ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если Валорум не враг нам, тогда почему нас не пригласили на Эриаду?

— Если вы согласитесь встретиться с верховным канцлером, он объяснит вам, что им двигало.

Террорист покачал головой.

— Этого недостаточно. На Эриаду Торговая Федерация и Гильдия купцов сговорятся против нас. Мы требуем, чтобы Валорум отменил встречу.

— И все ради этого? — спросил Куай-Гон. — Вы собираетесь держать нас в заложниках, пока ваши требования не будут выполнены?

Тот только развел руками в перчатках.

— А разве иначе Валорум нас послушает?

— А если верховный канцлер откажется вас слушать? — спросил Тийн.

— Тогда ваша кровь останется на руках Валорума, — после паузы ответил террорист и продолжил, прежде чем кто-либо успел ему ответить: — Нам известно о ваших возможностях. Мы еще не сошли с ума, чтобы попытаться захватить вас силой. Мы знаем, что вы наверняка сможете выжить сколь угодно долго на груде камней даже без нормальной пиши и воды. Но это нас вполне устраивает. На данный момент с нас хватит того, что вы будете сидеть тут на мели. Правда, мы надеемся, что вы все же одумаетесь и позволите нам взять вас под стражу в более традиционном стиле.

***

Ночь тянулась медленно.

На вершине острова оказался полуразрушенный храм. Там и заночевали. Джедаи сбились в кучу на каменном полу, чтобы согреться. Приставов затолкали в середину. Из снаряжения всего и было-то: световые мечи, факелы из неприкосновенного запаса да пищевые таблетки оттуда же. Но не было воды — озерная оказалась слишком соленой.

Вержер поджала под себя ноги и нахохлилась, словно птица на насесте. Йадль закуталась поплотнее в тонкую мантию и соскользнула в транс. Куай-Гон, Оби-Ван, Депа Биллаба, Ки-Ади-Мунди и Саэссие Тийн сменяли друг друга на часах.

Наконец через трапециевидные окна в храм просочились первые лучи рассвета. Когда все проснулись, Йадль и Биллаба сразу перешли к делу.

— К настоящему моменту на Корусканте уже знают о наших проблемах, — открыла совещание Биллаба. — Лично я уверена, что верховный канцлер не пойдет на то, чтобы отменить или перенести конференцию. Но, возможно, он отправит на Асмеру подкрепление из департамента юстиции.

— Столкновение это будет означать непременно, — сказала Йадль. — Потеряли мы уже «Эклиптику» и всех, кто был на ней, видимо, тоже. Теперь еще смерти грядут. Лучший путь в том, чтобы здесь все разрешить, состоит.

На своем веку — как-никак целых четыреста семьдесят шесть стандартных лет — миниатюрная женщина-джедай уже не раз бывала под стражей. Легенды утверждали, что в ранг магистра ее возвели после того, как она более ста лет провела в подземной тюрьме на планете Коба.

— "Невидимый фронт" ничего не добьется, если будет держать нас здесь. Да они и не надеются, — поделился подозрениями Куай-Гон. — Они не могут не знать, что перед катастрофой у нас была возможность связаться с Корускантом.

— Возможно, они об этом не задумываются, — предположил Ки-Ади-Мунди. — Возможно, они еще не доросли до такого рода стратегических соображений.

Куай-Гон поднял на него взгляд.

— Доросли. Я видел их в действии.

— Объяснит это капитан Коул тебе, когда встретишься ты лицом к лицу с ним, — сказала Йадль. — А пока решить, бороться или сдаваться, нам следует, должны мы.

Вержер навострила гибкие ушки. Она выразительно посмотрела на Куай-Гона и показала взглядом на лишенный дверей проход в смежное помещение храма. Куай-Гон секунду-другую напряженно прислушивался, потом они с Ки-Ади-Мунди бесшумно встали и столь же бесшумно двинулись с разных сторон к зияющему проходу.

