ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далеко внизу, у самого основания Цитадели виднелось тёмное чрево, сквозь которое можно было попасть в глубь горы. Но этот проход усиленно охранялся солдатами-рептоидами. Срываясь с террасированной стены городского каньона, бойцы спецподразделения Пейджа и ОЙВ-дроиды занимали огневые позиции над чазраками, но враг был хорошо укреплён и отвечал на бластерный огонь потоками огненного желе и легковоспламенимого мёда искропчелы.

Чтобы проникнуть в Цитадель, Джейсон должен был убедить Сгауру и Ту-Скарта остановить разрушение западной площадки, пока ещё узкая полоска её оставалась цела. Он сделал несколько осторожных шагов в направлении чудищ, но вдруг остановился, почувствовав, как хрупкую кромку дорожки через регулярные промежутки начинают сотрясать мощные толчки.

— А это что? — прокричала Люку Джейна. — Зонама пошла на новый заход?

Толчки усилились и зазвучали громче. Джейсон с трудом удерживал равновесие на раскачивающейся площадке, но регулярные удары продолжались: покрывшись трещинами, йорик-коралл вздулся и рассыпался на осколки, которые тут же унёс водяной поток. В это мгновение у изогнутого основания Цитадели возникли два бронированных четвероногих зверя: прогромыхав в унисон, они заняли оборонительную позицию позади солдат-рабов. Погрузив кривые когти в ревущую воду, они пригнули треугольные головы: потоки плазмы вырвались из массивных рогов, ветвившихся на их костяных лбах, и брызнули на стены каньона, вынуждая коммандос и ОЙВ-дроидов отступать за край.

Гротообразный вход у основания Цитадели был надёжно перекрыт, и Джейсон видел в Сгауру и Ту-Скарте последнюю надежду Альянса. Монстров нужно было заставить проломить стену Цитадели. Джейсон чувствовал, что наилучший способ достигнуть этого — полностью отказаться от Силы и отдаться на откуп «вонг-восприятию» — то, что ему ещё ни разу не удалось сделать со времени прибытия на Корускант. Он ощущал себя рубильником, который дёргают из одного положения в другое: Сила на одном полюсе, «вонг-восприятие» на другом. Более того, он понимал, что единственный способ убедить Сгауру и Ту-Скарта действовать — призвать на помощь Планетный Мозг.

Впервые они достигли взаимопонимания с Планетным Мозгом — тогда ещё простым дуриамом — на борту корабля-сеятеля, который доставил их на Корускант. Уничтожив всех вероятных конкурентов Мозга, Джейсон, по сути, в одиночку определил, которому из множества дуриамов выпадет честь трансформировать Корускант в Йуужань'тар. Что более важно, даже само местоположение Планетного Мозга определялось их ментальной связью с Джейсоном. Тем, какой планета в итоге стала — живописной и безобразной, утончённой и грубой, симбиозной и паразитической — она была в определённой степени обязана Джейсону. И, тем не менее, пытаясь дотянуться до дуриама с помощью «вонг-восприятия», он вновь наталкивался на конкуренцию за его внимание. Частично это было связано с занятостью Мозга проблемами Корусканта. Но, прежде всего, Джейсон ощущал энергию, которую Мозг направлял на исполнение приказов Шимрры.

На борту корабля-сеятеля и в дальнейшем Джейсон расценивал дуриама как существо разумное, но очень прямое — вероятно, согласно изначальной задумке. Сейчас же дуриама разрывали противоречия и гнев. Шимрра преуспел в том, чтобы ввести его в заблуждение, заставив поверить, что пожары и проливные дожди, уничтожение и разорение — всё это необходимо для исправления ущерба, причинённого Йуужань'тару близким пролётом Зонамы-Секот. Но, выполняя приказания, Мозг понимал, что он разрушает всё, что до этого создал, к тому же не выполняя своё обещание привести Шимрру и йуужань-вонгов на путь компромисса. Не привыкший к непослушанию и не намеренный терпеть беспорядок, Мозг, по сути, находился в состоянии войны с самим собой — существом, которое причинило вред вверенной ему планете. Как и на корабле-сеятеле, он понимал, что подотчётные ему владения внезапно повергаются в руины, становясь пустошью. Мозг сражался с мыслью о том, что было бы проще игнорировать приказания Шимрры.

