ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Острые предметы
Приманка для моего убийцы
Источник
Три принца и дочь олигарха
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Двойник
Лошадь, которая потеряла очки
Поединок за ее сердце
Ведьма по наследству

— Мы можем предложить им сделку, — сказал Пиелль. — Они давно уже хотят торговать с Республикой, но лишены такой возможности из-за продолжающихся нарушений Прав Личности. Если мы предложим им нашу помощь в достижении соглашения с Республикой, я уверен, они посмотрят сквозь пальцы на вторжение на их территорию.

Йода долго разглядывал пол у себя под ногами, потом задумчиво покивал сам себе.

— Все глубже, и мрачнее, и печальнее становится это, — он поднял взгляд на Винду. — Сколько джедаев на Эриаду?

— Двадцать.

— Пошлите на Асмеру десять из них вместе с приставами, чтобы мастеру Тийну и остальным помочь, — удрученно проговорил Йода. — Оплатим долги тогда, когда придет время.

Винду мрачно кивнул.

— Да пребудет с ними Великая сила, — подвела черту Ади Галлия.

Глава 21

Четверть пути от портика пирамиды через открытое пространство площади они прошли, построившись клином. На острие атаки был Куай-Гон, а Оби-Ван, Тийн и Ки-Ади-Мунди прикрывали его с флангов. На долю женщин и двоих уцелевших приставов осталось держать тылы.

Рыцарь чувствовал, что начинает уставать. Зеленый клинок не останавливался ни на миг, звучно возвращая противникам их же выстрелы. Боевики падали с наружных лестниц, уступов пирамид и балконов дворцов, но никто из них и не думал отступать.

«Вам придется перебить всех нас», — сказал тогда тот высокий террорист.

Не успел он об этом подумать, как заметил, что град выстрелов несколько поредел. Воспользовавшись нежданным подарком судьбы, Куай-Гон огляделся и обнаружил, что террористы перевели огонь на укрепленный периметр площади.

Потрясая каменными топорами, ножами, самодельными копьями, примитивными сельскохозяйственными орудиями и вообще всем, что можно было заточить и использовать для нанесения увечий, с диким боевым кличем на площадь ворвались рабы.

Их были сотни. Они сметали все на своем пути. Выстрелы бластеров косили их без счета, но на место убитых становились новые и новые бывшие рабы, полные решимости во что бы то ни стало покончить с теми, кто покусился на жалкие крохи их свободы.

Что ж, теперь некоторое время все будут заняты. Но одной решимости, чтобы выстоять против бластеров, недостаточно.

Оби-Ван по примеру учителя удвоил старания, они вдвоем перешли в наступление. Рядом Вержер занималась тем, что, высоко подпрыгивая, раздавала противникам удары с воздуха. Боевикам пришлось обороняться на два фронта.

Но тут террористов поджидал еще один сюрприз. Вообще-то, Куай-Гон и сам несколько опешил, когда несколько боевиков упали, сраженные выстрелами. Казалось совершенно невероятным, чтобы рабы умудрились приспособить бластеры для своих лишенных пальцев конечностей.

Потом он увидел, кто стрелял.

К ним короткими перебежками приближался отряд террористов. А вел их тот самый битх, который и был информатором Куай-Гона.

Оставалось только предположить, что последние события серьезно обострили противоречия между радикальным крылом «Невидимого фронта», которое несло ответственность за покушение на жизнь верховного канцлера, и умеренными, которые много лет ограничивались относительно мирными методами противодействия Торговой Федерации.

Радикалы явно не ожидали мятежа со стороны своих однопартийцев. Битва за «невидимок» превратилась в отчаянное побоище.

Один из истребителей уже поднимался в воздух на репульсорной тяге. Сориентировавшись в ситуации, пилот развернул машину на пол— оборота, направив на площадь носовые орудия. Очереди сгустков неукротимой энергии принялись косить противников, от древних зданий по периметру площади камнепадом брызнули осколки, уничтожая тех, кому повезло избежать смертельных лучей.

Один-единственный истребитель без сомнения мог коренным образом изменить происходящее — и далеко не в пользу джедаев и их нежданных союзников.

