ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очарованная луной
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Как приручить герцогиню
Отбор с сюрпризом
Девушка из тихого омута
Когда Ницше плакал
Если с ребенком трудно
Древний. Час воздаяния
Путь домой
A
A

— Я уже думаю — может, это кораблю трудно освоиться со мной?

— Да я тоже. Мне было куда легче разобраться с тем секотским кораблем, на котором мы с Тахири улетели с Корусканта. То есть я знаю, что я целюсь как надо и куда надо, но мои выстрелы проходят мимо, даже когда на пути нет никаких воронок.

— Что-то связанное с нежеланием Секота делать из нас убийц?

— У меня есть одна теория на этот счёт, — сказал Корран, — но я приберегу её для другого раза.

— Тогда зачем мы здесь? Для показухи?

— Возможно, дело как между нами и Секотом, так и между кораблями и нами. Секот всё ещё пытается составить о нас мнение. Когда это произойдет, мы сможем стрелять более точно.

— То есть я должен считать это психованным учебным боем, — произнёс Кип.

— С одной разницей. Учишься не ты, а твой корабль.

Корран отключился, но Кип продолжал размышлять над его словами. Возможно, всё-таки обучались не только корабли. Почему семена-партнёры прилепились к одним джедаям, а к другим — нет? Почему он, а не Джейна? Связано ли это с тем обстоятельством, что Кип уничтожил обитаемый мир, Саба видела уничтожение планеты, а Алима и Корран несли ответственность за уничтожение ещё двух? Выбрали бы семена-партнёры Гэннера Райсода? Вурта Скиддера? Ученика Кипа, Мико Реглиа?

Выбрали бы они Энакина?

Что такого узнал о них Секот, чего они сами о себе не знали?

Глава 37

Внезапная тьма накрыла преображённый йуужань-вонгами город.

Держа наготове световые мечи — синий, фиолетовый, зелёный — и помогая себе Силой, джедаи прыгали по растрескавшимся и скользким после дождя крышам и балконам, окружавшим место, когда-то именовавшееся Эспланадой Глитаннаи. Груды обломков, отвесные стены и зияющие провалы не являлись препятствием для шестерых бойцов, которые перепрыгивали их на бегу, спеша добраться до Цитадели и йуужань-вонгов, превративших Корускант в этот кошмар. Десантники капитана Пейджа не отставали от них только благодаря реактивным ранцам.

Дождь лил как из ведра, но его струи уносило порывами ветра. В небе уже никто не мог отличить природные молнии от сверкания выстрелов. Было невозможно отличить вой ветра от рёва пикирующих истребителей; клубы дыма от грозовых облаков; шипение огня под ливневыми потоками от свиста лазерных разрядов, рассекающих наэлектризованный воздух. Далёкий грохот канонады мог сойти за раскаты грома, оранжево-красные столбы на горизонте — за вулканические извержения или раскалённые снаряды плазменных орудий.

Люку казалось, что двойственная природа всего окружающего отражает его внутреннее состояние. Тьма смешивала две разные реальности. Корускант быстро превращался в воронку, в сингулярность, затягивавшую в себя саму ткань реальности. Да и был ли это по-прежнему Корускант? Или планета действительно превратилась в Йуужань'тар — исконный мир, каким он был перед своей гибелью, перед тем как боги, разозлённые приверженностью йуужань-вонгов к насилию, лишили своих детей Силы и изгнали их в межгалактическую бездну?

— Быстрее всего через северную площадку, — сказала Мара Джаддеру Пейджу, когда все остановились на мокром парапете.

Вода капала с визиров шлемов и стекала по биокостюмам. Мара вела отряд по памяти, пользуясь помощью Джейсона и Тахири, чьё «вонг-восприятие» позволяло избежать встреч с йуужань-вонгскими патрулями.

Пейдж изучал забрызганный дождем дисплей системы позиционирования, встроенный в рукав его биокостюма.

— Судя по карте, здесь должен быть мост, по которому можно выйти на площадку.

Мара кивнула:

— Мост Единства. Там на нижнем уровне был ресторан, в котором я часто обедала.