Призвав на помощь «вонг-восприятие», Джейсон пообещал дуриаму положить конец этим внутренним противоречиям. Он пообещал освободить его от власти Шимрры. Джейсон чувствовал, как Планетный Мозг тянется к нему, словно друг, попавший в беду. Его захлестнула волна признательности и одновременно мольбы об избавлении…

И тут к нему повернулись Сгауру и Ту-Скарт, находящиеся в явном подчинении у Планетного Мозга.

Джейсон осознал, что именно сейчас пришло время проявить веру в то соглашение, которое они заключили с дуриамом.

Не обращая внимания на отчаянные призывы Люка и Джейны остановиться, он приблизился к симбиотической паре.

Его талию обвили два искривлённых отростка. Сгауру сдёрнула его с разрушенной площадки и подвесила над каньоном. Но понесла не к Цитадели, а развернула, приготовившись уронить юного джедая прямо в гущу рептоидных солдат-рабов и их артиллерийских чудовищ.

* * *

Из комлинка в рубке «Сокола» донёсся шум бластерной стрельбы и крики о помощи. Ц-3ПО узнал голос капитана Соло.

— Трипио, опусти трап! Трипио! Трипио!

Прекратив обеспокоено вышагивать по палубе, протокольный дроид горестно воздел руки к Р2-Д2, чей выдвижной интерфейсный манипулятор уже был вставлен в порт доступа, расположенный в кольцевом коридоре неподалёку от трапа.

— Арту, сделай что-нибудь, пока не поздно!

На негнущихся ногах Ц-3ПО поспешил в кабину пилота. Единственным, что он мог разглядеть в лобовых иллюминаторах, было непроглядное переплетение ветвей, обильно усеянных шипами. Неуклюже развернувшись, он засеменил обратно в кольцевой коридор и там принялся барабанить рукой по рубильнику, приводящему в движение трап.

— О, это бесполезно! «Тысячелетний Сокол» завяз в колючей изгороди! Капитан Соло и принцесса погибнут, а нас превратят в музейные экспонаты!

Р2-Д2 просвистел что-то ободряющее, и Ц-3ПО, прекратив колотить по панели, уставился на него:

— Что ты можешь сделать? Перенаправить энергию с дефлекторного щита и вывести заряд на корпус? — Руки Ц-3ПО вновь взметнулись над головой. — Почему же ты раньше не сказал?

Маленький бело-голубой астромеханик протестующе засвиристел.

— Чушь, — парировал Ц-3ПО. — Тебе просто нравится, когда я дрожу от страха. Ты никогда не успокоишься, пока не доведёшь меня до безумия.

Р2-Д2 издал череду мрачных гудков. Ц-3ПО подбоченился:

— Не вздумай начинать это снова: «все идут на слом, встреть свою судьбу достойно…» Знай, что с самого начала войны я уже не раз был готов достойно встретить свою судьбу. Вернее, даже раньше — до того, как мне не посчастливилось повстречать тебя. А теперь делай, как ты сказал, и выведи заряд на корпус!

Дошаркав до пересечения кольцевого коридора и выносной рубки, Ц-3ПО остановился, заняв позицию, с которой он мог одновременно наблюдать за тем, что происходит за лобовым иллюминатором, и одним фоторецептором приглядывать за коллегой. Интерфейсный манипулятор Р2-Д2 начал вращаться сначала в одном, затем в другом направлении; снаружи донёсся треск резвящихся на обшивке электрических разрядов. Обонятельный сенсор в верхней части груди Ц-3ПО зарегистрировал запах озона и опалённой древесины.

— Работает, Арту! — прокричал дроид. — Колючая изгородь отступает! Хвала создателю, мы свободны!

Р2-Д2 проскрипел вопрос.

— Ну разумеется, ты должен опустить трап! — Ц-3ПО поспешил к выходу. — Чем скорее мы покинем корабль, тем лучше!

Пробуксовав на повороте, дроид взбежал на опускающийся трап как раз в тот момент, когда тот коснулся мощёной дорожки.

— Свобода, Арту… а-а-а!

Сам не понимая почему, Р2-Д2 встревожено взвизгнул. Он бы, вероятно, завопил ещё громче, если бы увидал татуированного и усеянного шрамами воина, несущегося в направлении трапа.

Ц-3ПО, слишком испуганный, чтобы двигаться, без раздумий выпалил:

— Вход воспрещён!

Презрительно рыкнув, воин продолжил наступать — однако не успел пройти и половины пути, когда позади него раздался выстрел и алый луч прошил шею воина насквозь. Мгновением позже йуужань-вонг рухнул на трап лицом вниз буквально в метре от того места, где стоял Ц-3ПО.

93
{"b":"18167","o":1}