Чего же ты хочешь достичь?

— Мастерства.

Вержер кивнула:

— Джейсон, чтобы глубоко погрузиться в Единую Силу, мы должны отказаться от желания контролировать события. Мы должны избавиться от слов и мыслей, потому что мысли — это тоже порождения физического мира. Нужно не пытаться постигнуть Силу, а просто позволить Силе руководить нами. Наша связь с Силой должна быть безупречной, без потребности в словах и обоснованиях. Мы должны выполнять повеления Силы без рассуждений. И мы должны делать то, что должно быть сделано, кто бы ни стоял у нас на пути.

Глава 33

«Мы вступаем в бой», — сказал себе Ведж. Над ночной стороной Корулага расцветали взрывы, словно при замедленной съёмке.

Обзорные экраны «Мон Мотмы» заполняла поверхность планеты, исчерченная потоками света. Между планетой и переоборудованным звёздным разрушителем висели йуужань-вонгские маталоки и йорик-акаги — розовые крейсеры и жемчужно-белые сторожевики — которые прикрывали быстро движущийся носитель йаммоска. Преследуемые эскадрильями «крестокрылов» и Е-крылов с «Мон Мотмы» и «Элегоса А'Кла», вражеские корабли извергали в пространство сверкающие снаряды и сгустки сверхгорячей лавы, но они были застигнуты врасплох и уже начинали расплачиваться за это.

На мостике «Мон Мотмы» царил организованный хаос. Курьеры и офицеры вбегали и выбегали, а Ведж пытался одновременно поддерживать с полдесятка разговоров. Мигали дисплеи, компьютерные терминалы свистели, выдавая сводки сообщений из корабельных центров связи, тактического анализа и управления огнём. Хотя Ведж и привык к этому шуму, он не мог не вспоминать о причинах, побудивших его уйти в отставку — особенно сейчас, после смерти Акбара.

Ему казалось, что униформу и фуражку для него позаимствовали у кого-то, кто носил одежду на два размера меньше.

Согласно плану внезапного нападения, его боевая группа должна была совершить прыжок от Контруума прямо в сектор Бормеа, выйдя как можно ближе к Корулагу: необходимо было взять в расчёт несколько лун планеты и её грозную оборону. Самая большая луна, на которой когда-то располагалась стоянка имперского флота, превратилась в нечто вроде ремонтной базы для вражеских кораблей, патрулировавших Перлемианский торговый путь. Сейчас эту базу разносили «Сабли» на своих штурмовых бомбардировщиках, в то время как «Шоккеры» и «Чёрные луны» преследовали носитель йаммоска, словно стая голодных ревунов (это не обезьяны-ревуны, а собакоподобные хищники с планеты Камар).

— Генералы Фарлендер и Селчу взяли их в клещи, — доложил капитан «Мон Мотмы». — «Предвестник» вышел из гиперпространства и движется на боевой скорости в точку соединения с «Элегосом А'Кла», координаты: «манка-противопех-рососпинник».

Из-за огромного расстояния с «Мон Мотмы» не были видны остальные корабли. Ведж посмотрел на мозаику дисплеев на тактической консоли. Всецело сосредоточившись на защите носителя йаммоска, йуужань-вонги действительно оказались зажаты между «Мон Мотмой» и «Элегосом А'Кла», которые осыпали вражеский строй сполохами турболазерного огня, а с третьей стороны к ним спешил «Предвестник» — каламарианский крейсер под командованием Гарма Бел Иблиса. Попав под перекрёстный огонь, кораллы-прыгуны превращались в пыль практически с той же скоростью, с какой их выпускали корабли-носители. При помощи своих скорострельных орудий и гравипроекторов «Мон Мотма» расправлялась со всеми прыгунами, которым удавалось прорваться через заградительный кордон.

Самому Корулагу тоже досталось. В больших городах и вокруг них вспыхивали горячие инфракрасные точки — свидетельства орбитальной бомбардировки и наземных боёв. Согласно расшифрованным передачам, бои были ожесточёнными, число жертв — огромно.