Несмотря на кошмар, в который превратился Корускант, в её голосе слышались ностальгические нотки. Люк представил картину тридцатилетней давности — как она ходит по дорогим магазинам и ресторанам эспланады, блуждает среди толпы на Имперской Ярмарке, иногда наведывается в Императорский дворец в качестве Руки Императора. Это был Корускант, который Люк знал только по передачам ГолоСети, а также по голо-драмам и документальным фильмам, случайно доходившим до станции Тош на Татуине. Когда он, наконец, сам побывал на столичной планете, большая часть правительственного квартала лежала в руинах после освобождения Корусканта силами Новой Республики.

Но за десятки лет Корускант стал для Люка домом, так же как и Явин; и его ждала такая же судьба. Люк не ожидал от себя такой эмоциональной реакции; но, с другой стороны, он не ожидал, что за два года Корускант так преобразится — будет превращён во что-то иное.

Мара махнула рукой, призывая всех продолжать путь.

После пятнадцатиминутной пробежки они оказались на мосту Единства, который лишился своего плетеного орнамента, делавшего его местной достопримечательностью. Теперь мост представлял собой феррокритовую балку, соединявшую края каньона-эспланады; мост раскачивался под порывами ветра, с него свисали склизкие лианы, и небольшой, но быстрый водопад обрушивался с него вниз, вливаясь в замерзающую реку.

С южной опоры моста джедаи впервые увидели конечную цель своего похода. В нескольких километрах к востоку, озаряемая ветвистыми разрядами молний и лазерными лучами с круживших в небе истребителей, над инфернальным пейзажем возвышалась Цитадель Шимрры. Похожая на настоящую гору, она стояла на том месте, где когда-то располагался Императорский дворец, и занимала всё пространство от Каламарианского Камина до Плиада ди ам Империам, как называли восточный край Эспланады Глиттанаи. Основание Цитадели терялось в клубах чёрного дыма, но к круглой вершине с разных сторон сходились четыре моста, соединявших Цитадель с окрестными зданиями.

Вблизи «гора» оказалась такой же неровной и изъеденной, как и все йуужань-вонгские корабли. Однако дворец Шимрры украшала пара изящных крыльев, делавших его несколько насекомоподобным. Казалось, дворец восседал на дне кратера, словно на гнезде. Над его верхушкой носились звенья «крестокрылов» и Е-крылов, но воронки — чернее штормового неба — поглощали всё, что истребители выпускали в Цитадель. Когда две машины подлетели ближе, жерла над её крыльями выплюнули гейзеры плазмы.

«Крестокрылы» могли и вовсе не включать щиты. Они свалились в штопор, поражённые раскалёнными снарядами, которые сожгли им плоскости и ионные двигатели. На глазах у Люка истребители врезались в неровную стену Цитадели и разлетелись на куски. Подножье горы заволокло густым дымом, и спустя несколько секунд в небо взметнулись огненные грибы.

Люк молчал, но его взгляд был красноречивее любых слов. В тот момент, когда он запрыгнул на мост, с противоположной стороны донёсся громоподобный рев, и из темноты на незваных гостей уставились два огромных глаза. Словно в сиянии фотовспышек, из-за угла разрушенного здания вразвалочку вышло огромное существо. Это было не первое йуужань-вонгское животное, которое встретилось им после высадки — Священные Пределы буквально кишели сбежавшим зверьём — но данный экземпляр был, без сомнения, самым крупным.

— Мон дуул! — пояснил Джейсон, перекрикивая шум. — Если в него имплантировать виллип, его брюхо может служить усилителем. В любом случае он безвреден.

Но Пейдж держал бластерный карабин наизготовку:

— Как скажешь, малыш. — Он показал дулом вперёд. — Только ты первый.

Но не успели Джейсон и Люк пройти несколько шагов, как мон дуул уселся на задние лапы, наставив свой живот-барабан в сторону каньона. Раздался низкий угрожающий голос, говоривший на языке йуужань-вонгов.

— Умрите, — начала переводить Тахири. — Умрите все те, кто стоит на пути моего торжества, все те, кто хочет осквернить мой прекраснейший миг.

— Шимрра? — спросил Люк.

Джейсон неуверенно покачал головой:

— Возможно.

— Я веду за вас битву с богами, — продолжала Тахири, — а вы отплатили мне мятежом. Так умрите же. Сгиньте, отправляйтесь к своим богам, в то время как я буду строить новый мир.

— Жаль, что мы не можем ему ответить, — сказала Мара.

88
{"b":"18167","o":1}