ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ещё больше изумилась Джейна, увидав Джага Фела, с ещё несколькими товарищами по несчастью ожидавшего челнока, который должен был доставить их в Вестпорт, где имелись истребители, но не хватало пилотов. Джейна бросилась к Джагу, а Пейдж тем временем начал вводить Люка, Кента, Мару и Джейсона в курс дел.

— «Отверженные» подняли восстание, но ходят слухи, что Шимрра приказал истребить их всех. Он обвиняет их во всех бедах, которые выпали на долю йуужань-вонгов, и хочет, чтобы они умерли вместе с самим Корускантом.

— Насколько сильно защищены Священные Пределы? — спросил Люк. Ветер развевал его волосы.

— Там несколько тысяч солдат плюс рабы-рептоиды, — ответил Кракен. — Но поддержка с воздуха у них незначительная. — Он посмотрел на озарённое вспышками небо. — Большая часть прыгунов ушла на орбиту.

— Тем лучше для нас, — сказал Люк.

Лея шагнула навстречу воющему ветру, чтобы обнять брата и Мару, затем крепко прижала к себе Джейсона. То же самое она сделала с Джейной, после того как та сказала своё «привет-пока» Джагу.

— Люк… — начала Лея.

— Я присмотрю за ними, — отвечал Люк, уловив её тревогу за близнецов. — Но за всеми нами наблюдает Сила.

Хан обнял детей и Мару, затем положил руки на плечи Люка:

— Мы и не такое видали, а?

Люк улыбнулся:

— Столько раз, что и не счесть.

Хан кивнул с серьёзным видом:

— Тогда давай сделаем так, чтобы это был последний раз.

— Не возражаю.

— Просто делай, как я.

Хан обнял Лею одной рукой, и они направились обратно к «Соколу». Джедаи, десантники Пейджа и дроиды ОЙВ отошли в сторону. Поднявшись по трапу, Лея с присвистом выдохнула и посмотрела на мужа:

— И каков же наш следующий трюк?

— Мы летим к Планетному Мозгу:

— А дальше?

Хан поджал губы:

— Надеюсь, Харрар что-нибудь придумает.

* * *

Живой корабль, выращенный из семян-партнёров, которые выбрали Кипа, легко и бесшумно парил в истерзанном небе Зонамы-Секот. Кораллы-прыгуны парами и тройками проникали в атмосферу, чтобы атаковать корабли, которые выслала против них сама планета, но пока ни один не добрался до поверхности. Те, кому удалось проскользнуть мимо джедаев, были отброшены самой Зонамой при помощи мощных вихрей и невидимых гравитационных генераторов, которые вышвыривали прыгунов за пределы атмосферы; этот способ напомнил Кипу магниты, которые отталкиваются, если их сблизить одноимёнными полюсами.

Кип и пилот одного коралла-прыгуна уже довольно долго игрались друг с другом, но всякий раз, когда Кип ловил прыгуна в прицел, орудия секотского корабля не срабатывали, а может, просто отказывались стрелять. То же самое происходило с прыгуном; управлявший им йаммоск, которому казалось, что пилот стреляет в своего собрата, постоянно заставлял прыгуна отворачивать в сторону, не давая ему вести огонь. Кип, отчётливо улавливавший гравитационные рывки йаммоска, также чувствовал рывки и толчки, исходившие от Секота. Сознание Зонамы управляло кораблями джедаев, позволяя им двигаться столь же согласованно, как и звенья кораллов-прыгунов. Корабли йуужань-вонгов и джедаев были участниками стремительного воздушного танца, постановщики которого находились далеко от них.

Жалкого десятка секотских кораблей, бластбота «скипрей» и пары «крестокрылов» не хватило бы, чтобы оборонить планету от любого из врагов, которые за двадцать лет испытывали на прочность Новую Республику. Но йуужань-вонги не были обычными врагами, а Зонама-Секот не была обычной планетой.

