ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У основания трапа стоял капитан Соло, сжимавший в руке старенький бластер. Вдруг он широко распахнул глаза и уставился в какую-то точку за пределами видимости Ц-3ПО; в следующее мгновение Соло вновь открыл огонь, в то время как к трапу подскочили Харрар, принцесса Лея, Кахмаим и Миуолх и чуть ли не ползком стали взбираться на борт корабля.

— Трипио, приготовься поднять трап! — прокричал Соло.

Он выстрелил ещё несколько раз, увернулся от брошенного амфижезла и запрыгнул на трап:

— Поднимай!

— Но, сэр…

— Лея, бегом в кабину! Поднимай корабль!

Соло всё ещё пытался вползти на борт, когда колючая масса вновь стала наседать, а отдельные ростки даже просочились в пространство между стыковочным рукавом и трапом, не давая последнему подняться. Внутрь полезли длинные толстые колючки.

— Они ядовиты! — прокричал Харрар.

Жрец, двое людей и двое ногри принялись извиваться на месте, уворачиваясь от стремительно удлиняющихся колючек; в это же мгновение в брюхо «Сокола» ударил град жуков. В узком пространстве отсека принцесса Лея зажгла световой меч и принялась кромсать расползающиеся отростки.

— Без толку! Они растут быстрее, чем я успеваю замахиваться!

Деактивировав меч, она бросилась мимо Ц-3ПО в рубку.

— Арту! — вскричал Ц-3ПО. — Выведи на корпус ещё заряд!

Корабль крепко встряхнуло ещё раз. Колючие отростки отступили, но трап, вместо того чтобы закрыться, вновь съехал вниз. На него вскочили ещё двое воинов, которых тут же сразил меткими выстрелами Кахмаим; он еле успел отдернуть правую руку, когда в неё попыталась впиться полуметровая колючка. К тому времени, как трап снова начал закрываться, отростки вернулись и в который раз заблокировали механизм.

Ц-3ПО услышал, как оживают репульсоры «Сокола»; но фрахтовщик не успел пролететь и нескольких метров, когда двигатели протестующе завизжали.

— Хан, я не могу поднять его! — прокричала Лея.

В корпус ударил новый электрический разряд. Лозы отпрянули, и трап в очередной раз опустился на мощёную дорожку.

— Арту, нет! — взвизгнул Ц-3ПО.

В этот раз помешать воинам не мог уже никто — как и колючим отросткам, которые настолько заполонили собой проём, что трап вообще отказывался двигаться с места. Кахмаим и Миуолх из кожи вон лезли, чтобы не пустить захватчиков на корабль, однако после того, как они подстрелили первых шестерых, их подавили числом, разоружили и прижали лицом к палубе. Хан подстрелил на бегу ещё нескольких, но явилось ещё подкрепление, оттеснив его и Лею к носовому отсеку.

Прижатый спиной к столу для дежарика, одной рукой сжимая бластер, а другой — плечо Леи, Хан, насколько мог, уворачивался от ударов амфижезлов и ножей-куфи, однако отказывался сдаваться до тех пор, пока один из воинов, наконец, не исхитрился приставить кончик змееобразного оружия к горлу Леи. Тогда кореллианин, поморщившись, прижал руку с бластером к бедру, показывая, что сдаётся.

— Ладно, уделали вы нас, — обратился он к наступающим воинам. — Уверен, мы сможем договориться…

Маловероятно, что кто-то из йуужань-вонгов понимал общегалактический, однако они быстро уловили смысл его слов, стоило ему опустить бластер на пол, а Лее — деактивированный световой меч.

Мгновением позже через толчею воинов в носовой отсек корабля протиснулась женщина-йуужань-вонг, на голове который красовался хохолок из извивающихся щупальцев, а на одной из рук имелось восемь пальцев. Завидев её, Р2-Д2 испустил длинную и весьма невесёлую трель. Ц-3ПО кивнул:

— Ты прав, Арту, это формовщица!

Формовщица обвела взглядом пленников, после чего повернулась к одному из воинов. Ц-3ПО понял смысл её слов: «Соберите их оружие и выведите всех наружу.»

Кахмаим, Миуолх, Р2-Д2, Ц-3ПО, Лея и Хан единой колонной были выпровожены из корабля. Снаружи их уже ждал Харрар. После того как их чередой тычков подтолкнули ко входу в йорик-коралловый купол, оттуда появились два йуужань-вонга мужского пола в пышных одеяниях; более низкий из них носил на голове высокий тюрбан.