Йадль, Депа и Вержер как ни в чем небывало продолжали беседу. Куай-Гон и Ки-Ади-Мунди подкрались поближе и резко рванулись в проход. Последовала недолгая возня, и они вернулись, вытащив за собой на скудный свет гуманоида, который выглядел так, словно он — или она? или даже оно? — восстал прямо из земли. Кожа этого существа, без сомнения, была абсолютно безразлична к ветру, снегу и солнечному излучению. Четыре руки и две босые ступни были созданы для того, чтобы копать, рыть и окучивать, а спина явно проектировалась с расчетом на переноску тяжестей. Лицо было не лицо, а не более чем намек на физиономию — уши и нос отсутствовали как вид, а рот был просто деталью речевого аппарата. На лице выделялись глаза — огромные, выпуклые, очевидно, способные видеть в темноте.

Оказавшись в надежных руках двух джедаев, существо сразу принялось возбужденно лепетать что-то на непонятном языке.

Депа поднялась на ноги и подошла ближе.

— Он говорит на торговом наречии династий сектора Сенекс, — объяснила она.

Йадль кивнула.

— Один из бракованных рабов, о которых упоминали они, это.

Раб снова заговорил, не отрывая взгляда от Депы.

Она выслушала, мягко улыбнулась и погладила его по плечу.

— Похоже, у нас есть еще один выход из положения, о котором мы не подумали, — сказала она, обращаясь ко всем. — Этот субъект предлагает нам бежать.

— Каким образом? — внятно спросил Куай-Гон раба.

Депа перевела ответ.

— Тем же путем, каким он добрался до нас.

Раб двинулся в смежное помещение. Куай-Гон и Оби-Ван зажгли два факела и нырнули в проем. В дальней стене комнаты обнаружилась приоткрытая дверь в метр толщиной.

За спиной у них бесшумно возникла Йадль и с интересом спросила:

— Исследовал это место ты в течение ночи, разве нет?

— Да, мастер, — вздрогнув, ответил Оби-Ван.

Она с упреком покачала головой.

— Небрежен ты.

Раб что-то сказал Депе.

— Он говорит, что этот храм с городом соединяют подземные тоннели. Некоторые из них ведут к строениям вокруг главной площади — посадочного поля. По-видимому, площадь охраняется небрежно, и он надеется, что мы легко сможем захватить один из истребителей.

Йадль задумчиво прикрыла глаза.

— Ясно, хочет он что, — сказала она. — Меньше уверена я, что сможем мы покинуть Асмеру.

Тийн решительно кивнул.

— Давайте решать проблемы по мере их возникновения, — предложил он.

***

Потайная дверь открывалась в темный и сырой проход. Вниз вели крутые ступеньки. В конце пролета ждали еще двое рабов, ничем не отличающихся от первого. Едко чадили факелы.

Лестница привела их компанию в широкий коридор. Стены и сводчатый потолок были сложены из плотно пригнанных камней без использования строительного раствора. Кое-где подвижки грунта нарушили древнюю кладку. Сквозь некогда надежные стыки камней просачивалась озерная вода, капала и собиралась в лужи на каменном полу. Кое-где стены полностью покрылись солью.

Пока они спускались, Депа продолжала расспрашивать раба.

— Когда «Невидимый фронт» впервые объявился на Асмеру, они просили убежища и ничего не требовали от рабов, — объясняла она. — Но те, кто пришли позже (они зовут их «солдаты»), выгнали рабов из жилищ и заставили поставлять продовольствие. Солдаты столь же жестоки, как владыки Сенекса. И у них часто бывают стычки с менее воинственными основателями «Фронта» о том, как и что следует делать. К счастью, сейчас на планете не так много командиров этих солдат.

— Мало солдат, — заметил Куай-Гон себе под нос. — Это странно.

— Почему, учитель? — немедленно встревожился Оби-Ван.

— Тогда где же они? И чем занимаются, пока мы застряли здесь?

Тоннель пошел в гору, навязчивая капель прекратилась — теперь над ними был материк. От него во все стороны отходили коридоры поменьше. Было заметно, что проходы активно и регулярно использовались для перемещения вокруг древнего города. На стенах были закреплены грубые светильники, а сами камни стен были отполированы до блеска прикосновениями бесчисленных рук.

— Мы уже близко к посадочному полю, — тихо сказала Депа.

Центральный тоннель, по которому они шли, заканчивался большой прямоугольной пещерой. В каждой стене начинались лестницы, ведущие наверх. Депа указала на ближайшую.

35
{"b":"18168","o":1}