Не отступая от поведения, которое они демонстрировали с самого начала, йуужань-вонги придерживались собственных правил ведения сражений, требовавших от них вызывать врагов на бой, соблюдать воинскую честь и сражаться до последнего. Подобно тому, как их жрецы посвящали себя службе пантеону жестоких богов, пилоты боевых кораблей отказывались от индивидуальных действий и слепо повиновались приказам существа с множеством щупалец, которое управляло ими во время сражения. Их представление о воинской чести было настолько же исковеркано рабской приверженностью к жертвоприношениям, насколько окрестное пространство было свёрнуто под действием довинов-тягунов, которые защищали и приводили в движение их оружие. Несмотря на все свершения Альянса, именно непоколебимая покорность воле богов и стремление добыть пленников стоили йуужань-вонгам сотен кораблей и жизней бесчисленных воинов, погибших при Эбак 9 и в других битвах. Да, это была раса необыкновенных воинов, однако именно их безрассудная отвага и негибкость мышления в итоге будут стоить им победы при Зонаме-Секот.

«Конечно, при условии, что джедаи в конце концов научаться управлять секотскими кораблями», — пришло на ум Кипу. Уже для того, чтобы просто усесться в пульсирующую красно-зелёную кабину, потребовалась определённая решимость. Фонарь напоминал слюдяной прозрачный колпак коралла-прыгуна, но, как и все в кабине, он был тёплым на ощупь. Главный орган управления, сочетавший в себе функции рычага, акселератора и гашетки, сам выдвинулся навстречу и обвился вокруг его правой руки, приняв её форму подобно тому, как, по слухам, приборы управления на Балансирной станции приняли форму руки Энакина Соло.

Органическая консоль представляла собой набор рычагов, похожих на сухожилия, упругих переключателей, напоминавших волдыри и мозоли, и жидких дисплеев, как на крейсере мон каламари. Кабина испускала попеременно сладкие и резкие запахи, как бы побуждая пилота использовать не только зрение и слух, но и обоняние.

Более того, корабль вступал с пилотом в нечто вроде телепатического диалога. На нём не было дроида-астромеха, который докладывал бы о состоянии систем; не было и шлема восприятия, как на захваченном у йуужань-вонгов фрегате, который Джейна переименовала в «Обманщицу». Однако секотский корабль совмещал свойства обоих интерфейсов, общаясь с пилотом телепатическим путем. Корабль не обладал собственным «голосом» — это не была телепатия того рода, которую развивали в себе джедаи — но всё же Кип улавливал ощущения и мысли корабля, так же как ранее улавливал ощущения маленьких сумасшедших семян-партнёров, которые к нему прилепились.

Всё это было стандартным, как и на кораблях, выращенных Зонамой-Секот для тех немногих счастливчиков из Старой Республики, которые могли себе позволить их купить и которые образовали требуемую связь с семенами-партнёрами. Но, как Хан Соло говаривал о «Тысячелетнем Соколе», корабли джедаев имели кое-какие полезные модификации. Подобно кораллам-прыгунам, эти корабли могли извергать плазму, однако, в отличие от прыгунов, у них не было экранов: защитой им служила их потрясающая вёрткость. Не имея ионных двигателей, теплообменников, выхлопных дюз и вообще ничего похожего на детали традиционных двигателей, корабли были быстрее А-крылов и маневреннее ДИ-истребителей.

Кип решил считать их секотским эквивалентом световых мечей. Пилот мог быть и не-джедаем — для управления кораблем не требовалась особая связь с Силой — однако, по-видимому, для того, чтобы сполна использовать возможности корабля, нужно было перестать быть самим собой, отказаться от своего "я". Саба, Лоубакка и Тэм Азур-Джеймин — позывными которых были соответственно Шипучка, Полосатый и Тихоня — демонстрировали это на своём примере. Кип так засмотрелся на их воздушную акробатику, что почти забыл о битве. Несмотря на все свои таланты, на своё мастерство владения Силой, ему ещё предстояло научиться выполнять такие фигуры.

А может, это у корабля не получалось провести его через все фигуры пилотажа?

Запищал комлинк. За последние несколько лет — вернее, со времени после Миркра — джедаи научились общаться друг с другом через боевое слияние, но это слияние было трудно поддерживать, летая в атмосфере живой планеты и одновременно разбираясь с конструкцией незнакомого корабля.

— Кип, ты как, освоился уже? — спросил Корран Хорн.

Связь по комлинкам шла через «Тень Джейд», которая болталась на стационарной орбите у края зоны боевых действий — в беспилотном режиме, но на дистанционном управлении и с включёнными средствами противодействия.

87
{"b":"18167","o":1}