— Верховный префект Дратул и верховный жрец Джакан, — шёпотом пояснил Хану и Лее Харрар.

Махнув рукой, формовщица брызнула несколькими каплями пота — или какой-то ещё телесной секреции — на колючую изгородь, которая тут же пустила новые ростки. «Сокол» был моментально окутан ветвистой оболочкой.

— Мне сообщили, что данный корабль стал причиной множества бед, — обратилась формовщица к Дратулу и Джакану. Затем она указала на семерых узников. — Достойные пленники. И среди них даже есть джиидай!

Глаза Джакана от радости широко распахнулись, едва он завидел Харрара.

— А мы-то все думали, что ты во Внешнем кольце! — Он опустил тонкие руки на плечи жреца. — Мой друг, ты снова дома. Более того, тебе доверена честь руководить церемонией жертвоприношения, которую мы собираемся осуществить в Колодце Планетного Мозга!

Харрар не мигая встретил взгляд верховного жреца, однако ответной улыбки не последовало.

— Ты не уловил сути, верховный жрец, — произнёс он по-йуужань-вонгски. — Я явился сюда для того, чтобы нейтрализовать Мозг.

* * *

Битва у Маскейва, окраинной планеты системы Корускант, кипела вовсю. Сотни кораллов-прыгунов и истребителей, десятки боевых кораблей были принесены в жертву конфликту, который быстро перерастал в беспорядочную свалку. Космос превратился в искрящую сеть огня и света, гибельную для любого, кто в неё попадал.

Мастер войны Нас Чока был более чем доволен.

Он стоял перед носовым иллюминатором командной рубки, словно резная фигура над бушпритом морского корабля: руки покоятся на слегка выступающем животе, верхняя челюсть с аккуратными усиками вызывающе приподнята.

— Вражеские командующие не прекращают обмен ударами — но не от природной отваги, а потому, что верят, будто их притворная доблесть удержит нас от возвращения на Йуужань'тар. Они уверены, что в сражении подобного масштаба мы никогда не отступим первыми. — Он слегка повернулся, чтобы встретиться взглядом с тактиком. — Будем поддерживать эту иллюзию. Прикажи командующим начать манёвр отступления и рассредоточить корабли. Пусть адмиралы Альянса думают, что обратили нас в бегство.

Командная рубка содрогнулась, когда луч турболазера, разминувшись с защитными сингулярностями корабля, пробил брешь в йорик-коралловой обшивке правого борта. Из переборки, и без того уже повреждённой, брызнула струя густой жидкости, а отдельные участки люминесцентного лишайника испарились, сделав внутренние помещения ещё более мрачными.

— Как долго продержится «Йаммка»? — спросил Нас Чока корабельного формовщика.

— Шесть главных довинов-тягунов мертвы, — поспешно отозвался формовщик. — Большая часть плазмомётов уничтожена. Быть может, мастер войны, если бы вы обдумали возможность вывести «Йаммку» из передового отряда…

— Нет. Я не хочу, чтобы враг фокусировал на нас внимание. Мы должны остаться в авангарде.

— Нас могут уничтожить, мастер войны, — осторожно произнёс тактик.

Нас Чока кивнул:

— Приемлемый риск. Сегодня мы послужим своему народу, как никогда раньше. Мы докажем свою пользу богам, создавшим нас. И если нам суждено погибнуть, мы погибнем, выполнив свой долг до конца.

Входной люк командной рубки растянулся, и внутрь вошёл йуужань-вонг — наместный командующий. Он отдал честь, прижав кулаки к противоположным плечам:

— Мастер войны, донесение разведки: из тёмного пространства вышел «Ралруст» и ещё сорок военных кораблей.

Нас Чока посмотрел в иллюминатор, пытаясь отыскать невидимый вражеский флот.

— Так, вот и Траэст Кре'фей. — Он едва заметно ухмыльнулся. — Всё, как и должно быть. Боги испытывают нас.

Командующий преклонил колено:

— Мастер войны, любой командующий с радостью готов обменяться с вами кораблём и погибнуть за вас.

Лицо Нас Чоки не выдавало ни малейшей эмоции.

— Возвращайся к своим обязанностям, наместный командующий.

94
{"b":"18167","o":1}