В отличие от других миров на этом важном отрезке Перлемианского торгового пути — Чандрилы, Брентаала и Раллтиира — Корулаг добровольно сдался йуужань-вонгам, чтобы избежать опустошения. Никто не ожидал иного от правительства планеты, которая во время Гражданской войны поддерживала Императора, а впоследствии была обречена на увядание в тени Корусканта. Тем не менее, большая часть десятимиллиардного населения Корулага не поддерживала марионеточное правительство, посаженное йуужань-вонгами, и в конце концов подспудное недовольство переросло в открытое восстание. Самые богатые и влиятельные семейства сбежали на Куат и Комменор, но скрыться от йуужань-вонгов было невозможно.

Куат пал вскоре после непродолжительного визита сенатора Пвоу, а Комменор неоднократно подвергался жестоким нападениям. Воспрянув духом после спасения местного неофициального героя, Джаддера Пейджа, группы сопротивления на Корулаге и вне его обратились к правительству Альянса с просьбой помочь освободить планету, скольких бы жизней это ни стоило. Совв и Кре'фей с готовностью согласились воспользоваться предложенной поддержкой. Если бы удалось отвоевать Корулаг, Альянс обрёл бы ключевую гиперпространственную позицию в Ядре.

Всего два стандартных месяца назад нападение могло закончиться катастрофой. Силы йуужань-вонгов были размещены по всему сектору — от Корусканта и Алсакана почти до самого Корулага, от Изтлара и Вуккара вдоль четверти Кореллианской торговой дуги вокруг Ядра в направлении Куата и Комменора. Но сейчас, когда десятки боевых групп были отозваны для усиления армады, Корулаг наконец-то оказался уязвим.

Взгляд Веджа всё ещё был прикован к дисплеям, когда капитан Дивис обратил его внимание на плотную формацию истребителей, появившуюся из-за полумесяца планеты.

— ДИшки! — Ведж был искренне удивлён. — Наши или их?

— Я не знаю, сэр.

— Ну так выясните!

— Вызов из Курамеля, — сказала лейтенант Сел, когда Дивис поспешно удалился. — Губернатор Форридел, сэр.

Ведж узнал название столицы Корулага, но имя губернатора было ему незнакомо. Коротко кивнув связистке, он развернул кресло к голопроектору, где на фоне помех стояла человеческая фигура в четверть натуральной величины.

— Мы ждали этого два года, — ликующе произнёс Форридел. С повязкой на глазу и шляпой набекрень он мог сойти за героя приключенческой голодрамы. — Корулаг в вечном долгу у Альянса.

— Битва ещё не выиграна, — ответил Ведж. — И вообще, кто вы такой?

Форридел неуклюже отсалютовал:

— Сопротивление назначило меня временным губернатором.

— А где предыдущий губернатор?

Форридел улыбнулся.

— Я рад, что вы спросили, потому что мне не терпелось вам показать.

На голо-поле начали сменяться ролики, очевидно, взятые из новостных каналов. В одном из них фигурировал прежний губернатор, подвешенный на городской площади — толпа людей и гуманоидов забрасывала его камнями. В других клипах толпы восставших тащили или толкали по улицам связанных и окровавленных йуужань-вонгов и других членов оккупационного правительства.

Ведж был благодарен, что ему не пришлось командовать наземной операцией, как когда-то на Борлейас. Очень скоро подобные сцены возмездия повторятся на бесчисленных мирах. Ярость жителей была вполне объяснима и вызывала воспоминания о расплате, постигшей имперские войска после смерти Императора. К тому же, Ведж не испытывал ни малейшего сочувствия к пленным йуужань-вонгским воинам. Всю свою жизнь он сражался за то, во что верил, и ради защиты тех, кого любил — Йеллы, дочерей, сестры, друзей. Йуужань-вонгам почти удалось уничтожить его мир и семью. Можно было бы сказать, что йуужань-вонги сражаются, руководствуясь подобными побуждениями, но до сих пор захватчики не продемонстрировали даже намёка на милосердие и терпение. Поклонение богам и слепое повиновение заменяли им любовь и честь.

75
{"b":"18167","o":1}