Пилот парящей над площадью «невидимки» словно прочитал мысли Куай-Гона и стал разворачиваться в сторону джедаев. Лазерные пушки уже нащупали цель, но тут истребитель загадочным образом взорвался сам. Осыпавшиеся плоскости обрубили проектор луча захвата, а объятый пламенем фюзеляж рухнул на площадь.

Куай-Гон с трудом заставил себя поднять голову. Он и не помнил, когда и каким образом очутился на земле. Плащ тлел, прожженный в нескольких местах. Интересно, откуда был сделан столь своевременный и меткий выстрел. Ничего подходящего в поле зрения не обнаруживалось.

Ну если стреляли не снизу, так только сверху.

Небольшой бело-красный кораблик на бреющем промчался над площадью, заставив рыцаря вновь ткнуться носом в каменные плиты.

— "Ланцет" департамента юстиции, — сообщил Куай-Гону ученик, когда рев стих и стало можно без опаски подняться на ноги.

Кеноби отряхивал колени и был, как обычно, невероятно доволен собой.

Белые прожилки, располосовавшие голубой купол неба, означали, что на подходе и другие корабли.

Куай-Гон оглянулся: как там Депа и все остальные. Один из приставов как раз разговаривал с кем-то по комлинку. Почувствовав взгляд рыцаря, поднял голову и мимикой изобразил, что разговор конфиденциален.

Рыцарь оказался на время лишним в общей неразберихе. Оставалось только разглядывать небеса. С юга к острову подходил кореллианский крейсер.

Как оказалось, радоваться было рано. Впечатляющее зрелище вовсе не заставило радикалов отказаться от своей затеи — они упорно пробивались к оставшимся истребителям. Еще три машины воспарили над площадью, но пилотам уже было не до прицельной стрельбы, по рабам и прочим пешим противникам. И вообще не до стрельбы. Корабли на полной тяге рванули на запад, пара «ланцетов» устремилась за ними. Четвертая «невидимка» поднялась в воздух как-то не слишком уверенно, но неосмотрительно приблизившийся к ней «ланцет» сбить умудрилась.

Слева заработала ионная пушка. Еще один «ланцет», схватив прямое попадание, перекувырнулся и бесшумно спикировал вниз. Где-то за южной пирамидой ахнул далекий взрыв.

Расчет приободрился, но объединенные силы бывших рабов и умеренных террористов уже штурмовали здание, в котором было установлено орудие. Дюжина воинов пала смертью храбрых, остальные укрылись за опрокинутым монументом и забросали огневую точку гранатами.

Минутой позже к небу взметнулся столб огня, и здание, где скрывалась ионная пушка, сложилось внутрь себя, как карточный домик.

Из-за неразберихи на площади крейсер садиться не стал, а просто завис над вершинами пирамид, открыл нижние люки, и вниз по канатам соскользнули вооруженные фигуры. Кое-кто имел при себе бластеры, а кое-кто — и световые мечи.

Через несколько минут все было кончено. Воинствующие радикалы оказались окружены и принялись бросать оружие и опускаться на колени. Рабы пинками и самодельными копьями выгоняли на площадь пленных.

Тийн, Депа Биллаба и еще несколько джедаев из подкрепления бродили по площади, подбирая оружие и помогая раненым. Куай-Гон нашел Йадль — она стояла у портика северной пирамиды, с тревогой покачивая головой.

Куай-Гон послал падавана на поиски знакомого битха, сам отправился в противоположную сторону. Но вскоре Оби-Ван уже махал обеими руками с юго-западного угла площади.

Куай-Гон вернул меч на пояс и бегом бросился через площадь. Он знал, что уже слишком поздно.

Битх скорчился на земле, зажимая руками с длинными тонкими пальцами зияющую рану в животе. Рыцарь опустился рядом с ним на колено.

— Я пытался связаться с вами на Корусканте, — слабым голосом заговорил битх. — Но после Дорваллы Хавак и остальные заподозрили, что среди них утечка.

— Хавак? — переспросил Куай-Гон. — Это тот, кто казнил рабов?

Битх покачал крупной безволосой головой.

— Это был просто помощник. Хавак — главарь. Но его здесь нет. Многих из радикалов нет, — он замолчал и перевел дыхание. — Они погубили все, что мы пытались сделать. Они превратили все в войну против Торговой Федерации, а теперь и против Республики.

38
{"b":"18168","o":1}